ВР: Поход роялистов в Шварцланд 1895 года.

Здесь ведется Возрождение Рыцарства.

Модераторы: Имперский командор, Rayan, KaiseR

Ответить
Автор
Сообщение
KaiseR
Модератор
Аватара пользователя
Сообщения: 10010
Награды: 2

Ветеран ВР Ветеран SLC

ВР: Поход роялистов в Шварцланд 1895 года.

#1 Сообщение KaiseR » Вс апр 17, 2016 2:25 am

ПОХОД РОЯЛИСТОВ В ШВАРЦЛАНД

ВРЕМЯ И МЕСТО:
Конец 1895 года (по шварцландскому летоисчислению, соответствующему аспийскому), территория Шварцландской Республики.

Изображение
Карта Шварцланда.

СТОРОНЫ КОНФЛИКТА:
Изображение
Шварцландские эмигранты-роялисты при поддержке Локтарской Империи против Шварцландской Республики при поддержке Вестландского Королевства.

ПРИЧИНЫ:

Шварцландская революция 1875 года и падение монархии, переворот 1878 года.
   кликните, чтобы показать/скрыть
В 1875 году, в результате демократической революции, в Шварцланде был низложен Король Вильгельм II. Монархия была упразднена, страна превратилась в республику, а во главе государства встал президент Эрнст фон Тотенберг-Ниделау, представитель старинной аристократической фамилии. Политика президента, терпимая к деятелям «старого режима» и сохранившая за старой элитой её имущество и плоды привелегий, привела к перевороту 1878 года, когда к власти пришла радикально-революционная группировка «Сыновья революции» во главе с Михаэлем Таглером, развернувшая репрессии против аристократии. Королевская семья, оставшаяся в Шварцланде, была вывезена из страны верными людьми, и за границей образовалось разрозненное эмигрантское общество, неофициально предводительствуемое членами бывшей правящей фамилии.
В 1890 году главой королевского дома Лихтенцоллернов становится юный принц Христофор, проживавший в Локтарии. Решившись предпринять возвращение в Шварцланд, принц в 1895 продаёт своё имение и связывается с верными эмигрантами в локтарской столице. Бывший министр двора, граф Крафштейн, послал гонцов к наиболее верным и влиятельным из союзников шварцландского королевского дома, в том числе, своему приятелю и соратнику в деле освобождения королевской семьи из плена в 1879 году, кюлинбуржцу Яну ван Тейнесу, получившему за свои услуги короне титул графа Роттебургского.
Заручившись поддержкой Императора Рауля IV и получив подкрепление в виде нескольких локтарских подразделений, принц собирает эмигрантское войско для похода в Шварцланд, в надежде вернуть себе корону или погибнуть в борьбе за своё право.

[center]Изображение
Последний Король Шварцланда - Вильгельм II.

Изображение
Революция 1875 года.

Изображение
Первый президент Шварцланда - граф Тотенберг-Ниделау.

Изображение
Второй президент Михаэль Таглер, захвативший власть в 1878 году; лидер радикально-революционной партии "Сыновья революции"/"Меч революции".

Изображение
Первая встреча принца Христофора и Императора Локтарии Рауля IV.[/center]
   кликните, чтобы показать/скрыть
В конце лета в окрестностях хёлгриндского города Фриедль начались необычные военные сборы. Горожане и крестьяне окружных поселений с каждым днём наблюдали прибытие новых, незнакомых людей, говоривших на чужом языке; все они стекались к одному месту, большой ферме Оши, вокруг которой рос шумный лагерь из палаток. Никто толком не знал, что происходит, ходили слухи о вторжении аспийцев, но местное управление старалось их развеять и убеждало, что подозрительные иностранцы не представляют опасности для мирных жителей.
31 августа к Фриедлю подошли укомплектованные локтарские войска – четыре полка морской пехоты, выделявшихся своими чёрными мундирами, полк белых гусар и растянувшийся обоз, груженный провиантом и боеприпасами. Кроме того, пришла артиллерия, вверенная жившим в лагере «аспийцам». Гудящий полотняный город принимал отчётливые черты настоящей армии.
5 сентября люди, которых жители называли «аспийцами», до единого преобразились в полноценных солдат: сюртуки, фраки и куртки сменились голубыми мундирами, появились ружья со штыками и знамёна. Барабанщики и горнисты объявляли сбор; колонны «аспийцев» и локтарцев направились на просторное поле у деревни Мулен-сюр-Суве; был ясный и тёплый день, и солдаты шагали с песнями и праздными разговорами, совсем не касавшимися происходящего манёвра. Многие «аспийцы», которые, вопреки подозрениям местных, были шварцландцами, успели уже сойтись с локтарскими военными, и к месту сбора соединённое войско пришло оживлённым и порядочно развеселившимся.
Когда пехотинцы и кавалеристы, к которым прибавились всадники в зелёных мундирах и касках, бывшие шварцландскими драгунами, со стороны деревни появилась пёстрая кавалькада, вызвавшая в рядах шварцландцев дружные крики приветствия. Во главе её на белой лошади ехал сам принц Христофор, называвшийся своими солдатами уже Королём, рядом с ним – офицеры его штаба и локтарских частей, присланных Императором. Группа конных подъезжала к каждому подразделению, и принц каждому начальнику и солдатам что-то говорил. Из его слов все одинаково заключали, что впереди – долгожданный поход, что вскоре изгнанники, с оружием в руках, ступят на родную землю во главе со своим законным монархом и прекратят страшный сон, длящийся два десятилетия.
После проезда принца по войскам началось новое движение, и, ведомые своими офицерами, они прошли мимо штабных церемониальным маршем, являя различие в строевой подготовке и военных традициях шварцландцев и локтарцев. Парад кончился, и полки возвратились в лагерь под Фриедлем.
10 сентября в лагерь приехал курьер из Вельдерона с вестью о согласии аспийского кайзера пропустить войска по своей территории до границ Шварцланда. Начались последние приготовления; теперь были известны сроки заветного похода, и каждый, как актёр перед премьерой, старался припомнить все мелочи, ничего не забыть и перепроверить каждый ремешок амуниции, каждую пуговицу мундира, содержание ранца и патронной сумы. 11 числа совершили молебен для шварцландских солдат, а утром 12 сентября «Королевская Армия», включая локтарские части, двинулась в поход.
Через две недели похода голова колонны миновала Шварценграбен. Аспийские кавалеристы со стороны осуществляли наблюдение за войском роялистов, как бы опасаясь их незапланированных действий. По распоряжению кайзера газеты освещали поход как «совместные учения локтарской и аспийской армий», однако, несмотря на такие меры предосторожности, скрыть его от властей Шварцландской Республики не удалось – во Фридгарде о нём, хотя и со значительным опозданием, узнали 29 сентября. Президент республики Михаэль Таглер объявил о начале мобилизации.
3 октября силы роялистов подошли к границам Аспийской Империи и Шварцланда. Разъезды республиканской кавалерии обнаружили их и доложили в ближайшем городе о предстоящем вторжении. 4 октября роялисты перешли границу и направились к городу Роттебургу, гарнизон которого отступил перед сдачей – при этом республиканцы вывезли часть запасов, остальную – уничтожили. Принц вступил в Роттебург в странной обстановке – горожане не знали, как встречать этого гостя. Услыхав, что это законный наследник трона, они разделились во мнении, принять его с почестями как избавителя Отечества или как наследника тиранических предков. Принц занял ратушу и с балкона зачитал свой первый манифест, в котором отстаивал свои права и, в то же время, обещал править «в согласии с народом», то есть, даровать, по восстановлении монархии, конституцию и представительное собрание. После этого число сторонников принца возросло и большинство предпочло принять его, как своего законного правителя. В городе был объявлен набор добровольцев в армию роялистов.
Тем временем, силы республики сосредоточивались около Фридгарда и на западе страны. После известий о сдаче Роттебурга Таглер принял решение не идти навстречу принцу, а продолжать собирать силы и задерживать продвижение роялистов на пути к столице. В Кёнигингоф направился 2 корпус республиканской армии. По прибытии туда было получено сообщение от разведчиков: войско роялистов двинулось на Одент.
Отделив для защиты Роттебурга небольшой гарнизон и пополнив ряды новобранцами, роялисты подошли к Оденту 7 октября и тут же попали под обстрел крепостной артиллерии – путь преграждала мощная городская крепость. Армия была вынуждена задержаться в деревне Петерсдорф для разработки дальнейших действий.
Ночью в ставку принца доставили человека, назвавшегося уроженцем Одента и сторонником реставрации монархии. Он сообщил, что гарнизон крепости невелик, и что боеприпасы, предположительно, истекут через пару дней постоянного огня. Генерал Кюленхейм предупредил принца, что подобное донесение может быть обманным манёвром для выманивания войск под огонь орудий. В результате военного совета, продолжавшегося до рассвета, было решено отрядить два батальона вместе с перебежчиком для штурма на наиболее неподготовленном участке укреплений.
Утро выдалось пасмурным, в низине лежал густой туман и штурмовой отряд прошёл к городу незамеченным. Проникнув в город через ров и старые ворота, пехотинцы завязали бой с защитниками крепости. Услыхав шум борьбы, принц и его генералы направили войска к городу на решающий штурм. К полудню крепость была взята, и сражение перенеслось на улицы. В районе пятого часа защитники города, кроме успевших бежать из него, сдались в плен или погибли.
Подошедший тем же вечером к Оденту 2 корпус генерала Шинкеля был встречен пальбой с бастионов крепости и отступил назад, к Кёнигингофу.
Успешные действия роялистов вызвали смятение в столице и провинции. Лояльность к республиканскому правительству таяла. 9 октября в Фридгарде произошёл инцидент, вызвавший стихийное недовольство горожан: некий офицер с группой единомышленников создал «Союз друзей республики» и без участия правительства решил сформировать собственную армию из граждан для противодействия роялистам. На следующий день после появления воззвания «Союза» его члены были арестованы «Мечом революции» и без суда расстреляны. Правительство объяснило это «предательскими действиями, подрывающими авторитет правительства и нарушающими порядок военной службы».
14 октября состоялось сражение под Кёнигингофом. 2 корпус Шинкеля пытался задержать роялистов до подхода подкрепления из Фридгарда, но так и не дождался – к концу дня, когда роялистам удалось занять изначальные позиции республиканцев, ему пришлось отойти в город и на следующий день отступать к столице, так как роялисты продолжали поход. В ряды армии принца вливались всё новые и новые силы, появилось много солдат-перебежчиков из республиканской армии.
16 октября Михаэль Таглер приказал эвакуировать столицу – вывезти все учреждения, боеприпасы, фураж и продовольствие в Люденберг. Инженерные войска минируют часть городских укреплений и зданий, в том числе обе бывшие королевские резиденции – Городской Дворец и «Норденштерн», а после вывода войск и повозок утром 18 октября – взрывают. В столице начинается пожар, который видно из Кёнигингофа. Принц с отрядом приезжает в город на следующий день и ужасается совершённому.
В уничтоженной пожаром столице принц занимает одно из чудом сохранившихся зданий – бывшую судебную палату. Он объезжает Фридгард и кругом видит пожарища и обгоревшие стены. Ввиду произошедшего оставшееся население города единодушно выражает свою лояльность принцу.
Никто, кроме ограниченного кружка предводителей «Меча революции», не знал, что со взятия Одента Таглер, осознавший, что его любимое детище – после, конечно, тайной полиции «Меча» - республиканская армия, не может противостоять даже кучке эмигрантов-добровольцев, что он, устрашающий и всеведущий лидер переворота 1878 года и репрессий, уничтоживших половину шварцландского дворянства, а другую половину вытолкнувших за границу, вступил в переговоры с Вестландией. В своём послании в Концгельм убеждённый поборник «справедливости и свободы» и непримиримый "враг королей" предлагал Королю Вильгельму I вассалитет Шварцланда, а то и титул шварцландского монарха за спасение действующего правительства и уничтожение роялистской армии принца.
В Концгельме начались придворные прения. Вильгельм I склонялся к отказу воевать за интересы каких-то бунтовщиков, к тому же, убивавших аристократов самыми жестокими способами, но кто-то нашёлся напомнить ему о позоре локтарского вступления в вестландскую столицу, когда вражеская армия проходила с трофейными знамёнами прямо под окнами дворца, а храбрые победители аспийцев, вестландцы, бежали от них после разгромных поражений. И действительно, разве не возвращения славы своего оружия желал Король, отец которого пленил аспийского кайзера в 1865 году? Наконец, Вильгельм решился послать на помощь Таглеру свою армию, подразумевая получение выгод, о которых сам Таглер и не мыслил – так как республика была непризнанным государством, всегда можно было, избавившись от принца-конкурента, повернуть свои полки против республиканского правительства, уничтожить его, как преступное, и объявить Шварцланд своим владением, положим, заткнув соседней Аспии рот каким-нибудь его куском, чтобы не возмущалась.
После 20 октября роялисты не продвигались, а Таглер продолжал сидеть в Люденбурге и собирать войска на западе. Фридгард наскоро восстанавливал свои укрепления на случай возвращения республиканской армии. Принц отправил локтарцев c частью добровольцев в Кройценберг и Колльборн для установления там своей власти и, если возможно, присоединения гарнизонов и частей республиканской армии к своим войскам. С локтарскими гусарами в отдалённые города отправились королевские герольды с целью заявить о возвращении законного правителя в Шварцланд и низложении республиканского строя.
Затишье длилось до начала ноября. Крупные города, Колльборн, Кройценберг и Риттергоф перешли под власть принца. Вдруг, 8 ноября, в Фридгард прискакал курьер с страшной вестью – 6 ноября вестландская армия двумя колоннами перешла границу и заняла города Шайнц и Хальборн, и на соединение с ней идут оставшиеся на востоке части армии республики. А 9 ноября разведчики обнаружили движение со стороны Люденбурга – армия Таглера, собравшись с силами, возвращалась в Фридгард. Приготовившись к столкновению с Таглером, принц послал приказания локтарцам, несмотря на большое численное преимущество противника, сдерживать армию Вестландии на востоке страны…

[center]Изображение
Армия роялистов: офицер добровольческих пехотных полков, гвардеец из полка принца Христофора, драгун; (на крыльце) принц Христофор и генерал Георг Иозиас фон Кюленхейм, начальник штаба; локтарский гусар, солдат добровольческой пехоты, офицер локтарской морской пехоты, локтарский морской пехотинец.

Изображение
Знамя 2 пехотного добровольческого полка.[/center]

Black King
Модератор
Аватара пользователя
Сообщения: 3353
Награды: 3
Контактная информация:

Участник Фестиваля DoubleBrick Ветеран ВР Ветеран SLC

Re: ВР: Поход роялистов в Шварцланд 1895 года.

#2 Сообщение Black King » Пн апр 18, 2016 1:02 am

7 ноября генерал Андре де Монье уже знал о вестландской армии, занявшей Шайнц и Хальборн. Было ясно, что лёгкой кампания в Шварцланде не будет. К утру следующего дня полк морской пехоты был выслан в Харсберг.
Изображение
генерал-майор Андре де Монье, командующий локтарскими силами в Шварцланде, в мундире нового образца без наградных регалий


На 7 ноября в Риттергофе находилась половина локтарской бригады. Остальные имперские силы вместе с командованием располагались в Колльборне. Оттуда в Риттергоф был отправлен ещё один полк.

8 ноября де Монье приказал собрать в крепости Риттергофа всю локтарскую артиллерию и начать вооружение добровольцев. Всем вступившим в ряды королевской армии выдали локтарскую форму.

10 ноября отправленный в Харсберг полк занял деревню Вертенау в нескольких километрах от города. Разведчики увидели, как к городу со стороны Шайнца подходило несколько вестландских полков, и вход в Харсберг неминуемо закончился бы сражением, в котором локтарцам не победить.

К 11 ноября в Риттергофе было снаряжено два добровольческих полка в локтарской форме. Вестландцы собирали силы в Хальборне, готовясь к штурму позиций роялистов. В ночь с 11 на 12 ноября одна рота из Вертенау выдвинулась в лес, на север, потушила фонари и факелы, через низины возвратилась обратно к деревне, там снова зажгла огни и ушла в лес. Было совершено три подобных манёвра, после чего солдаты присоединились к засаде остального полка.

Изображение
морские пехотинцы в лесу к северу от Вертенау


Утром 12 ноября, когда вестландские силы уже готовы были выступать на Риттергоф, вспыхнули поля на юге города. Через пару часов из западных ворот города вышли два полка в локтарских чёрных мундирах, отступающие к Колльборну. Вестландцы разделились, желая дать бой локтарцам. Отступающие полки начали сворачивать на север, растягивая преследующих их вестландцев. Наконец, драгуны нагнали бегущих, но за мгновение до атаки за их спинами ударила локтарская артиллерия, расположившаяся на ферме Фалькенгоф, стоящей на возвышенности: под прикрытием дыма горящих полей расчёты вышли из Риттергофа и развернулись на ферме. Со стороны реки Телль, на которой стоит Колльборн, по драгунам открыли огонь стрелки, отобранные из добровольческой армии. Несмотря на сложившуюся ситуацию, вестландцы смогли под огнём перестроиться и выйти на помощь своим драгунам. Однако в этот же момент из Колльборна подоспели имперские гусары и несколько добровольческих полков. Кавалерия сосредоточилась на вестландской артиллерии, после чего отступила обратно в Колльборн. Добровольческие полки же отошли на позиции локтарской артиллерии, куда уже добрались обозы с припасами из Риттергофа. Из Хальборна было выслано подкрепление, но без поддержки артиллерии атака и Колльборна, и фермы Фалькенгоф грозила слишком большими потерями. Вестландцы отошли в Риттергоф. В это время шедшая туда вторая часть войск не столкнулась с сопротивлением. Но, едва солдаты ворвались в ратушу, взорвался арсенал города, а из восточных ворот вышло два полка добровольческой пехоты. За ними были отправлены незначительные силы, которых должно было быть достаточно для уничтожения роялистов, однако они были разбиты: добровольцы оказались переодетыми солдатами Локтарии. В конечном итоге вестландцы укрепились в Риттергофе, а подкрепление из Вестландии дошло до Хальборна.

Тогда же, 12 ноября, не по плану пошла засада в Вертенау. Вестландцы не стали гоняться за локтарцами, как это произошло под Риттергофом, а пошли через деревню. Поэтому засевшие там морпехи были быстро обнаружены. Но им всё же удалось вырваться из Вертенау и войти в Харсберг, несмотря на значительные потери. В городе завязался бой с оставшимися в нём силами, но в нём у морской пехоты было преимущество в виде подготовки и поддержавших её местных жителей (с локтарцами были герольды принца Христофора, которые быстро нашли сторонников). Однако развернувшиеся обратно силы вестландцев угрожали снова занять город. Как нельзя кстати оказались ударившие в тыл вестландкой армии переодетые полки из Риттергофа. В итоге часть вестландцев пересекла реку Харс и отступила в Шайнц, остальные были убиты и взяты в плен. Морская пехота Локтарии с захваченными вражескими припасами и артиллерией заняла Харсберг и начала набирать добровольческие полки.

13 ноября оставшиеся практически без припасов войска роялистов на ферме Фалькенгоф начали отступать к Кройценбергу. За ними из Риттергофа отправились три кавалерийских полка. Столкновение произошло в деревне Клатербах, где остались добровольцы с несколькими локтарскими офицерами, решив задержать нагоняющих вестландцев. Из-за заканчивающихся боеприпасов роялистам пришлось отступать, но из Кройценберга подошло подкрепление. Вестландцы были вынуждены вернуться в Риттергоф.

14 ноября, решив не медлить, роялистские войска из Харсберга выдвинулись на Шайнц с захваченной вестландской артиллерией. Рассчитывая на атаку из Колльборна, противник укрепил позиции в Хальборне, не ожидая штурма Шайнца. Обороняющиеся по большей части были отступившими из Харсберга, потому после небольшой артподготовки войска зашли в город. Локтарцы вновь проявили умение вести городские бои, и уже к вечеру Шайнц был взят. Здесь население встретило роялистов не так радушно, но всё же соотечественники были ближе вестландцев. Удалось собрать ещё один добровольческий полк и пополнить припасы. Однако продвижение не продолжилось и войска укрепились в Шайнце.

18 ноября вестландцы из Риттергофа и Хальборна вышли на Колльборн. Почти сразу поступила информация о подходящих с севера силах
роялистов, готовящихся к взятию Риттергофа. Командование приняло решение вести войска туда и встретить противника, а затем двинуться к Кройценбергу. Но когда полки перестроились и двинулись к городу, стало известно о выдвинувшихся из Шайнца на Хальборн локтарцах. К вечеру было принято решение расположить армию между Риттергофом и Хальборном в деревне Шлайсдорф, где остановились обозы, шедшие из Хальборна.

В ночь с 18 на 19 ноября к западным воротам Риттергофа подошёл полк морской пехоты Лоткарии из Колльборна. Диверсанты, оставшиеся в городе после ухода из него роялистов, взорвали ворота и локтарцы вошли в город. Утром с севера его атаковали силы из Кройценберга, к вечеру город был возвращён. У Хальборна никто так и не появился.

22 ноября в штабе вестландских сил встал вопрос о штурме Риттергофа или Колльборна и запросе подкрепления. Штурм любого из городов неминуемо бы закончился поражением уставших и оставшихся с небольшим количеством припасов роялистов. Но, кроме того, была велика вероятность и начала полноценной войны с Локтарской Империи. В Концгельме всё ещё не было единого мнения о необходимости шварцландской кампании. А теперь её продолжение могло привести к ещё одной разрушительной войне, ведь воодушевлённый успехами своих незначительных сил в Шварцланде Вельдерон не желал оставлять Христофора. Потому вопрос выбора города для штурма сменился другим вопросом: продолжать ли шварцландскую кампанию?..
Ультиматум

Изображение
Изображение

Локтарская Империя ставит ультиматум Вестландскому Королевству. Если Король Вильгельм I не выведет свои войска из суверенного Королевства Шварцланд до 1 декабря сего года, Локтарская Империя будет вынуждена объявить войну Вестландкому Королевству. Его Величество Рауль IV надеется на благоразумие Вестландского Короля.

KaiseR
Модератор
Аватара пользователя
Сообщения: 10010
Награды: 2

Ветеран ВР Ветеран SLC

Re: ВР: Поход роялистов в Шварцланд 1895 года.

#3 Сообщение KaiseR » Вт апр 19, 2016 4:59 pm

В то время как на западе Шварцланда локтарцы успешно сдерживали наступление вестландской армии, как снег на голову свалившейся на планы роялистов, во Фридгарде приготовлялись к нападению республиканцев. 11 ноября разведчики докладывали, что армия Таглера двигается вдоль реки Квены к сожжённой столице очень медленно, предположительно, ожидая сообщений от вестландцев.
12 ноября принц Христофор объехал укреплённые позиции вокруг Фридгарда. Артиллерии было в достатке, людей тоже, но старые укрепления были уничтожены, а новые возводились с поспешностью и, к сожалению, без опытных инженеров. Передовая позиция располагалась за деревней Обниц, там были устроены несколько флешей с орудиями и направлены батальоны пехоты. Вечером дозорные видели огни вражеского лагеря в трёх километрах от Обница - Таглер был уже здесь.
13 ноября республиканцы перешли в наступление, на этот раз вводя в бой элиту своей армии - гренадер и кирасир. В битве у Обница тяжёлая кавалерия опрокинула роялистских драгун и заставила пехоту отступить за укрепленную черту. Огнём артиллерии продолжение наступления удалось сдержать, и армия Таглера стала готовиться к штурму.
14 ноября республиканцы, произведя артподготовку, нанесли большой ущерб передовым укреплениям роялистов. Последовавшие за тем два штурма прорвали оборону и флеши у Обница были захвачены. Уцелевшие роялисты отступили к следующей линии обороны, на которые тоже обрушился сначала град снарядов, а затем волна штурмующих, и к вечеру, в начавшийся снегопад, роялисты вынужденно оставили и эти позиции, отступая к городу.
Утром 15 ноября принц Христофор лично был на передовых позициях, когда началась канонада. Тогда недалеко от него разорвалась граната, и принц был ранен осколком в левую руку. Началась битва за Фридгард: республиканская артиллерия боролась с роялистской, успешно подавляя её количеством, заваливая бомбами редуты и затем пропуская волну штурмующих, которые шаг за шагом оттесняли пехотинцев принца. Героические действия 2 добровольческого полка, державшего свои позиции в течение пяти часов и почти полностью уничтоженного, позволили выиграть время. С наступлением темноты генерал Кюленхейм отдал приказ отступать в полном порядке: город решено было оставить. Посреди ночи республиканцы открыли бомбардировку оставшихся позиций роялистов, но основные подразделения уже были выведены оттуда, только несколько расчётов вызвались сдерживать врага отвлекающим огнём, создавая видимость боевой готовности.
Изображение
Оборона укреплений под Фридгардом 15 ноября. 2 пехотный полк вот-вот столкнётся с неприятелем в рукопашной.
Восточная армия роялистов разделилась: корпус Кюленхейма в арьергарде должен был прикрывать отступление основных сил к Оденту. 16 ноября Кюленхейм с войсками столкнулся с противником у городка Эйлерхорн между Фридгардом и Кёнигингофом, и поле боя осталось за ним. Это и пришедшая 18 ноября весть о действиях локтарцев подняли дух войска.

Но добрые вести были предвестником перелома в западной кампании: 23 ноября на востоке вестландская армия приготовилась к решительному наступлению. Пополнив свои запасы и артиллерийский парк, вестландцы двинулись на Колльборн и Риттергоф.
24 ноября произошло два крупных сражения под Риттергофом и у городка Кляйнбах недалеко от Колльборна.
В первом сражении вестландцам удалось принудить локтарцев к отступлению, во многом благодаря численному превосходству и артиллерии. Локтарцы начали отходить к Колльборну, но генерал Зауэрфельд приказал преследовать их, и в результате порядок отступавших был расстроен и орудия потеряны под саблями шеволежеров. Остатки отряда, сражавшегося при Риттергофе, пришли в Колльборн 25 ноября.
Но прежде у Кляйнбаха локтарская пехота и гусары, опять же, уступая численно вестландцам, стойко держали свои позиции. Гренадеры между обстрелами раз за разом бросались на редуты, но не могли выбить оттуда роялистов. В бою был убит ядром любимый солдатами генерал Рёльф, и решительность вестландцев пошатнулась. Однако, в наступавших сумерках, командующий корпусом генерал Ниенбург, отозвав пехоту, приказал ещё раз "обработать" позиции локтарцев артиллерией, а затем, когда огонь с редутов был подавлен бомбами, бросил на них кирасир. Сокрушающим ударом обрушились вестландские кирасиры на уцелевших защитников Кляйнбаха, окончательно сломив оборону: к Колльборну отступала 1/3 всех сражавшихся 24 ноября солдат Локтарии и принца Христофора. Поле и укрепления у Кляйнбаха были усеяны трупами. Большинство добровольцев разбежалось...
Как и в случае с обороной Фридгарда, весть о падении которого смутила локтарцев, вынужденных умирать за власть чужестранного принца в дальнем краю, командование западной армией приняло решение сдать Колльборн и перейти в Одент, по дороге взорвав мосты через Телль и Ольшер. 26 числа вестландцы вступили в Колльборн, не найдя там роялистов. Приказ из Концгельма предписывал сохранять позиции армии, не продвигаясь далее до соответствующего указания штаба.
Изображение
Вестландская пехота в битве при Кляйнбахе.
28 роялисты из Колльборна встретились в Оденте с войсками принца. Оказалось, что 21 ноября было сражение под Кёнигингофом, и, хотя поле боя осталось за республиканцами, роялистам удалось нанести врагу чувствительный урон, не позволивший ему преследовать принца. В Оденте всё готовилось к осаде, но разведчики докладывали о бездействии Таглера - республиканцы оставались в Кёнигингофе. Они не знали, что 19 числа началось восстание в Фридгарде и Люденбурге, вынудившее Таглера направить войска на подавление безпорядков. Лидером восстания был граф Крафштейн, давно ведший подпольную агитацию. На стороне графа выступили и солдаты республиканской армии, и даже часть офицеров. Но уже 25 числа восстание было жестоко подавлено - выжившие в бойне на городских улицах Люденбурга и среди пепелищ Фридгарда, во главе с Крафштейном, скрылись в лесах недалеко от Готцена где, видимо, была база роялистских агентов. Армия республики ускоренно стала готовиться к походу на Одент...
Тем временем, на дипломатическом фронте:
Изображение

Его Величество Вильгельм I выражает своё недоумение требованиям Локтарии. Не воюют ли локтарские войска на стороне нелегально сформированных вооружённых отрядов, вторгшихся в суверенную страну? Чем оправдано введение локтарских частей в Шварцланд, вооружение локтарской стороной (что несомненно!) людей, преследующих цель свержения действующей власти? Может быть, Его Величество Император решит оправдаться своей "братской помощью" в деле восстановления шварцландской монархии? Но где же он был столько времени, пока в Шварцланде революционеры уничтожали семьями цвет аристократии, где же он был, когда становилось республиканское государство, против которого он только теперь, спустя годы, двинул свои войска тайно, без объявления войны, сговорившись с аспийским кайзером? Наш Государь согласится вывести войска, если так же поступит локтарская сторона. Вестландия не желает войны, но не отступит, пока локтарская сторона не обоснует свои собственные действия и не выведет свой контингент из Шварцланда, являющегося суверенной державой, вне зависимости от того, демократически или монархически он управляется.

Le capitaine Avare
Сообщения: 199

Re: ВР: Поход роялистов в Шварцланд 1895 года.

#4 Сообщение Le capitaine Avare » Вс май 01, 2016 9:18 pm

Изображение
Ян Ван Тейнес с наемниками в Готцене

В то время когда роялисты противостояли республиканцам и Шварцланд был охвачен крупными боевыми действиями, в небольшом городке Готцен так таковой войны не велось, там все внешне там было все спокойно. Но внутри города чувствовалось некое напряжение. Улицы были пусты и холодны, прохожие встречались крайне редко, единственные кого часто можно было встретить в городе, это представителей тайной полиции, который видимо шли за так называемым очередным врагом республики. Неудивительно, что в городе, где за один только косой взгляд могли арестовать, начали формироваться полки повстанцев. 18 ноября в город прибыл человек сорока лет, явно бывший военный и с характерным юго-западным акцентом, который определенно мог принадлежать гражданину Кюлинбургской Конфедерации. Это был никто иной, как бывший военный офицер Ян Ван Тейнес, или же ныне известный как граф Роттебург. После успешной авантюры по спасению Шварцландской королевской семьи, он получил титул и довольно крупную сумму денег, что позволило ему остаться жить в Аспийской Империии и открыть свою компанию по грузоперевозкам в северном регионе острова Возрождения, но мирная жизнь ему очень наскучила, и получив послание от принца Христофора о призыве к военным действиям, он не смог остаться в стороне. Обладая крупной сетью торговых караванов он под видом различных товаров начал провозить на территорию Шварцладской республики оружие, а с помощью своих торговых агентах он начал формировать роялистское ополчение, а также проводить агитации внутри войск республики, дабы при восстании гарнизоны городов быстро перешли под его контроль. К ноябрю все приготовления были завершены.
19 ноября под личным предводительством Ван Тейнеса были проведены восстания в Готцене, и пр, в ходе восстания были быстро захвачены все ключевые сдания в данных городах, а местные гарнизоны практически без боя сложили оружия, предпочтя начать службу роялистам, таким образом ряды армии Ван Тейнеса пополнились незначительным числом солдат республики, а также небольшим количеством артиллерии, которая располагалась в арсеналах городов.
К 26 ноября с севера в город Готцен, где располагалась основная ставка Ван Тейнеса прибыло два корпуса собранных наемников, получившие название южный легион, именно в Готцене Ян решил сконцентрировать свои основные силы. Республиканское правительство, узнав о поетре контроля над северо-западным регионом решило срочно вернуть его себе. Именно поэтому для разгрома бунтовщиков было направленно 2 республиканские армии. Несмотря на то, что Ван Тейнес пополнил свои ряды ополченцами, наемниками, а также некоторыми бывшими солдатами республики, он прекрасно понимал, что против двух полноценных армий ему не устоять, единственный его шанс заключался в том, что он сможет разбить каждую армию по одиночке, во время их марша.
21 ноября у небольшой деревни Урбах произошло первое сражение между войсками Ван Тейнеса и солдатами республики. Войска бунтовщиков уверенно разгромили авангард республиканцев и заставили отступить их к городу Люденбург. Ван Тейнес никак не мог допустить этого, так как по информации его информаторов примерно в районе Люденбурга скоро появится вторая армия республики, которой нельзя допустить объединится с первой, и поэтому он приказал преследовать войска республики, 23 ноября Ван Тейнес навязал второе сражение у города Русхайма, которое блестяще выиграл, но довольно долгие переходы и несколько подряд сражений значительно ослабили его войска, поэтому он решил отступит к Готцену пополнить свои ряды, а также объединится с добровольцами Крафштейна.
Но 26 ноября из Люденбурга на перерез армии Ван Тейнеса направилась вторая республиканская армия, которая до этого успешно подавила мятеж в Люденбурге и готовилась полностью разгромить северо-западных мятежников. Поэтому Ян приказал сделать большой марш бросок до лесов Готцена, что бы успеть избежать окружения. Республиканское же командование президента Таглера собиралось с помощью разделения армии на два корпуса зажать Ван Тейнеса в клещи, но плохо организованная штабная работа привела к ошибке из-за которой, республиканцам не удалось взять роялистов в кольцо, а малочисленные войска, которые успели стать на пути Ван Тейнеса у Тилдорфа не смогли оказать серьезного сопротивления и быстро перешли на сторону роялистов.
28 ноября Ван Тейнес объединился с Крафштейном о сформировал единую армию, которую собирался повести ра Люденбург. Из-за неудач армий республики, президент Таглер велел выделить еще больше войск, что бы как можно быстрее убрать угрозу. Новую группу войск повел прекрасный тактик и военачальник, республиканский генерал Аксель Йорк.

KaiseR
Модератор
Аватара пользователя
Сообщения: 10010
Награды: 2

Ветеран ВР Ветеран SLC

Re: ВР: Поход роялистов в Шварцланд 1895 года.

#5 Сообщение KaiseR » Ср май 04, 2016 11:27 pm

Появление на западе Шварцланда повстанческих отрядов ван Тейнеса и Крафштейна вынудило республиканцев перевести часть своей армии туда; как на зло, началось дезертирство из армии Таглера, солдаты и офицеры оставляли свои посты и уходили к восставшим - их лояльность была подорвана жестокими расправами "Меча революции". Таглер чувствовал, что теряет власть над армией.
Когда 28 числа отряды ван Тейнеса и Крафштейна соединились в единую армию, республиканские войска под командованием генерала Иоганна Фоша выступили на Одент с целью добить стоявшие там силы роялистов. 29 ноября повстанцы начали бои в предместьях Люденбурга. Республиканский генерал Йорк пошёл на хитрость - он выставил в городе небольшие кордонные группы, но основные силы оставил за его пределами. 30 ноября Иоганн фон Крафштейн, возглавив отряд добровольцев, находился уже в центре Люденбурга. Была захвачена ратуша, и отважный старый граф уже собирался послать ван Тейнесу сообщение об овладении городом. Но следующим утром, когда Крафштейн обходил выставленных часовых с группой своих офицеров, вдруг появились вражеские пехотинцы. Захваченные врасплох, роялисты принялись отстреливаться, но на подмогу пехоте явилась кавалерия.
- Отступаем, это ловушка! - кричал граф, уложив из револьвера скакавшего на него шеволежера. - Не дайте им загнать себя в кольцо!
Но ошеломлённые внезапным нападением повстанцы уже были частью разогнаны и перебиты поодиночке, другие - окружены и заколоты штыками фузилёр. Старый граф самоотверженно отбивал атаки своей лёгкой гусарской саблей - несколько шеволежеров спешились, чтобы схватиться с ним.
Изображение
Последний бой графа Крафштейна.
Несравненный рубака, он поверг половину и, раненный штыком в спину, был окружён. Но на требование сдаться, брошенное одним из офицеров республики, Крафштейн только усмехнулся:
- Я не прошу пощады. Я предупреждаю - защищайтесь! - с этими словами он в последний раз бросился на противников. В неравном бою Иоганн фон Крафштейн, бывший министр двора, вернейший слуга королевского дома пал под ударами сабель и штыков, последний раз выкрикнув "Да здравствует Король Христофор!"
Не прошло и десяти минут, как отступление повстанцев остановилось и обратилось контрнаступлением - потрясение гибелью вождя перелилось в ярость, вновь воодушевлённые, с подоспевшим подкреплением, они нахлынули на республиканцев и отбросили их. Ян ван Тейнес, лично предводительствуя добровольцами, преследовал противника до самых южных предместий. Генерал Йорк, собиравшийся без особого труда разбить рассеявшихся по городу повстанцев, встретился вдруг с большим скоплением роялистов, обрушившимся на его позиции. Ожесточённые утренней расправой и гибелью Крафштейна, повстанцы не щадили республиканцев и без жалости уничтожали каждого, кто носил синий мундир и шляпу с красным пером...
К вечеру Люденбург затих. Повстанцы укрепились в предместьях, Йорк и остатки его войска были вытеснены из города. Хотя потери повстанцев-роялистов были выше, а у Йорка была артиллерия и свежие эскадроны кавалерии, солдаты республики были серьёзно деморализованы. Ночью около трёх сотен солдат перешло в стан роялистов - одни сдавались в плен, обещали более не поднимать оружия, другие выражали желание бороться на стороне принца Христофора. Ван Тейнес охотно принимал их в свои ряды но, чтобы не провоцировать столкновений с бывшими в боях добровольцами, объединял в отдельные батальоны. Все ожидали нового сражения наступавшим днём, время шло, уже рассвело, но Йорк всё не нападал. К полудню из ставки генерала приехал парламентёр: Йорк предлагал начать переговоры.
В час дня Аксель Йорк и Ян ван Тейнес встретились на шанцах, со вчерашнего дня оставшихся на нейтральной полосе. Наконец, по войскам объявили: сражения не будет. Генерал Йорк отказался биться дальше.

30 ноября, когда Крафштейн в первый раз овладел Люденбургом, армия генерала Фоша направлялась к Оденту. Разведчики роялистов доложили о его приближении, и штаб принца решил дать Фошу бой до подхода к городу-крепости. Около 6 500 пехотинцев при поддержке 5 батарей артиллерии и 2 000 кавалерии двинулись навстречу республиканцам, и обнаружили их в 35 километрах от Одента, у Венкенского монастыря, днём 1 декабря. Не дожидаясь, пока противник их заметит, солдаты генерала Кюленхейма заняли пустующий и полуразрушенный в годы революции монастырь. Когда республиканцы обнаружили движение в стане роялистов и направились к их позициям, артиллеристы в стенах монастыря открыли огонь по колоннам, посеяв панику среди вражеских солдат. Но Фош не собирался легко сдаваться - он предпочёл сосредоточиться на монастыре и бросил войска на штурм. Под огнём орудий и градом пуль республиканцы приближались к развалинам, засеивая снежное поле трупами. Роялисты не ожидали такого рвения и растерялись: заминка в подвозе снарядов позволила наступавшим сблизиться на достаточное расстояние и залповым огнём отбросить защитников монастыря к руинам, оставив орудия. Началась кровавая схватка в развалинах.
Изображение
Перестрелка в руинах Венкенского монастыря.
Бой в монастыре закончился плачевно для его защитников, практически все они были перебиты. Но стоило людям Фоша захватить эту позицию, как с другой, неприкрытой её стороны, на них обрушились снаряды артиллерии Кюленхейма. В результате обстрела монастырь был почти до основания разрушен, и республиканцы, бывшие там, погибли под завалами. Фош, желавший ещё разделаться с Кюленхеймом, вместе со своими войсками двинулся навстречу роялистам, но, не дойдя до их строя, был убит наповал осколком бомбы. Свидетели гибели генерала, войска дрогнули, и только кирасиры, шедшие впереди, ударили и прорвали строй роялистов, но тут же, за линиями пехоты, нарвались на артиллерию, потеряли больше половины своего состава от картечи и были добиты погнавшимися за ними драгунами. Армия погибшего Фоша распалась и покинула поле боя.

Новость о поражении Фоша при Венкене достигла Фридгарда 2 декабря, когда уже было известно о падении Люденбурга и предательстве Йорка. Собрать разбежавшихся солдат было невозможно, надёжность имевшихся войск не внушала никакого доверия. Михаэль Таглер, очевидно, смирившийся с поражением, начал приготовления к бегству: по его указанию комиссары "Меча революции" уничтожали документы, собирали оставшиеся в разорённом и полусожжённом городе средства. Ранним утром 4 декабря к крыльцу почтамта, где временно проживал президент Таглер, подъехала чёрная карета. Загрузив поклажу, Таглер, в штатском платье, отдал последние распоряжения генералу Шинкелю и комиссару Каспару, после чего, в сопровождении конного конвоя, уехал через Кройценбергские ворота.
Изображение
Михаэль Таглер бежит из Фридгарда.
Куда именно держал путь президент, не знал никто. Но уже 5 декабря к Фридгарду подошла армия принца Христофора, и комендант Шинкель с заместителем Центрального Комитета "Меча революции" Каспаром предпочли сдать город без боя. Несмотря на это, оба "временных правителя" были арестованы, Шинкель посажен под домашний арест, а Каспар, как непосредственно причастный к революционному террору, был повешен по приговору военного суда.
Принц Христофор поселился в том же почтамте, откуда выехал Таглер днём ранее. Бывший при штабе принца барон Франц фон Вертенау, начальник его гражданской канцелярии, приступил к составлению манифеста.
7 декабря в Эрлегартенском дворце, единственном сохранившемся дворце города, принц Христофор выступил с манифестом, в котором провозглашал восстановление монархии и заявлял о намерении в ближайшее время даровать Шварцланду конституцию. Присутствовавшие представители аристократии и административных учреждений единодушно провозгласили Христофора шварцландским Королём.
Изображение
Принц Христофор в Эрлегартенском дворце: за спиной принца барон фон Вертенау (в очках) и генерал Кюленхейм.
Михаэль Таглер был объявлен в розыск. Совершившийся факт падения республики дошёл до Концгельма к 9 декабря, в разгар дипломатической перестрелки депешами с Локтарией, и Король Вильгельм, не считая себя более связанным договорённостью и желая поскорее загладить неприятный поворот событий, приказал вывести войска из Шварцланда и признал Христофора законным правителем этой страны. Однако, по сведениям, полученным от вестландских офицеров в Хальборне, пару дней назад через их пикеты проехала карета в сопровождении республиканских шеволежеров: единственный пассажир избегал появления на глазах солдат, но исправно предъявлял документы, представляясь чиновником, и затем отбыл в Вестландию.

* * *


Поход роялистов в Шварцланд, на протяжении 20 лет бывший республикой, увенчался успехом. Падение режима "Меча революции" и восстановление королевской монархии открыло страну для тысяч эмигрантов, давно потерявших надежду на возвращение; часть из них, которые летом 1895 года приехали в лагерь принца Христофора, чтобы встать под его знамёна, принесли страшную жертву - тысячи солдат и офицеров, в том числе ветеранов ещё старой королевской армии, погибли, сражаясь при Оденте, Фридгарде, Вертенау, Шайнце, Обнице, Кляйнбахе, Венкене...
Тело графа Иоганна фон Крафштейна, шварцландского героя, было перевезено в столицу из Люденбурга и с почестями, достойными главы государства, погребено в королевской усыпальнице кафедрального собора.
Ян ван Тейнес, имевший уже за свои услуги королевскому дому титул графа Роттебурга, был причислен к высочайшему кругу шварцландского дворянства под именем князя Квенефельса, ему были пожалованы два поместья под Люденбургом и Кёнигингофом и прозвание "Спаситель Отечества".
Благодарю всех участников войны за отчёты и иллюстрации. На этом сюжетная арка объявляется завершённой. :)

Ответить

Вернуться в «Возрождение Рыцарства»