Аспийско-Моэнская Война 1895 г.

Здесь ведется Возрождение Рыцарства.

Модераторы: Имперский командор, Rayan, KaiseR

Ответить
Автор
Сообщение
_Emperor_
Сообщения: 170

Аспийско-Моэнская Война 1895 г.

#1 Сообщение _Emperor_ » Пн май 16, 2016 8:50 pm

[center]АСПИЙСКО-МОЭНСКАЯ ВОЙНА[/center]

[center]Стороны конфликта:[/center][/i]
Изображение
Изображение
[center]Карта Моэнского королевства.[/center][/i]
Изображение
   кликните, чтобы показать/скрыть
Интервенция Аспийских войск в Моэнское королевство, участие экипажа броненосца Аспийских Имперских Военно-морских сил "Альбрехта Вильгельма I" в Мирландском восстании и вооруженных столкновениях с правительственными войсками Моэна, аннексия острова Шварцвелле Аспийской Империей.
   кликните, чтобы показать/скрыть
9 апреля 1896 года (по а.л.) аспийские вооруженные силы высадились на острове Шварцвелле, некогда входившем в состав Империи, ныне же являющимся частью Моэнского королевства. По итогам проведенного 17 апреля референдума, остров вновь становился субъектом Империи. Весть об этом достигла Министерства Иностранных Дел Моэна 23 числа. На собранном королем Совете было решено отложить предъявление ноты с объявлением войны в связи с обстановкой внутри государства.
Вести о вторжении, как многие уже успели окрестить высадку аспийцев на острове, вскоре достигли Кирхендорфа - центра Мирландских земель (некогда входивших в состав Империи). Среди жителей получили распространение слухи о "скором спасении". Тяготившееся жесткими порядками, установленными местной моэнской аристократией, население Кирхендорфа двинулось к резиденции наместника - Дворцу Курфюрста - с требованием перейти под покровительство Аспийского Кайзера, на что получило решительный отказ. В связи с обострившейся ситуацией в город были стянуты вооруженные формирования близлежащих населенных пунктов на случай вооруженного восстания. Игнорирование правительством требований бунтовщиков вынудило последних перейти к решительным мерам. Попытка штурма дворца окончилась жертвами среди восставших. В городе ими были захвачены казармы, Арсенал, спешно возводились баррикады. В северной части огонь с моря по позициям мирландцев вел моэнский броненосец "Кенигсбург".
К вечеру бои затихли, однако на горизонте показалось судно под аспийским флагом. Сошедшие на берег солдаты Аспии были втянуты в перестрелку с Моэнской армией. Впоследствии часть экипажа прибыла на корабль, о произошедшем было доложено капитану. Обеспечив повстанцев оружием и снарядами, броненосец "Альбрехт Вильгельм I" покинул Мирландскую гавань.
Об участии аспийцев в восстании было срочно доложено в Кенигсбург. Возмутительные действия Аспии вынудили короля выдвинуть требование о передаче экипажа "Альбрехта Вильгельма I" Моэну для дальнейшего суда над ними. Получив отказ, Моэн объявил Аспии войну. Соблюдая союзнические соглашения, на стороне Империи выступили Коферд и Мариен. Моэн поддержала Локтарская Империя.
   кликните, чтобы показать/скрыть
1896 г. - Моэн объявляет войну Аспии. Вступление в войну Локтарии (на стороне Моэна), Коферда и Мариена (на стороне Аспии).
Май:
7-8 – Восстание в Мирланде (Кирхендорф).
11 – Объявление войны Моэном Аспии.
13 – Объявление войны Локтарией Аспии.
16 – Мобилизация в Мариенне.
19 – Аспийские войска вторгаются в Моэн.
23 – Выступление мариеннской армии в поход. Объявление Аспией морской блокады Моэна.
24 – Взятие аспийцами Шварцлау.
25 – 27 - Сражение при Лунгене (победа Аспии).
27 – Блокировка аспийскими кораблями крупных моэнских портов. Аспийский корпус выступает из Шварцлау на Дахштедт.
29 – Бой при Рабенхайне (победа Аспии).
Июнь:
3 – Сражение при Анхельберге (победа Моэна).
4 – Сражение при Дахштедте (факт. победа Аспии).
7 – 8 – Оставление Дахштедта моэнцами.
8 – взятие Мирландштадта мариеннцами.
9 – Сражение при Гладезице (победа Моэна). Вступление аспийцев в Дахштедт.
13 – 15 – бои под Вальдфелем и Паульсдорфом (факт. победа Моэна).
14 – Выступление аспийцев на Кёнигсбург из Дахштедта.
15 – Вступление аспийцев в Норденгольм.
14-15 - Мариеннские войска начинают осаду Кирхенштадта.
16 - Штурм укреплений Ротебухт кофердскими войсками (победа Коферда). Вступление кофердской армии в Моэн.
18 - Сражение при Кёнигсбурге (победа Аспии). В ночь на 19 июня - отступление моэнской армии на Вильгельмсхафен.
19 - Бомбардировка Кёнигсбурга. Бой под Хохдаммом (победа Моэна). Вступление аспийской армии в столицу Моэна, Кёнигсбург.
20 - Сдача города Циллендау кофердской армии.

   кликните, чтобы показать/скрыть

Аспийско-моэнская статья: Аспийская Империя возвращает в свой состав провинции Францланд-Фолькберг и Мирланд, закрепляет за собой острова Шварцвелле и находящийся подле него безымянный; Моэнское Королевство официально отказывается от претензий на означенные провинции и острова и признаёт контроль над ними за Аспией; Аспийская Империя гарантирует целостность и независимость Моэнского Королевства в границах, установленных настоящим договором и признаёт законным Королём Моэна Вильгельма Адлербург-Нойердорфского, а его род - королевской династией. Для уплаты контрибуций и восстановления Аспийская Империя даёт Моэнскому Королевству кредит в размере 3 миллионов аспийских кроненталеров сроком на 5 лет без процентов с условием обязательного возвращения всей суммы по истечении срока.
Кофердско-моэнская статья: Кофердская Империя получает денежную контрибуцию в размере 500 000 моэнских талеров и гарантирует независимость и территориальную целостность Моэнского Королевства, признавая также законной королевской династией Моэна род Адлербург-Нойердорфов и кронпринца Вильгельма моэнским Государем.
Мариеннско-моэнская статья: Мариеннское Королевство получает денежную контрибуцию в размере 4 миллионов моэнских талеров и гарантирует независимость и территориальную целостность Моэнского Королевства, а также признаёт законной династию Адлербург-Нойердорф и её представителя, кронпринца Вильгельма, Королём Моэнским.
Последний раз редактировалось _Emperor_ Пн дек 04, 2017 7:05 pm, всего редактировалось 2 раза.

KaiseR
Модератор
Аватара пользователя
Сообщения: 10010
Награды: 2

Ветеран ВР Ветеран SLC

Re: Аспийско-Моэнская Война 1895 - ??? гг. (по а.л.)

#2 Сообщение KaiseR » Вт май 17, 2016 2:54 pm

Начало войны в Аспии было встречено с энтузиазмом. Фридрих Вильгельм I, никогда не отличавшийся воинственностью, наконец обещал Империи новые лавры побед и военной славы. Войска, давно занятые манёврами и учениями в Эддэрнэлле и северных ландмарках Аспии, наконец должны были принять участие в настоящей войне, продемонстрировав плоды многочисленных реформ прошедших лет.
Уже вечером того дня, когда на стол министра иностранных дел легла моэнская нота об объявлении войны, в Кайзерсруэ, где находился Император Фридрих Вильгельм, прибыл эрцканцлер Карл фон Церн, "мозг Империи". Между Государем и курфюрстом-эрцканцлером состоялся долгий разговор, продолжавшийся до самого утра: Фридрих Вильгельм знал, что Церн сосредотачивает в седой своей голове все хитросплетения мировой политической игры, и доверительно слушал его доклад, бывший чистым экспромтом.
- Эта война запомнится в истории, вопрос в том, под каким именем: "освободительная" или "мировая". - Мрачно завершил свой монолог эрцканцлер. - Нужно быть готовыми к столкновению едва ли не с половиной белого света. Тиердаль, Локтария, Нигольфайд, где теперь каждая бусина государственного узора, давно ставшего лишь украшением прихожей, нанизана на тиердальскую нитку... Легко не будет, эту наивную мысль следует уже сейчас отмести прочь.
Вместе Император и курфюрст поразмыслили над составом главного штаба; после смерти Вильгельма Штрельгаусского, вопреки преклонным летам имевшего монополию на кресло главнокомандующего, необходимо было поставить во главе армии авторитетного человека, способного повести войну, которую в Кёнигштадте желали видеть освободительной, а в прочих столицах неминуемо оценивали, как завоевательную. Выбор остановился на эрцгерцоге Франце, бывшем Императоре Франце III, носившем теперь звание генерал-фельдцейхмейстера и заправлявшего в столичной резиденции. Любимцу армии и, особенно, артиллеристов, исполнилось уже 73 года, и хотя способности эрцгерцога не ценились особенно высоко, авторитет его был безспорен; а всё остальное возлагалось на штаб, который эрцгерцог мог собрать, обладая природной разборчивостью и широкими связями.
* * *
На третий день в Кёнигштадте появилась вторая военная нота - на этот раз локтарская. Рауль IV решился выступить на стороне Моэна, однако, вопреки прогнозу великого Церна, Тиердаль не последовал его примеру. И всё же действовать следовало быстро: за день до локтарской ноты в Кёнигштадте собрался военный совет, на котором Император назначил главнокомандующим эрцгерцога, а тот обещался к вечеру предоставить список своего штаба. На следующее утро уже шло планирование предстоящей кампании. Вмешательство Локтарии вынудило аспийцев внести коррективы в планы, сохраняя известное число частей в Айсирии и центральных землях, на случай вторжения с локтарской стороны. Для действий в Моэне были сформированы две армии - Моэнская и Северо-западная. Главнокомандующий, решительно отказавшийся от "просиживания кресла в столице", предпочёл находиться при Моэнской армии, где начальником штаба был назначен генерал Лукас фон Штихнер. Главенство над Северо-западной армией практически разделилось между генералами Францем фон Вюртмаром, находившимся в авангарде, и Августом фон Миденом, возглавившим штаб.
Практически одновременно с вступлением в войну Локтарии свои союзные обязательства подтвердили Коферд и Мариенна.
* * *
18 мая Северо-западная армия, группировавшаяся вокруг Мюнхалигена, и Моэнская, находившаяся под Альт-Карлсбахом, двинулись к моэнской границе. Уже на следующий день аспийцы перешли границы собственно Моэнского Королевства и Княжества Генрихслау. Сопротивления встречено не было - пограничные отряды отступили, уступая противнику числом и количеством боеприпасов, для соединения с главными силами.
Изображение

КрасныЙ Командир
Аватара пользователя
Сообщения: 195

Re: Аспийско-Моэнская Война 1895 - ??? гг. (по а.л.)

#3 Сообщение КрасныЙ Командир » Вт май 17, 2016 4:22 pm

Новость о начале войны быстро разлетелась по Острову Возрождения, в конце апреля она долетела и до Мариена. В стране ощущался небывалый патриотический подъем, даже в трактирах полным ходом шла запись в ландвер, причем за первые 5 дней записалось более 2000 человек. Везде слышались военные песни, гремели марши...
***
Король не воспринял эту новость так оптимистично. Пятидесятилетний правитель понимал, что даже если Мариен полностью вооружится, но не будет иметь опытного военачальника, то участие Королевства в войне не принесет ничего хорошего. Не имея выбора, Вебранд поставил на пост главнокомандующего армией своего сына, Фрейванда, который вот уже 2 года спешно обучался военным наукам по Аспийской военной литературе.

Изображение


***
Ощущение того, что наследник престола с ними, прокатилось и по армии Королевства. Каждый был готов отправится хоть на край света за Фрейвандом.
Утром 16 мая, когда в Аспии вовсю готовились к наступлению на Моэн, Фрейванд фон Мариенбург (Фамилия династии) отдал приказ на перебазирование всех полков морской пехоты, 2 гренадерских (включая Королевский), 2 фузилерских полков и отряда драгун под Мариенбург. Что касается ландвера, его наследник расформировал и отправил бывшие полки ландвера на военные сборы. Из этих людей он собирался сделать настоящих бойцов, свой будущий резерв.
Из прибывших полков были сформированы дивизия морской пехоты и гренадерская дивизия. Их собирались отправить на броненосцах и фрегатах, а также на торговых судах к берегам Моэна 23 мая, сразу с рассветом...

Изображение

_Emperor_
Сообщения: 170

Re: Аспийско-Моэнская Война 1895 - ??? гг. (по а.л.)

#4 Сообщение _Emperor_ » Чт май 19, 2016 9:52 pm

Весть об объявлении войны Аспийской Империи по-разному воспринималась в Моэне. Широкие массы встретили оную с небывалым энтузиазмом и радостью, крестьяне и рабочие спешно записывались в ополчение, шло формирование добровольческих подразделений. Народ сплотился вокруг Государя.
Меж тем, правящая элита на объявление войны отреагировала негативно. Генералы осознавали неспособность Моэнской Армии противостоять Вооруженным Силам своего соседа, организация связи и снабжения не была оформлена должным образом, а в окраинных районах не имелось достаточного количества войск для сдерживания аспийских солдат.
***
В докладе Военного Министра Моэнского королевства Его Величеству говорилось о продвижении противника вглубь территории Моэна. Нападение, согласно данным разведчиков, произошло в двух направлениях с юга. Также ожидалась высадка аспийского десанта в Мирланде, где третьи сутки курсируют суда Имперских Военно-морских сил.
22 мая в Кенигсбурге был созван Военный совет. Предоставив планирование действий армии опытным в этом деле тактикам, король, однако, ежеминутно вносил свои коррективы, что встречало негодования со стороны генералитета. В итоге, организацию сил решено было осуществить таким образом:
Сформировать 1 Моэнскую Армию под непосредственным командованием Франца фон Кейтельсбурга, размещавшуюся под Кенигсбургом. Помимо столичного гарнизона и воинских формирований, в состав Армии входили пехотные полки окрестных городов. Свею целью генерал видел оборону столицы.
1 Южная Армия, находящаяся в ведении генерала-лейтенанта Фридриха фон Люгера, располагалась в центре Генрихслаусского княжества - городе Арнемберге. На соединение с ней были отозваны пограничные 2 и 5 Корпуса, а также 12 дивизия. Задачей фон Люгера было сдерживание Аспийских сил и недопущение их прорыва на территорию Францланда-Фолькберга.
На севере сформировать Мирландскую Армию во главе с Паулем Краузе, цель которой - предотвратить высадку десанта и вторжения с севера. Приграничные армии получили приказ отступать для соединения с основными силами, унося за собою провизию и фураж.
Изображение
Несмотря на не самые оптимистичные прогнозы, боевой дух в Моэнской Армии довольно высок. На изображении - солдаты на пути к пункту сборов.

КрасныЙ Командир
Аватара пользователя
Сообщения: 195

Re: Аспийско-Моэнская Война 1895 - ??? гг. (по а.л.)

#5 Сообщение КрасныЙ Командир » Пт июн 10, 2016 1:40 pm

После начала сухопутного наступления Аспии король окончательно согласился отправить конвой в Моэнскую провинцию Мирланд.
Король Вебранд II предлагал сыну высадить конвой в районе Кирхенштадта и затем по дороге Кирхенштадт-Фолькберг-Арнемберг достичь выгодного положения к северо-востоку от Моэнской столицы.
Но у Фрейванда были совсем другие планы. Он планировал начать наступление в районе Мирландштадта, а после захвата города идти на Маннебург огибая Риттерфельд. Но королю удалось уговорить главнокомандующего не рисковать и после захвата Мирландштадта все же идти на Кирхенштадт.
Предложение отца по захвату главных городов Мирланда вполне устроило Фрейванда и 5 июня конвой все же отправился к далеким Моэнским берегам...
Изображение
На карте: место высадки конвоя "А"
Изображение
Уже 8 июня конвой достиг берегов Мирланда. Сразу после высадки были захвачены предместья Мирландштадта, для уничтожения моэнского гарнизона были использованы силы 1-й гренадерской дивизии, которая, проведя 3 безуспешные атаки, отошла от города для отдыха. тогда Фрейванд фон Мариенбург приказал использовать полковую артиллерию, и через 2 часа моэнский гарнизон в ужасе бежал. Мирландштадт был захвачен, армия остановилась на бивак чуть западнее захваченного города, ожидая ответных действий Моэна
P.S.Прошу меня извинить, был несколько дней довольно сильно загружен.

KaiseR
Модератор
Аватара пользователя
Сообщения: 10010
Награды: 2

Ветеран ВР Ветеран SLC

Re: Аспийско-Моэнская Война 1895 - ??? гг. (по а.л.)

#6 Сообщение KaiseR » Ср июн 29, 2016 1:23 am

26 мая в Кёнигсбург пришло известие, имевшее эффект разорвавшегося снаряда: аспийцы вступили в Шварцлау. Город не смогли удержать – недостаток боеприпасов и солдат вынудил бургомистра срочно собирать ополчение для отражения аспийского наступления, но усилия его были тщетны. Комендант, престарелый полковник Петер фон Рур, отказался защищать город, объясняя сдачу заботой о безопасности местного населения и сбережением шварцлаусской инфраструктуры. Однако бургомистра это не остановило.
О приближении аспийцев докладывали в городе разъезды шеволежеров – отдельный их полк пытались сформировать незадолго до начала действий, но набралось всего полтора эскадрона, так как не успели достать подходящих лошадей и произвести снаряжение. В результате эскадрон, полностью укомплектованный и вооружённый, держался в городе и кавалеристы охраняли ратушу и комендантский дом, а полуэскадрон стал выполнять разведывательные функции в округе, благо, униформы в нём практически не было, и несколько раз встречаясь с аспийцами завербованные моэнские солдаты умудрялись неузнанными скрываться, принятые за мирных.
Утром 24 мая аспийцы безпрепятственно подошли к Шварцлау. Пограничные моэнские подразделения давно отступили, и в городе оставался один гарнизонный батальон. Парламентёр предложил городу время на сдачу, и тут-то между бургомистром и комендантом произошла сцена: первый был послан под арест вторым за «самовольство» в организации ополчения и намерение дать бой, но отказался подчиняться и поспешил на бастионы; в отместку комендант вывел гарнизонный батальон почти в полном составе западными воротами и ушёл в направлении Кёнигсбурга.
Без сопротивления передовой отряд аспийской армии вступил в город, но на главной площади попал под обстрел: верные бургомистру ополченцы атаковали захватчиков, используя устаревшие мушкеты, протазаны, алебарды, арбалеты и даже луки. Не ожидавшие такого «приёма» аспийцы подались назад, но тут подоспел полковник Йозеф фон Гибен со своими драгунами: четыре часа осаждалась ратуша, прежде чем удалось заблокировать там ополченцев и взять её штурмом. Бургомистр Георг Эмнер, оборонявшийся в своём кабинете, будучи ранен, был взят в плен.
О взятии Шварцлау в столице доложил сам комендант. Он скрыл, что фактически бежал из города, лишив отважных бюргеров, с оружием в руках отстаивавших свободу, единственного боеспособного подразделения.
Тогда же, 26 числа, в Шварцлау разместился штаб аспийской Моэнской армии. Ожидалось прибытие главнокомандующего, эрцгерцога Франца, для обсуждения последующих действий, но генерал Штихнер, начальник штаба, решил сделать бывшему кайзеру «сюрприз»: приказав отрядить от армии корпус, направил его на захват кёнигсбургской дороги, чтобы к приезду эрцгерцога быть готовым двинуться на моэнскую столицу.
* * *
23 числа в Кёнигштадте, столице Аспии, было принято решение о начале морской блокады Моэна. Для этого был задействован Северный флот, осуществлявший уже охрану острова Шварцвелле. Через мариеннского посла стало известно о намерении Короля Вебранда поддержать действия союза и высадить десант в Мирланде, с чем в Кёнигштадте единогласно согласились.
* * *
27 мая началась полномасштабная блокада моэнских портов аспийскими военными судами. Отсутствие сильного флота (включавшего только один броненосец, «Кёнигсбург», построенный перед войной) не позволило противодействовать блокаде.
Изображение
Аспийский броненосец у берегов Мирланда.
По союзному флоту прошёл приказ совместного аспийско-мариеннского командования: обнаружить и обезвредить (либо уничтожить) ускользнувший моэнский «Кёнигсбург» - броненосец успел скрыться прежде, чем блокада преградила выходы из портов (либо, по предположениям, оставался в одном из них, скрываясь на верфях). «Кёнигсбург» хотя и получил повреждения в ходе подавления мирландского восстания, сохранял, по достоверным сведениям, большую часть своего экипажа и значительные запасы боеприпасов, провизии и пресной воды. На «беглеца» была объявлена настоящая охота – аспийские и мариеннские суда принялись курсировать вдоль берегов, стремясь отыскать «Кёнигсбург».
* * *
Утром 27 мая аспийский корпус генерала Анзельма фон Толе выступил из Шварцлау в направлении Кёнигсбурга. Почти до самого Дахштедта, находящегося примерно в 120 км от моэнской столицы, сопротивления встречено не было. Только у деревни Рабенхайн 29 мая авангард корпуса столкнулся с парой батальонов наблюдательного отряда: заметив неприятеля, моэнцы принялись отступать к Дахштедту под прикрытием своих егерей. Пару часов немногочисленным застрельщикам, умело использовавшим деревенские строения как укрытия, удавалось сдержать аспийцев на расстоянии, чтобы линейные роты покинули деревню, но последний удар, нанесённый аспийскими гренадерами, егеря не снесли – Рабенхайн был захвачен.
Посланные вслед отступившим ротам аспийские гусары преследовали их, нанося чувствительные удары и дезориентируя, пока моэнцы не скрылись, рассеянные, в лесу слева от дахштедтской дороги. Гусары стали обходить лес, надеясь захватить их с другой стороны, но вдруг наткнулись на расположение драгунского полка, стоявшего рядом с деревней Хирбах. Моэнские кавалеристы, обнаружив гусар, не замедлили атаковать: к такой встрече командир аспийского эскадрона был не готов и приказал отступать, но жертв избежать не удалось – на свежих лошадях драгуны быстро нагнали аспийцев и завязалась схватка, в которой последним удалось чудом сохранить две трети эскадрона и отступить назад, к Шварцлау.
В отличие от Шварцлау, Дахштедт, хотя и много меньший по размерам город, был превосходно защищён расположившимися вокруг него войсками авангарда 1 Моэнской армии Франца фон Кейтельсбурга, моэнского военного министра, в гениально-быстрые сроки и с максимальной отдачей реформировавшего безнадёжную старую армию. Кейтельсбург с основными силами своей армии защищал столицу, в Дахштедте же находился один из опорных пунктов первого реального рубежа обороны.
3 июня к Хирбаху подтянулись войска корпуса Толе. Вражеских драгун в деревне уже не было – они стояли на противоположных позициях, у Эрлехюгеля, отгороженные ручьём, бегущим по оврагу, и ржаными полями, прикрывая подступы к Дахштедту и, соответственно, дорогу на Кёнигсбург.
Но не только драгуны были там: впереди, в Эрлехюгеле, находилось настоящее войско, с которым аспийцам так не терпелось встретиться и которое каждый раз от них ускользало! Располагающий кавалерией, в том числе тяжёлой, пехотными полками, артиллерией корпус под командой генерала Фердинанда фон Вюрценроде растянулся фронтом перед ними, как стена.
Аспийцы приняли вызов. 4 июня началось сражение, названное «Дахштедтским», так как его исход решал судьбу этого городка и кёнигсбургской дороги.
Воюющие армии столкнулись в середине оврага: аспийцы форсировали ручей и затем, через ржаные поля, под огнём противника, ударили на позиции Вюрценроде. Сражение было долгим и кровавым – в течение семи часов на поле боя схватывались пехота и кавалерия, гремели пушки; солдаты захватывали оставленные мирными жителями дома и превращали их в укрепления, пробивая бойницы в стенах; батальоны маневрировали, пытаясь обойти друг друга и зайти с фланга, захватить позиции противника. Вюрценроде бросил имевшихся у него кирасир в атаку, окрещённую «Безумной скачкой» - полк блестящих всадников в латах пробил брешь в аспийском строю и, разгоняя пеших, направился было прямо на центральные аспийские позиции, но попал под огонь артиллерии и был полностью выкошен – большинство кирасир погибло или было покалечено в этой безпримерно-смелой, но безумной атаке.
Изображение
Сражение при Дахштедте.

Провидение явно благоприятствовало имперским войскам – к пяти часам аспийские знамёна мелькали у подножия холма, где были изначальные позиции моэнцев, а в семь уже развевались на его вершине. По итогам дня был занят Эрлехюгель, захвачено два моэнских знамени, а большая часть корпуса Вюрценроде откатилась к Дахштедту. Однако исход сражения остался неопределённым: аспийской армии удалось захватить исходные позиции моэнцев и принудить их к новому отступлению, но жертвы – около 9 000 человек с обеих сторон, неожиданные после такой «безкровной» предыстории, затормозили продвижение аспийской армии к Кёнигсбургу.
* * *
Перешедшая границу вассального Моэну Княжества Генрихслау 19 мая, Северо-западная армия Аспии, которая должна была пробиться в бывшие аспийские земли, присвоенные Моэном, действовала уклончиво. Дело в том, что в Генрихслау, подле города Арнемберга, расположилась Южная армия, к тому же, на соединение с ней шли ещё несколько корпусов. Они качественно отличались от всего того, с чем встретились аспийцы в самом Моэне – солдаты Южной армии были полностью перевооружены и экипированы в соответствии с последними реформами Кейтельсбурга, и обратить их в бегство одним наличием современной артиллерии и видом оснащённой регулярной армии было нельзя. Оставалось только гадать, почему эта сила была предназначена сдерживать аспийцев от вторжения в свои же бывшие владения, а не прикрывать столицу, к которой приближалась аспийская Моэнская армия.
Первым крупным сражением кампании Северо-западной армии была битва при Лунгене, начавшаяся 25 мая и практически продолжавшаяся 2 суток из-за сложного маневрирования, в которой аспийский авангард встретился на просторных полях в 189 км от Арнемберга с шедшим на соединение с Южной армией 5 корпусом. Хотя моэнская гладкоствольная артиллерия не шла в сравнение с аспийскими нарезными пушками, а в итоге, на 27 мая 5 корпус был разбит и рассеян, аспийские солдаты впервые за много лет дрались с профессиональным противником, выученным в рекордные сроки благодаря реформаторской деятельности Франца фон Кейтельсбурга. Но решающее значение в затянувшейся битве сыграли аспийские стрелки – грамотное использование тактики рассыпного строя и стрелковой цепи позволило генерал-майору Якобу фон Зиммерсу сломить противника и, разделив его корпус на части, уничтожить каждую по очереди слаженными действиями тяжёлых частей, массированным огнём линейной пехоты и метким, «раздражающим» огнём стрелков. Генерал-лейтенант моэнской армии Алексиус фон Эрцель был взят в плен вместе со штабом 5 корпуса.
Сообщение о поражении при Лунгене, достигшее Арнемберга 28 мая, заставило генерал-лейтенанта фон Люгера, начальника армии, принять ответные меры: войска были разделены на 4 корпуса, один из которых отходил к городу Гребенфельс на северо-западе от Арнемберга, в качестве резерва, второй оставался на месте, третий направлялся наперерез аспийцам и четвёртый – двигался в обход, постоянно поддерживая дистанцию как со своими, так и с врагом, чтобы обойти аспийцев и иметь возможность ударить им в тыл.
Действия Люгера были поставлены грамотно и дали положительный результат – 3 июня началась битва при Анхельберге, исход которой был решён вмешательством 4 корпуса, в самый ответственный момент, когда натиск аспийцев едва не привёл моэнцев к поражению, ударившим в тыл имперской армии. Это было первое победное дело моэнской армии в начавшейся войне: моэнцам удалось произвести серьёзное впечатление на аспийцев своей отвагой и решительностью, в том числе нанеся болезненный удар самомнению последних.
Изображение
Сражение при Анхельберге.

Северо-западная аспийская армия была вынуждена отступать и двинулась на запад. Люгер, соединивший свои корпуса вновь, стал преследовать аспийцев, догнав их у Гладезица, недалеко от границы Генрихслау и Францланд-Фолькберга. 9 июня произошло сражение, завершившееся фактической победой моэнцев и новым отступлением аспийцев, на этот раз в восточном направлении. Но уже 10 июня аспийскому разъезду удалось перехватить фельдъегеря с новостью из Мирланда – мариеннский десант высадился на побережье и сходу взял Мирландштадт! Известие укрепило дух аспийской армии. Было решено разделиться и пойти на хитрость: 1 корпус Северо-западной армии должен был столкнуться с моэнцами и задержать их, 2 корпус – под прикрытием 1 перейти во Францланд-Фолькберг, после чего 1 корпус отступит вслед за 2. Большая часть пехотных батальонов в 1 корпусе состояла из стрелков и егерей, там же было больше половины артиллерии Сев.-Зап. Армии и исключительно драгунские полки могущие, спешившись, поддержать пехоту в обороне позиций.
13 июня 1 корпус вступил в бой с армией Люгера, а 2 корпус начал спешный переход. Почти два дня аспийцы успешно удерживали позиции в районе Вальдфеля и деревни Паульсдорф, создавая впечатление, что это вся Сев.-Зап. Армия обороняется. Только на третий день от начальника штаба фон Мидена пришёл приказ оставить позиции и догонять армию, придерживаясь арьергардной тактики. Когда основные части Сев.-Зап. Армии уже вступили во Францланд и даже заняли город Норденгольм (15 июня), моэнцы преследовали 1 корпус, полагая, что перед ними главная армия. У Огена 1 корпусу удалось оторваться от преследования и через два дня соединиться с Сев.-Зап. Армией в Норденгольме. Только там, на смотру, открылись потери армии: более 10 000 убитых и раненных, выбывших из строя…
* * *
После битвы у Дахштедта моэнская армия сосредоточилась в этом городе; большинство командиров требовало нового сражения, полномасштабного использования имеющихся в городе ресурсов, инфраструктур (в том числе старого феодального замка) для нанесения аспийцам ущерба несовместимого с продолжением наступления. Но из Кёнигсбурга 7 июня пришёл приказ командующего: оставить город и отойти к столице для соединения с 1 Моэнской армией, вывезя из него фураж и имеющиеся боеприпасы. Подобные решения были продиктованы смутными известиями из Генрихслау о действиях там аспийцев – о победах ничего толком не докладывалось, тогда как появились серьёзные опасения, что аспийская армия может с востока наступать на столицу, и командование 1 Моэнской армии решилось на соединение всех имеющихся в этом районе сил для отражения вероятного удара. Скрепя сердце, военные в Дахштедте «паковали вещички»: на фурах были вывезены необходимые запасы, пушки, снаряды, более того – распорядились конфисковать и увести всех имеющихся лошадей, в том числе принадлежащих гражданским. На фоне происходящего горожане перепугались и тоже потихоньку стали разъезжаться.
9 июня аспийцы вплотную подошли к Дахштедту. Разведывательный отряд открыл, что город пуст и армия его покинула. Аспийская армия вступила в город и обнаружила, что ни фуража, ни лошадей, ни боеприпасов, ни даже большинства гражданских там нет. И хотя солдатам размещение в домах мирных жителей со всеми сопутствующими удобствами принесло немало радости и облегчения, аспийское командование всерьёз насторожилось. Два дня назад в Шварцлау прибыл эрцгерцог, приказавший как можно скорее наступать на столицу Моэна, но теперь, когда предположения об усилении защиты Кёнигсбурга подтверждались, назревала подготовка к крупному столкновению.
12 июня в Дахштедт приехал эрцгерцог Франц. Для него устроен был парад, после чего утверждён план наступления на Кёнигсбург. Из Шварцлау прибыли основные силы Моэнской (аспийской) армии, оставившей за собой надёжное прикрытие, и 14 числа из Дахштедта имперская армия выдвинулась на Кёнигсбург…
P.S.
Это был довольно большой отчёт. Надеюсь, картинки хоть немного разбавили массив текста со скучнющими описаниями переходов-отступлений-наступлений, а даты не запутали в конец. Для лучшей ориентации, пожалуй, приложу вот это:
   кликните, чтобы показать/скрыть
Май:
7-8 – Восстание в Мирланде (Кирхендорф).
11 – Объявление войны Моэном Аспии.
13 – Объявление войны Локтарией Аспии.
16 – Мобилизация в Мариенне.
19 – Аспийские войска вторгаются в Моэн.
23 – Выступление мариеннской армии в поход. Объявление Аспией морской блокады Моэна.
24 – Взятие аспийцами Шварцлау.
25 – 27 - Сражение при Лунгене (победа Аспии).
27 – Блокировка аспийскими кораблями крупных моэнских портов. Аспийский корпус выступает из Шварцлау на Дахштедт.
29 – Бой при Рабенхайне (победа Аспии).
Июнь:
3 – Сражение при Анхельберге (победа Моэна).
4 – Сражение при Дахштедте (факт. победа Аспии).
7 – 8 – Оставление Дахштедта моэнцами.
8 – взятие Мирландштадта мариеннцами.
9 – Сражение при Гладезице (победа Моэна). Вступление аспийцев в Дахштедт.
13 – 15 – бои под Вальдфелем и Паульсдорфом (факт. победа Моэна).
14 – Выступление аспийцев на Кёнигсбург из Дахштедта.
15 – Вступление аспийцев в Норденгольм.
Emperor, надеюсь, Вы не осудите меня за придумку целого списка моэнских населённых пунктов в этом отчёте? Вроде бы, Вы и сами мне санкцию дали. :)

КрасныЙ Командир
Аватара пользователя
Сообщения: 195

Re: Аспийско-Моэнская Война 1895 - ??? гг. (по а.л.)

#7 Сообщение КрасныЙ Командир » Вт июл 19, 2016 12:31 pm

Утром 9 июня, в расположении 1-й гренадерской дивизии под Мирландштадтом был пойман моэнский перебежчик, на допросе он рассказывал, что видел, как части Мирландской армии движутся к Кирхенштадту, более того, перебежчик назвался денщиком командующего 3-им инженерным батальоном вышеуказанной армии, вследствие чего знает местонахождение артиллерийских батарей под Кирхенштадтом. Уже через час он был на приеме у Фрейванда фон Мариенбурга, командующий принял его тепло и радушно. Фрейванд, ранее никогда не разговаривавший с перебежчиками, на этот раз сделал исключение.
Изображение
Встреча перебежчика с Фрейвандом
По словам перебежчика, Мирландская армия будет в Кирхенштадте через 3 дня. Как же "догнать" моэнские полки?
Командующий предложил дерзкий и смелый план , Фрейванд предложил отправится в погоню за армией противника на... торговых судах, коих в Мирландштадтском порту было великое множество. Днем, 10 июня часть мариеннского десанта, погрузившись на торговые суда отправилась"вдогонку" за "убегающими" моэнцами

11 июня, в 5 часов утра, морские пехотинцы заметили дым моэнских бивачных костров. Фрейванд приказал высаживаться на берег. Через полчаса солдаты поняли, что... моэнской армии там нет! Судя по догорающим кострам, моэнцы продолжили марш совсем недавно. Сажаться в лодки было уже бесполезно, дальше был лес...
12 июня передовые части десанта увидели мелькающую между деревьями моэнскую форму. За моэнцами погнался 1-й егерский батальон, но, как оказалось, мариеннцы опять попались на уловку. Вместо армии егеря догнали лишь двенадцать пехотинцев и офицера, который наотрез отказался что-либо говорить.
13 июня мариенцам, наконец, улыбнулась удача. Был захвачен моэнский обоз с продовольствием и боеприпасами, одно орудие и 60 человек охраны. Был перехвачен срочный приказ командующего Мирландской армии Пауля Краузе о начале отступления армии к Кёнигсбургу.
Изображение
14 июня мариеннцы наконец подошли к Кирхенштадту, где встретили яростное сопротивление населения и армии.
15 июня, вследствие яростного сопротивления моэнцев решено было начать осаду города.

KaiseR
Модератор
Аватара пользователя
Сообщения: 10010
Награды: 2

Ветеран ВР Ветеран SLC

Re: Аспийско-Моэнская Война 1895 - ??? гг. (по а.л.)

#8 Сообщение KaiseR » Ср авг 03, 2016 2:39 pm

Ранним утром 16 июня дежурный офицер моэнского гарнизона крепости Ротебухт обходил с солдатами артиллерийские площадки, обращённые к Междуземному морю. На выстланной щебнем площадке, рядом с орудиями, сидели двое пушкарей и дымили трубками, грустно уставившись в едва светлеющее небо.
- Скучаете? – кликнул им офицер, поправляя спадавшую с плеч шинель.
- Скучаем, Ваше Благородие. – вздыхая, ответил черноусый артиллерист, как вдруг его взгляд, оживившись, устремился к морю, чем-то неожиданно привлечённый.
Офицер, смекнув, что что-то неладно, подскочил к краю площадки и поднял к глазам бинокль; разглядевши то, на что указывал пушкарь, безо всякой оптики наблюдавший тревожное явление, он тоже оживился и взволнованно бросился к солдатам, наспех приказав унтер-офицеру бежать в крепость и немедля трубить тревогу. То, что так всколыхнуло сонный гарнизон, тёмными пятнами двигалось по скалистому склону к крепости. Не прошло и получаса, как на нижней площадке, куда уже высыпал отряд стрелков, раздались выстрелы – под прикрытием скал неприятель предпринял попытку прорвать оборону и штурмовать.
Изображение
Штурм Ротебухта.
Комендант решительно приказал отстаивать Ротебухт и вскоре, не успел неприятель подавить количеством стрелковый отряд на нижней площадке, как по нему ударила картечь из крепостных оружий – от скуки у пушкарей, вестимо, не осталось и следа. Но тут уж, с первыми яркими лучами солнца, полоснувшими по крутым склонам, по крепости был открыт ответный огонь, да не десанта, а броненосца, оставшегося вблизи берега – его дальнобойные орудия сразу же продемонстрировали своё превосходство перед гладкоствольными пушками, которые из-за войны пограничный гарнизон так и не сменил нарезными.
За яростной перестрелкой артиллерии последовала борьба защитников с захватчиками, завершившими, хотя и с потерями, высадку: десантные плоты были пусты, и по склону позли новые группы пехоты; уже у артиллерийской площадки завязалась жестокая схватка, но моэнцы, высыпавшие из крепости, не выстояли под напором врага. Всё, что успелось в суматохе под огнём и штыками врага – орудия закатили в крепость, да заперли ворота. Теперь пальба гремела между укрепившимися на стенах и беззащитными, но меткими и всё ещё воодушевлёнными солдатами противника на площадке.
Не прошло и часа, как противник отступил назад, укрывшись среди скал. Через какое-то время показался белый флаг, и, уваженный защитниками парламентёр в сопровождении солдата вышел перед лицом коменданта, взиравшего на него с ограды.
- С вами говорит капитан Штрём, - на моэнском, но с заметным акцентом начал парламентёр, облачённый в двубортное форменное пальто и невысокий скошенный кивер с медной круглой бляхой. – Я представляю вооружённые силы Кофердской Империи. Командующий 1 Наступательной армии генерал Элаис предлагает гарнизону крепости сложить оружие и предотвратить дальнейшее безсмысленное кровопролитие. В противном случае мы вынуждены будем продолжить штурм.
«Кофердцы!» - пробежал шёпот среди офицеров Ротебухта. Комендант смутился; переговорщик смотрел на него из-под лакированного козырька кивера уверенно и, кажется, с усмешкой. Оглянувшись на своих офицеров, старый воин вздохнул и сжал кулаки.
- Передайте своему генералу, что он может катиться обратно к дьяволу! – грубо бросил он и был тут же поддержан смехом и ликованием офицеров и солдат. Парламентёр, фыркнув, развернулся на каблуках и вместе с сопровождением зашагал обратно, под покров скал.
Так началось вторжение кофердцев, союзников Аспии, в Моэн. Кровавый штурм Ротебухта, продолжавшийся до ночи, стал первой, но дорого купленной победой кофердской армии в новой войне – следующим утром крепость, уже возглавляемая другим человеком (старый комендант, генерал-майор Ойген Вермут, отважно сражавшийся прямо в гуще битвы, сложил свою голову, выполняя долг), сдалась неприятелю потеряв большую часть гарнизона.
***
Несмотря на упорное сопротивление и несколько победных сражений, моэнской армии в первые месяцы войны не удалось остановить аспийцев по основному направлению – на пути к столице, Кёнигсбургу. Тревожные новости приходили ко двору из Мирланда, где успешно действовали войска мариеннского принца Фрейванда; аспийцы не только стояли на пороге столицы, но и вступили во Францланд (точнее, были туда загнаны), где овладели городом Норденгольмом: там же началось формирование добровольческого корпуса из местных лоялистов и аспийских патриотов, сторонников возвращения в состав Империи.
И вот уже приходят вести о вторжении кофердцев, перешедших Междуземное море: на территории Моэна находилось теперь целых три вражеских армии.
Кофердцы продвигались быстро и уже 20 июня передовые части достигли Циллендау. После длительных переговоров гарнизон укреплённого города согласился сдаться – численный и качественный перевес кофердской артиллерии смутил дух защитников, когда возможное разрушение значительной части инфраструктур было очевидным. В результате гарнизон был разоружён. Кофердская армия генерала Конрада Элаиса закрепилась в Циллендау.
***
Тем временем, 17 июня аспийская армия подошла к Кёнигсбургу так близко, что с высоких холмов южнее моэнской столицы, называемых Шлангенграт, в подзорную трубу можно было рассматривать предместья и высокие здания в центре города.
За день до того командующий войсками столицы генерал Кейтельсбург дал большой смотр всем собранным подразделениям. Солдат приветствовал и Король Генрих I – он всё ещё отказывался от мысли о переезде двора в более безопасное место, так как опасался, что это подорвёт боевой дух армии. «Снаряды же ещё не залетают в мои окна?» - шутил монарх, выслушивая очередные увещевания. Парад 16 числа укрепил его во мнении, что всё не так плачевно, как ему внушали: войска шествовали перед ним в полном порядке, сияя вычищенной амуницией и с иголочки мундирами, с чистыми и здоровыми лицами и воодушевлённым блеском в глазах. «Стыдно отступать с такой армией!» - повторял Генрих на последнем балу перед битвой – его устроили для того, чтобы успокоить городскую знать, готовившуюся было бежать из столицы.
На военном совете, состоявшемся следующим вечером, мнения командующего (поддерживаемого штабом) и Короля резко разошлись. Генрих настаивал на обороне столицы:
- Нельзя отдавать Кёнигсбург врагу. В глазах народа и армии это будет предательством и крушением всякой надежды на победу! – твердил он.
- Ваше Величество, при всём осознании важности столицы и её значения для нации, не будем забывать что, во-первых, для нас это лишние траты сил, боеприпасов и денег, для города велика опасность разрушений, и жертв среди мирного населения; - возражал Кейтельсбург, выступавший за сохранение войска и тактическое отступление. - Во-вторых, аспийцы – не варварская орда. Заняв Кёнигсбург они не предадут его огню, не разорят обывателей, и уж тем более – не закончат тем войну, покуда Вы остаётесь вне их власти и покуда в Ваших руках остаётся боеспособная армия. Разумнее эвакуироваться – основные учреждения мы уже переместили, и будет лучше, если и Вы, Ваше Величество, вместе с армией, под прикрытием арьергарда, отбудете южнее.
- Вы предлагаете мне бежать в Локтарию?! – возмутился Генрих I. Он ценил заступничество локтарского Императора перед лицом аспийской угрозы, но становиться «бедным родственником», ночующим у союзника «на сундуке», пока враг топчет родную землю, было для него немыслимо и отвратительно.
- В направлении её границ, мой Государь. – уточнил командующий. – Император Рауль – наш союзник, он вскоре должен выделить войска для защиты Ваших интересов. Мы заманим аспийцев за собой и затем, соединившись с союзником, проведём контрнаступление и принудим армию эрцгерцога к отступлению либо к капитуляции.
Но Король был непреклонен. «Плох король, да он король» - вспомнил Кейтельсбург старинную народную поговорку. Едва минуло 10 лет, как Генрих занимал свой трон, и подумать не мог, что будет беглецом в собственной стране, оставив столицу на произвол захватчика.
- Мой патриотический долг, сир…
- Ваш патриотический долг, фельдмаршал – защищать Вашего государя и его город. Вы слышите? Если вы ещё верны присяге, господа… должны отстоять Кёнигсбург и весь Моэн, как то предписывает вам долг.
Штабисты как один насупились, но промолчали, бросая взгляды исподлобья только на Франца фон Кейтельсбурга – король-королём, но этот человек, буквально поднявший моэнскую армию из праха, сделавший в рекордные сроки феодальное войско, вооружённое щитами и копьями сильной и надёжной военной машиной, которой не хватало только времени и выучки… Кейтельсбург был для них всё равно что родной отец.
План, искажённый Королём и сведённый в итоге к даче генерального сражения под городом, подразумевал нанесения противнику максимального урона в поле и затем окончательное истощение его сил обороной столицы. Генрих I и слушать не хотел о том, что укрепления Кёнигсбурга безнадёжно устарели, на них не делалось никаких ставок, и теперь древние крепостные сооружения годились, разве что, для посещения туристами. В результате роли были распределены – в этом монарх доверился командующему целиком – и собрание подошло к концу.
- И помните, господа, - в последний раз громко и отчётливо сказал Король. – Нельзя отдать им этот город. Это знамя...
- Да будет так, сир. – примиряясь с волей монарха, Кейтельсбург щёлкнул каблуками и поклонился. Совет начал расходиться.
На дворе командующий догнал и остановил генерала Эркерта, одного из своих «птенцов», представителя нового поколения командиров, выпестованных лично Кейтельсбургом; в предстоящем сражении он, к слову, как и фельдмаршал, потомок аспийских дворян, служивших моэнской короне, должен был командовать резервами.
- Петер, подождите меня! – запросто окликнул его Кейтельсбург и, поравнявшись, продолжил. – Завтра предстоит тяжёлый день. Мы, очевидно, проиграем – только чудо сделает 18 июня победным днём моэнского оружия.
- Так Вы думаете… - растерялся генерал. – Почему же..?
- Потому что он прав. Присягали мы, или нет? Пусть же будет согласно с волей государя. Но я хочу упредить Вас и спаси Вас Бог, ежели не выслушаете и не запомните: если противник опрокинет нас и подвергнет опасности оставшиеся боеспособные резервы, я приказываю, вопреки тому, что пожелает Король, увести эти части в Вильгельмсхафен по новой дороге, как можно скорее. Это мощная крепость, ремонтные работы там уже кончены, и если аспийцы вовремя не додумаются и не догонят Вас, за её стенами Ваши люди будут в безопасности.
- Но как же…
- Не перебивайте, генерал! Король хочет оборонять столицу, что ж, я буду её оборонять. Не знаю, чем всё это закончится, ничем добрым, вероятно, но мы должны сохранить боеспособные части. Должны спасти армию, Вы понимаете? Иначе все наши труды впустую. Поэтому как только поражение станет очевидным, выходите из боя и отступаете в Вильгельмсхафен.
- А Вы, Франц? – спросил Эркерт, еле успевая усвоить всё услышанное и предугадать последствия.
- Авось Бог и из котла вынесет. Попробую ещё уговорить Короля эвакуироваться, если же… Тогда будь что будет. Но что бы ни случилось – армия должна быть боеспособна. Все необходимые инструкции я уже утром разошлю, а теперь – ступайте спать, вы все нужны мне со свежими головами завтра!
Распрощавшись, командиры разошлись каждый в свою сторону. Кейтельсбург не спал – впереди было много работы, ведь предстояло совершить практически невозможное вопреки всем неблагоприятным обстоятельствам, давившим на него отовсюду…
***
Утро 18 июня выдалось сырым и холодным несмотря на то, что всю неделю стояла жара. Над рекой Хесселем и в середине будущего поля сражения лежал туман, так что эволюции можно было проводить относительно незаметно.
Эрцгерцог Франц, командующий аспийским воинством, проснулся раньше всех и прежде чем его штаб поднялся со своих походных раскладушек, успел проверить ещё раз диспозицию. Во время кампании, обычно довольно педантичный и строгий в вопросах униформы и внешнего порядка, бывший Император Аспии выделялся на фоне других высоких чинов своим неформальным видом – носил сюртук нараспашку и щегольской широкий галстук-бант вместо уставного, часы в кармане жилетки на толстой золотой цепочке и скромное кепи солдатского типа, закрывавшее облысевшую голову (с начала похода эрцгерцог вовсе позабыл о парике). Именно в таком виде он предстал перед своими генералами утром 18 июня, когда они заходили в его главный шатёр.
- Утро доброе, господа! – вытирая руки белым полотенцем, в весёлом расположении духа, прекрасно выспавшийся и свежий для своих лет, появился в полотняной комнате эрцгерцог. – Надеюсь, все вы отдохнули: неприятель собирается дать нам бал, и танцевать мы должны не хуже, чем на паркетах Адлершлосса!
На каламбуры бывшего кайзера штабисты отвечали неизменным смехом и улыбками, кто откровенно, а кто из обычного чувства субординации.
Диспозицию утвердили намедни, и утреннее собрание должно было лишь подтвердить выполнение эрцгерцогских приказаний. Как и всегда, аспийцы расположились на поле боя вовремя и в образцовом порядке. Франц был доволен – давно он не испытывал такого воодушевления, пожалуй, со дня своей коронации в 1863.
- И да, передайте начальнику оркестров, чтобы не жалели нот как и пуль. Я хочу слышать хорошую музыку сегодня!
Покинув шатёр, командующий со своими офицерами направился на вершину Шлангенграта, откуда просматривалось всё предстоящее место действий. Эрцгерцог остался доволен расположением войск, изучил позиции противника и нашёл их так же весьма разумными.
Изображение
Эрцгерцог Франц на высотах Шлангенграт.
- Кто командует этой армией? – спросил он у своего адъютанта и тут же получил ответ. – Кейтельсбург? Это не сын ли Гильберта Кейтельсбурга, старого кирасира? Как тесен мир! Похоже, сегодняшняя битва будет для нас делом семейным…
С правого фланга уходили, прикрываемые лесом, батальонные колонны и эскадроны генерала Киля. Эрцгерцог посылал его в обход – к моменту, когда битва достигнет апофеоза, он должен будет ударить противнику в тыл. Послышались первые звуки оркестров, которым приказали весь день играть бодрые марши – для поднятия духа солдат, придания тревожности противнику и сокрытия лишнего шума обходного манёвра Киля.
***
Кейтельсбурга до главной позиции, устроенной в нескольких километрах от Южных городских ворот, подвёз в своём экипаже генерал-майор Арленберг, так как, заработавшись, командующий слишком поздно вышел из дому. Времени на повторный осмотр позиций практически не оставалось, но он уже знал всё в деталях, как и местность, на которой должны были столкнуться две армии. Штаб был в сборе и ждал только Кейтельсбурга. Изучив позиции неприятеля, фельдмаршал остался недоволен лесом, скрывавшим (чего он не знал) обходной манёвр Киля – ему представилось, что на этом участке могут быть аспийские резервы или части лёгкой пехоты в засаде, которой очень опасались, и он приказал не рисковать левым флангом ради его обследования.
Сражение, окрещённое позже в газетах под названием «Битвы при Кёнигсбурге», началось в 9.10 утра с артиллерийской дуэли. Превосходство в артиллерии было явным – хотя все пушки у Кейтельсбурга здесь были нарезными, из стали, но аспийский парк оказался многочисленнее и вскоре на правом фланге артиллерия кайзера подавила огонь моэнских пушкарей. Аспийцы начали стремительное наступление на правый фланг моэнской армии и уже в 10.30 у села Моссен, подле старой дамбы на реке Хессель, завязался бой. Тем временем по центру части воюющих армий медленно и нерешительно сходились среди оврагов и обильных насаждений, где, кроме того, находилось несколько ферм. Здесь безпощадным огнём моэнских пушек наступление аспийцев было остановлено и последним пришлось укрываться в оврагах и роще, стараясь удерживать порядок. В противостояние вступили батальоны лёгкой пехоты.
Обнаружив нависшую над правым флангом угрозу (аспийцы отобрали плотину и отбросили пехоту к ближайшим артиллерийским позициям, подавленным аспийским огнём), Кейтельсбург послал туда части корпуса генерала Фюна чтобы либо отобрать плотину, если это возможно без серьёзных потерь, либо преградить путь к высотам и стоявшим там пушкам. Примерно в это время на главные позиции приехал Король Генрих в сопровождении немногочисленной свиты и отряда гвардейских кирасир, желавший лично обозревать сражение и воодушевить солдат.
В 11.40 аспийцы «продавили» центр и, с потерями, но всё же приблизились к центральным позициям, ограждённым насаждениями. Кейтельсбург бросил на них тяжёлую кавалерию, произведшую шоковый эффект на изнурённых пехотинцев, и заставил отступить. Он настоятельно упрашивал Короля уехать, но тот оставался непреклонен – происходящее вызывало в нём горячий энтузиазм: Генрих I внимательно изучал поле боя через подзорную трубу и с трудом удерживался от дачи собственных приказаний.
У моссенской дамбы шёл бой между прочно стоявшей на своём аспийской пехотой и солдатами Фюна, пытавшимися сбросить врага в Хессель. Заметив, что командующий практически не обращает внимания на аспийцев, сковавших правый фланг, Король принялся добиваться переброски туда резервов или частей центра, не занятых в сражении. Скрепя сердце, Кейтельсбург дал распоряжение мушкетёрам и полку драгун выбить аспийцев из Моссена.
***
- Уже полдень, господа. – нетерпеливо смотрел на часы эрцгерцог Франц, уже несколько часов не сходивший с места на Шлангенграте. – Становится жарко. Только поглядите, это же кавалерия там? – в этот момент королевские драгуны грянули на пехотные батальоны в Моссене. - Ещё немного, и он сбросит нас с левого фланга. Что с центром?
- Атака приостановлена, пехота обороняется. – доложил адъютант.
Эрцгерцог разгладил усы и прошёлся по холму.
- Очень скверно. Киль давно выступил?
- Больше трёх часов. Ждём вестей.
Эрцгерцог нахмурился и подозвал другого адъютанта.
- Давай, голубчик, живо за Килем, да поторопи его – чего ради копается? – получив приказание, молодой, ещё безусый адъютантик ускакал прочь. – А пока пошлите Дитнаха в Моссен с рейтарами, пусть наведёт там шороху. Что за пункт впереди?
- Это село Премм, Ваше Высочество. Хорошая позиция для атаки на центр.
- Вот-вот. Пускай займут, и конную артиллерию туда!
В первом часу аспийцы без труда заняли Премм и подвезли конно-артиллерийскую батарею, открывшую огонь по главным позициям армии Кейтельсбурга. Командующий с жаром убеждал монарха со свитой отъехать подальше, так как опасность всё нарастала, и наконец Генрих поддался. Убеждённый, что покидать поле для него недостойно, он поехал на левый фланг, где всё ещё было спокойно. Этого-то Кейтельсбург опасался – что Король, пользуясь своей властью, просто возьмётся самодеятельничать, поэтому с ним отрядил своего доверенного генерал-майора Арленберга – слывший вольнодумцем в религиозных вопросах, он мог отвлечь Короля вероучительными спорами.
Кавалерия генерал-лейтенанта Дитнаха, командовавшего рейтарским отрядом, схватилась с драгунами у Моссена и обратила их в бегство. Пехота, испуганная таким налётом, отказалась строиться в каре и бросилась вслед за драгунами. Дамба снова была за аспийцами.
- И этот пропал. – пасмурно произнёс эрцгерцог, вглядываясь то в циферблат часов, то в поле боя, почти скрывшееся в пороховом дыму. Адъютант до сих пор не вернулся. – Не могу так. Ничего не вижу. Где Толле?
Генерал Анзельм фон Толле, командовавший силами левого аспийского фланга, уже побывал в бою под Моссеном и теперь ходил с подвязанной головой – осколок чудом не пробил ему голову, угодив по шляпе.
- Хочу взглянуть ближе. Друг мой, оставляю Вас за главного на случай чего, а если вернётся адъютант – сразу отошлите ко мне. – похлопав Толле по плечу, эрцгерцог со своим отрядом верхом двинулся вперёд, к Премму.
Прискакав на новую позицию, полководец нашёл её оживлённой – артиллерия во всю обстреливала главные силы Кейтельсбурга, откатившиеся от первоначального расположения к столице, а пехота, уже привыкшая к ответному огню, бездействовала среди полуразрушенных строений. Местами встречались изувеченные тела погибших. Проехав по улице до самых пушек, эрцгерцог спешился и, поприветствовав артиллеристов (он сам был старый артиллерист), принялся наблюдать за их работой.
***
- Кто это там? – спросил себя Кейтельсбург, наблюдая в бинокль преммскую позицию и заметив человека в расстёгнутом сюртуке и фуражке. – Господа, только полюбуйтесь на это редкое зрелище – не часто можно увидеть бывшего аспийского Императора на передовой артиллерийской батарее!
Штабисты дружно стали разглядывать Премм и, точно, подтверждали, что это тот же человек, что был несколько часов на Шлангенграте, опознанный как командующий неприятельской армии, эрцгерцог Франц. Один из них, начальствующий над артиллерией, предложил сосредоточить огонь на эрцгерцоге.
- Даже не предлагайте, Леопольд. – возмутившись, ответил Кейтельсбург. – Давайте оставаться цивилизованными людьми; командиры достаточно часто пожинаются смертью в боях, чтобы мы брались помогать Старухе. Если здесь – он указал на ящики. – Лежит снаряд, отлитый для Франца III, значит он сам его отыщет.
***
- Ваше Высочество! Ваше Высоче-… - послушалось вдруг с противоположной стороны преммской позиции и прервалось; эрцгерцог, лицо и седые усы которого уже покрылись копотью, отступился назад и обнаружил лежащего в окружении своих людей адъютанта, посланного больше часа назад к Килю. Малый скакал с сообщением но был выбит из седла пулей.
- Что??? Что, мальчик??? – нетерпеливо спрашивал у несчастного эрцгерцог, пока тот оставался в сознании на руках двух офицеров. – Прошу тебя, скажи, что Киль?
Из последних сил умирающий адъютант доложил о подходе с северо-востока войск генерал-майора Людвига фон Киля. Теперь другой адъютант поскакал к долгожданному Килю с приказом немедля атаковать.
***
В четвёртом часу корпус Киля, подошедший незамеченным вдоль Хесселя практически в упор к левому флангу моэнской армии, перешёл в наступление. На острие удара оказался генерал Арленберг, сражённый пулей на глазах своих солдат. Свидетелем столкновения растерявшихся моэнских войск и аспийцев стал сам Король Генрих. Когда первые подались назад, он, по свидетельству свитских, после этой сцены пустившихся наутёк, выхватил шпагу и сам бросился останавливать солдат.
- Я ваш Король! Стой, стой! – вид государя, лично взывавшего к ним, возымел успех, и войска, было оставившие свои позиции, в большинстве своём собрались вновь, чтобы дать отпор. На поле за деревней Шаутбен лоб в лоб столкнулись моэнцы и аспийцы: теперь уже вторые, не ожидавшие такого поворота, едва не поддались панике. Моэнцы начали оттеснять врага к Хесселю, когда кирасиры тяжёлой бригады, шедшие с Килем, врубились в их строй. Увлекши за собой гвардейских кирасир, практически свою парадную охрану, Генрих I сам повёл их в атаку и схлестнулся с аспийскими «латниками».
Изображение
Король Моэна Генрих I в бою у Шаутбена.

***
Узнав о нападении на левый фланг, Кейтельсбург, замешкавшись, отрядил на подмогу Королю имевшиеся по эту сторону реки резервные батальоны и большую часть своей кавалерии. Но было уже поздно – несмотря на героическую отвагу и стойкость, численное превосходство аспийцев отбросило моэнские войска и, в отступлении, с трудом ориентируясь в дыму и суматохе, они попали под обстрел аспийских батарей под Преммом. В последний раз полковник Якоб Шрёдер, командовавший 7 гренадерским полком, решился атаковать преммскую позицию и вслед за ним в безрассудной ярости моэнские солдаты нахлынули на конноартиллеристов, перебив большую часть орудийной прислуги, но были остановлены стоявшими тут же аспийскими батальонами.
Изображение
Моэнские солдаты под Преммом.
Схватка быстро переросла в кровавую бойню, напоминавшую сцены ада из церковных росписей – в дыму мелькали штыки, раздавались выстрелы, всё более и более нестройные, крики команд и вопли умирающих… Шрёдер погиб в самой гуще сражения, и совершенно деморализованные солдаты Короля рассыпались по Премму. Если бы не столь очевидные признаки победы, аспийцев в Премме ждала бы та же судьба – оставшиеся роты едва удерживались от распада.
В бою под Шаутбеном Король Генрих I сражался как лев: не имея никакой защиты на себе, кроме суконного неуставного сюртука и фетровой двууголки, но отчаянно и смело орудуя своей саблей, он, подобно древним королям-воителям, лично сразил несколько аспийских кавалеристов.
Но развязку этой безумной битвы он уже не видел – один из вражеских кирасир ударил его палашом по голове и монарх выпал из седла окровавленный, и только чудом не был затоптан. Его гвардейцы, ошеломлённые потерей государя, совершили ещё один невиданный по героизму и безрассудности поступок этого страшного дня – под их напором кирасиры кайзера отступили, и воодушевлённые этим успехом, «последние рыцари» Моэна предприняли прямую атаку на подступавшие части корпуса Киля, «Королевскую Месть», но… едва успев врубиться в их строй, были перебиты картечью и огнём пехоты. Поле под Шаутбеном около трёх часов было усеяно трупами.
Единственный кирасир-гвардеец, выживший в этом кошмаре, нашёл Короля ещё живым и, возложив его на седло пойманной лошади, направился к главным позициям, но нашёл их совершенно расстроенными – аспийцы перешли в наступление по центру, наседали на правом фланге и Кейтельсбург, предполагавший подобное окончание дня, но вынужденный повиноваться воле монарха, начал отступать к столице.
- Всё. – удовлетворённо глядя на часы (доходил седьмой час), вздохнул эрцгерцог. Он теперь стоял к западу от Премма, превращённого в руины. – Я жду подробного доклада. Какой… ужасный день.
- Ваше Высочество, у Вас кровь! – заметил один из офицеров. Действительно, чуть выше правого локтя у эрцгерцога тёмно-синий рукав мундира пропитался кровью, сочившейся из раны, вероятно, оставленной осколком или пулей.
- Ерунда. Вот где настоящая рана!
Мимо проносили тела солдат из Премма, погибших во время последней стычки. Дымовые облака рассеивались, но где-то ещё слышался треск ружей и резкие возгласы.
***
Генерал Адольф Фюн, попытавшийся выбить аспийцев из Моссена, был тяжело ранен в бою и, вывезенный тем же вечером в своё родовое имение, скончался. Арленберг погиб в самом начале атаки Киля. Эркерт повиновался приказанию командующего и, когда с противоположного берега Хесселя наблюдал бой за Шаутбен, закончившийся прорывом аспийцев, увёл свой резерв прочь, на Вильгельмсхафенскую дорогу, где встал лагерем в ожидании распоряжений. Сперва неизвестной оставалась судьба монарха, оказавшегося в гуще сражения – поползли слухи о его гибели, так как кирасир, везший бездыханного Генриха I, заплутал и едва не выехал на аспийские пикеты; уставшему гвардейцу пришлось петлять, чтобы не попасться врагу, и только в сгущавшихся потёмках он прибыл во дворец.
Реакция на появление Короля была двоякой: некоторые из командиров действующей армии в первые минуты разрывались между скорбью и облегчением, но как только подтвердилось, что монарх жив, решено было, как только он придёт в сознание, возобновить совет и убедить его отступать.
Генрих I был положен во дворце и тут же окружён медиками. Только в полночь, когда Генрих очнулся, к нему допустили Кейтельсбурга со штабом.
Король лежал на постели, в чистой белой рубашке, уже перевязанный, но выглядел удручающе – к палашному ранению добавился перелом руки, полученный при падении с лошади. Взгляд его был пасмурно устремлён на стену, где висел портрет отца, Тассила I, объединившего страну в том числе за счёт территорий, за которые теперь воевали с Моэном аспийцы. Преодолев сомнения в дееспособности монарха, Кейтельсбург всё же дерзнул подойти к нему ближе и заговорить.
- Ваше Величество… Сегодня… Вы продемонстрировали нам всем свою храбрость и дух… Но, боюсь, мы вынуждены просить Вас об эвакуации вновь.
Король что-то простонал и попытался подняться на подушках.
- Ваше Величество… Неприятель уже завтра будет готов к продолжению действий. Мы не можем больше подвергать риску ни Вас, ни армию, ни город. В сегодняшнем сражении полностью погибло несколько полков. Ваша гвардия… уничтожена. Отстаивая Кёнигсбург мы ничего не…
- Фельдмаршал… - перебил его Король, какое-то время сидевший закрыв лицо руками. В глазах, поднятых на Кейтельсбурга, командующий прочёл разочарование и вину, горький вкус которых Генрих I лично почувствовал на поле у Шаутбена прошедшим днём. – Я всё сделаю, что Вы скажете, фельдмаршал. Я был неправ и признаю это – сегодняшнего ужаса могло бы не быть, если бы я… Боже… Эвакуируйте войска и всё необходимое. Статские бумаги я подписал, военное ведомство – на Вас. Прошу Вас, сударь, простить меня…
Кейтельсбург почтительно склонил голову, не отвечая прямо на слова монарха. Не до выяснения отношений… Теперь в его руках – вся военная власть, и пришло время решительнейших мер на пороге небывалой опасности.
Генералы же почувствовали, как-будто с плеч их свалилась тяжкая ноша. Кейтельсбург, очевидно, тоже был доволен таким решением монарха.
Приготовления начались немедленно.
***
Не дожидаясь рассвета, моэнская армия проходила по улицам королевской столицы к юго-западным воротам. Мосты через Хессель были забиты повозками с ранеными и боеприпасами, кругом давка; мещане попрятались в домах и, хотя были разбужены происходящим, не решались выйти на улицу. Некоторые всё же собирались идти вслед за армией, укладывая скарб в свои возки, или безуспешно пытаясь отыскать свободный транспорт, другие же оставались в городе.
Кейтельсбург оставался в столице до последнего. С каждым часом к рассвету приближался момент, когда аспийцы начнут наступление. Короля уже собрали в дорогу и уложили в отдельную просторную карету, вместо погибших гвардейцев к нему приставили отличившихся в последних битвах кирасир, получивших жёлтые повязки на руки – как скромный, но заметный знак отличия «молодой гвардии».
В девятом часу произошло то, чего командующий так боялся, и даже хуже: на окраине города обнаружили конный разъезд врага; одна из мушкетёрских рот открыла огонь: аспийцы ретировались, но теперь, очевидно, знали об эвакуации. Прошёл час, но… ничего не последовало.
Вдруг, в воздухе раздался пронзительный свист, и как град, десятки смертоносных снарядов посыпались на шедшие позади основных сил, уже почти оставивших город, батальоны. Наблюдатели в башне старой ратуши видели, как скрываются в дыму аспийские позиции – неприятель, узнав об эвакуации, решил помешать армии Кейтельсбурга отступить, и над городом взлетели в воздух безчисленные свистящие бомбы. Они падали везде, куда могли долететь, взрываясь посреди улиц, забитых солдатами и повозками. В начавшейся давке люди и без того взволнованные совершенно терялись, пытались бежать, укрыться, попадали под ноги лошадей и других людей. Последние батальоны рассыпались, не в силах держать порядок; офицеры были безсильны перед ужасом и огнём падавших бомб.
Кейтельсбург сам едва не сгинул в давке, так как уезжал одним из последних. Но едва его коляска выехала в Северные ворота, относительно свободные от заторов, стало очевидным, что командующий не торопится присоединиться к отступлению. Вместо этого он уже через 20 минут был у расположения резервов Эркерта, который, по приказу, пришедшему ночной депешей (Кейтельсбург «грешил» рассылкой служебной корреспонденции своим подчинённым в огромных количествах и в любое время суток), энергичным маршем перебросил свои части к деревне Хохдамм, к северу от Моссена. В деревне его встретил сам генерал Петер Эркерт – самый молодой человек генерального штаба и, вероятно, самый молодой в чине генерала Моэнской Армии.
- Что за шум? – спросил Эркерт, указывая в сторону города: аспийские бомбы реже, но всё же взрывались над ним. – Они пытаются нас задержать?
- Ничего, большинство частей мы уже вывели. Я опасаюсь другого, поэтому я здесь. И Вы тоже. – Кейтельсбург уселся на скамью подле большого крестьянского дома, где нашёл ночлег его приятель. – До Вильгельмсхафена ещё нужно дойти, и я желаю сохранить свои войска в готовности к будущим столкновениям. Они и без того будут измотаны переходом, так как длительных стоянок мы делать не станем; здесь я всецело полагаюсь на Вас, друг мой.
Эркерт слушал фельдмаршала и ни единым знаком не демонстрировал неприятия его плана, несмотря на то, что в этом плане ему назначалась столь же ответственная, сколь и опасная роль. Корпус Эркерта, образовавший арьергард армии Кейтельсбурга, должен был на всём протяжении пути до крепости Вильгельмсхафен отставать от основных сил и, по приближении аспийцев, явно готовых к преследованию, сдерживать их. Так Кейтельсбург надеялся обмануть врага, заставив его думать, что этот 12-тысячный арьергард есть сама его армия.
- Я очень боюсь, мой друг, что Ваш корпус должен стать жертвой в этом противостоянии. Но я знаю и Вас, и почему в штабе Вас прозвали «экономом». – Эркерт, услышав это прозвище от командующего, усмехнулся. Его действительно так называли за точное знание всех вверенных ему частей, их командного состава, количества боеприпасов и прочих безчисленных мелочей, которые ему, осторожному и разумному в использовании имеющихся средств, удавалось хранить в собственной голове. – Я знаю, что Вы не бросите своих людей на заклание, но и нас не выдадите. А теперь я поеду в штаб; будьте готовы, вероятно, следующее сражение ждёт Вас уже сегодня.
Действительно, отсюда, из Хохдамма, можно было невооружённым глазом наблюдать приближение аспийцев к Моссену – армия эрцгерцога начала преследование и её свежие части, пока остальные оправлялись после битвы, уже переходили дамбу. Едва командующий покинул деревню, Эркерт переместился в седло и энергично принялся распределять войска для нового боя. Немногочисленную артиллерию он сосредоточил на укреплённых инженерами возвышенностях вокруг Хохдамма; пехота была построена длинным фронтом там же, но основные части укрыты за высотами, кавалерия же вовсе скрыта в леске западнее деревни.
- Держать позиции любой ценой до тех пор, пока я не прикажу отступление. – говорил Эркерт своему адъютанту. – И всё же при солдатах о последнем даже не заикаться, слышите? Пусть думают, что мы – последний оплот армии и будем драться до последней капли крови.
***

Бой при Хохдамме 19 июня увенчался если не победой, то, во всяком случае, успехом и выполнением заданных целей моэнского арьергарда. Обладая высотами, солдаты Эркерта обрушили всю имевшуюся у них огневую мощь на наступавшие части аспийского корпуса генерала Толле, превосходившего их количеством примерно в два раза. Частота огня (моэнские солдаты уступали в выучке и ловкости в обращении с винтовками аспийцам, у которых перезарядка доведена до автоматизма, но в этот раз, на пределе своих возможностей, продемонстрировали лучшие качества) винтовок и орудий арьергарда была так высока, что Толле счёл (на и что рассчитывал Кейтельсбург) будто перед ним находится вся армия, покинувшая столицу, и усомнился в собственном успехе. К тому же, в бою за высоты погиб генерал-майор Эрнст Винкель, очень популярный среди аспийских солдат: он лично повёл своих людей на штурм и даже сумел ворваться на ближайшие позиции, но там был заколот штыками, а его солдаты под градом картечи отхлынули назад.
Такая борьба продолжалась до двух часов. Наконец аспийцы, осознав безплодность своих попыток взять Хохдамм и убеждённые в том, что впереди – вся армия Кейтельсбурга, отступили в Моссен. Генерал Толле и вовсе слёг в постель – от перенапряжения открылась его вчерашняя рана. Эрцгерцог приказал сменить больного и отложить повторное наступление до полного приведения частей, переживших сражение 18 числа, в надлежащий порядок. Аспийцы уже вступали в Кёнигсбург и командующий армией кайзера рассчитывал, перейдя Хессель по его мостам, окружить Кейтельсбурга и принудить к сдаче. Этого не произошло и через двое суток – когда аспийские войска обошли Хохдамм и заняли высоты, моэнской армии там не было – Эркерт отступал вслед за остальными к Вильгельмсхафену. Аспийской армии вновь приходилось пускаться в погоню…
И вновь, для удобства работы с датами:
   кликните, чтобы показать/скрыть
ИЮНЬ
14-15 - Мариеннские войска начинают осаду Кирхенштадта.
16 - Штурм укреплений Ротебухт кофердскими войсками (победа Коферда). Вступление кофердской армии в Моэн.
18 - Сражение при Кёнигсбурге (победа Аспии). В ночь на 19 июня - отступление моэнской армии на Вильгельмсхафен.
19 - Бомбардировка Кёнигсбурга. Бой под Хохдаммом (победа Моэна). Вступление аспийской армии в столицу Моэна, Кёнигсбург.
20 - Сдача города Циллендау кофердской армии.

_Emperor_
Сообщения: 170

Re: Аспийско-Моэнская Война 1895 - ??? гг. (по а.л.)

#9 Сообщение _Emperor_ » Сб окт 08, 2016 11:07 pm

Прошу уважаемых коллег простить меня за столь длительное отсутствие и задержку. Прочитав основные моменты кампании, выставлю свой отчет:
Лето 1895 года принесло Моэну и его народу страшные беды, потери, больно ударило по национальному достоинству, показало военную и экономическую отсталость Королевства от передовых держав Острова Возрождения, и серьезные провалы во внешней политике. Моэнская армия отступала вглубь своей территории, тогда как противник занимал все новые и новые земли, продолжая следовать за отступающими солдатами Моэна.
Сдача Кенигсбурга, тяжелая рана Короля - черная линия в истории Моэна продолжается, и конец ей, казалось бы, может положить лишь чудо.
Изображение
Примерные территории, оккупированные Аспией, Кофердом и Мариеном.


1 июля командующий военными частями Моэнского Королевства генерал Франц Кейтельсбург, осознававший опасность для жизни Короля идущей по пятам Аспийской армии, на военном совете постановил организовать и отрядить на задержку противника кавалерийский корпус из кирасир и драгун. На этот шаг он шел скрепя сердце, ведь, по сути, армия лишалась большей части тяжелой кавалерии, но принятое решение было справедливо обосновано заботой о жизни государя. В результате был сформирован сводный Кавалерийский полк, который возглавил Эрхард фон Геверн, видный военный деятель, представитель знатного дворянского дома. По планам Кейтельсбурга, кирасиры должны были на 3-5 дней задержать продвижение аспийцев, и по истечению сего срока явиться в расположение основной армии.
В ночь на 2 июля полк выступил в поход, навстречу неприятелю.
Уже к утру кирасиры Геверна находились на Везервальдской дороге, близ одноименного села. Дорога эта имела важное стратегическое значение, потому как открывала путь на Вильгельмсхафен (цель отступающих моэнских частей) и, в обход оного, на Везердорф. Решено было разбить лагерь здесь, ожидая прибытия аспийцев. Командный состав, считаясь с задачей, поставленной верховным командованием, распределило свои силы меж деревнями Везервальд и Гердталль (имевшей, стоит сказать, старинные укрепления, кои были возведены еще во времена короля Диего, но уже от беспощадного влияния времени превратившихся в руины, которые, однако, командование решило использовать в предстоящих боевых действиях.)
Аспийцев, тем временем, под Везервальдом не наблюдалось, хотя ожидали их именно в этом месте, по той простой причине, что данная дорога была чуть ли не единственным пригодным для перехода места, к тому же открывавшая удобные подступы к Вильгельмсхафену. Опасения Геверна рассеяли боевые знамена, замелькавшие на горизонте в полдень 4 июля. Вскоре арьергард аспийского воинства достиг укрепленных позиций моэнцев и принялся отступать к основным силам, попутно открыв огонь по вражеским позициям. Получив сведения о дислокации моэнских войск, аспийское командование приняло решение начать массированную атаку, дабы проломить оборону в центре и уничтожить разрозненные отряды противника. В 16:00 был дан сигнал к началу действий. Ровными колоннами, под ободряющий марш, аспийцы шагали к позициям генерала Геверна. Первая атака была с большим трудом отбита, в связи с чем аспийцам пришлось отступить. Вторая попытка пройти сквозь спешившихся кавалеристов, соорудивших за "отведенное" им время некоторые полевые укрепления, также окончилась неуспехом аспийцев. Измотанные изнуряющими боями армии без значимых потерь отступили.

Утром 5 июля аспийцы вновь пошли в атаку на позиции моэнцев. И вновь их встретили мужественным отпором кирасиры. В боях на оборонительных редутах они проявляли невиданную прежде самоотверженность и храбрость. Сам Эрцгерцог Франц был удивлен их мужеством, сказав, что прежде ни одна моэнская армия не демонстрировала столько смелости, сколько показали кирасиры в боях под Везервальдом. Осознав, что прямой штурм моэнских позиций неминуемо ведет к ненужным потерям, аспийское командование более основательно подошло к решению данной проблемы. Весь следующий день в их лагере не прекращались движения, вблизи моэнских позиций от раза к разу появлялись конные разъезды шеволежеров, разведка получила приказ тщательнее изучить окрестности и обнаружить бреши в обороне врага.

Утро 7 июля началось вовсе не с восхода Солнца. Массированный артобстрел моэнских редутов продолжался более часа. Вслед за этим в бой пошла пехота. Заметно поредевшие ряды моэнцев вновь дали им достойный отпор, но силы были не равны. К обеду левый фланг обороны был прорван. Аспийцы заняли Везервальд. Не имея сил к сопротивлению в центре, генерал фон Геверн приказал снять оборону Гердталля и перебросить войска в центр. Подошедшие к 12:00 кирасиры сразу бросились в гущу сражения. В каждую атаку их вел лично Эрхард. К вечеру организованное сопротивление было сломлено. Боеспособные соединения моэнцев были разбиты на малочисленные отряды, но продолжали сражение. В неравном бою пал и Эрхард фон Геверн. Сложили головы и многие его солдаты. Многие скончались от тяжелых ран. Выжившего моэнца по имени Каспар Кройц лично представили эрцгерцогу Францу, великодушно помиловавшего его и отпустившего в расположение моэнских частей, дабы сообщить о еще одной горькой потере в этой войне.
Изображение
Последний бой генерала фон Геверна


-------------------------------------------------------

Кавалерийский корпус, не смотря на героическое поражение, все же выполнил поставленную перед ним задачу. В основной же армии (достигнувшей Вильгельмсхафена) разыгралась еще более крупная трагедия. От полученных в бою ран и развившегося заражения, погиб Его Величество Король Моэнский Генрих I Адлербург. С его смертью опустел моэнский престол и прервалась линия Адлербургов-Моэнских. В сложившейся ситуации, когда страна была обескровлена, когда враг маршем шел по Моэнской земле, в стране поднялось революционное движение. Многочисленные стачки и демонстрации были организованы подпольными обществами так называемых "либералов", давно строящих планы государственного переворота. И хотя их программы имели самые широкие различия, в основе их лежала идея установления буржуазной республики. Большая часть населения требовала введения конституционного строя по примеру соседних государств. Все общество требовало реформ во всех сферах его жизни.
Правящая элита, бывшие приближенные государя, разделились на два лагеря. Во главе первого встал министр иностранных дел Эрнст Шварцнер. Он и его сторонники выдвинули идею установления республиканского строя. В состав второго вошли такие видные деятели, как Архиепископ Нальцбургский и Моэнский Стефан XIV и военный министр Франц фон Кейтельсбург, стали защитниками монархического строя и, обосновывая свои взгляды родством династий, предлагали возвести на трон представителя Аспийских Адлербургов. Такой шаг, по их мнению, позволит окончить ненужную войну, поставит Моэн на путь модернизации, сблизит его с Аспийской Империей, тем самым решит многие вопросы внешней политики. По всей стране возникали политические объединения, "Республиканцы" собирали силы для противодействия "Монархистам", Моэн, казалось, был на пороге
гражданской войны...

"Монархистами" в Аспийскую армию были посланы дипломаты...

_Emperor_
Сообщения: 170

Re: Аспийско-Моэнская Война 1895 - ??? гг. (по а.л.)

#10 Сообщение _Emperor_ » Вс окт 23, 2016 4:05 pm

Когда на суше чаша весов склонилась в сторону Аспии, большинство стратегических задач было выполнено, а моэнская армия обескровлена, Верховное командование перешло к решению проблем на море. Хотя моэнский флот состоял из легких судов, в большинстве своем устаревшего типа, все же накануне войны был спущен на воду мощный броненосный корабль "Кенигштадт". Во время Мирландского восстания он получил некоторые повреждения и был вынужден отойти на ремонт в соседний порт Шварцхейм, что находится в Готтии. Союзники, организовавшие блокаду моэнских берегов, привыкли считать, что броненосец выведен из строя и продержится в гавани еще долгое время, однако их ожидания не были оправданы.
В ночь на 27 июня имеющий незначительные повреждения, но боеспособный броненосец вышел из Шварцхейма, не встретив на своем пути сопротивления. Капитан "Кенигсбурга" Эрхард Вардер принял решение идти к локтарским берегам, дабы там соединиться с локтарским флотом и продолжить в его составе войну против захватчиков.
К полудню 27 июня "Кенигсбург" находился в проливе меж аспийским островом Преер и кофердским Камбергартом, где был встречен движущимся к моэнским берегам аспийским броненосцем "Армида". В сложившейся обстановке Эрхард Вардер принял решение не вступать в сражение, а сменить курс и идти ближе к материку. Недолгая перестрелка вскоре прекратилась, командующий "Армидой" Гебхард фон Климпе, получив соответствующее распоряжение, в погоню не пустился.

Однако для "Кенигсбурга" обстоятельства сложились не совсем благополучно. И без того скудные запасы угля почти истощились, а запланированный курс был изменен в связи с погодными условиями - ветер сменил свое направление. Броненосцу, шедшему близ берега и имевшему дефекты, затрудняющие управление, грозила опасность сесть на мель, в связи с чем он незамедлительно повернул обратно. Практически обогнув остров Морвения, 31 июня он вышел в водное пространство между островами Морвения, Кошка и Т`харра. Северо-восточнее Гофрена "Кенигсбург" наткнулся на несколько кораблей, в количестве 3-х, посланных на его поиски. Завязалась перестрелка, не принесшая успеха ни одной из сторон, моэнский броненосец сумел ускользнуть. Благодаря этой встрече, командование Коалиции сумело определить приблизительное местонахождение беглеца. В регион были стянуты значительные силы, дабы обезвредить "Кенигсбург".

В связи с тем, что на броненосце кончались запасы не только топлива, но и провизии и пресной воды, капитан Вердер не нашел другого выхода, как идти к пункту, от которого и началось это "путешествие" - к Шварцхейму. Вечером 1 июля на горизонте показался материк. К полудню броненосец уже был виден со стен городской крепости. На тот момент путь в гавань был уже перекрыт, блокада города усилена. Несмотря на это, офицерский состав решительно высказался за прорыв сквозь вражеский флот в город. При поддержке крепостных орудий, моэнский броненосец открыл огонь по вражеским судам. Ответ не заставил себя долго ждать - все блокирующие порт корабли Коалиции сосредоточили огонь на "Кенигсбурге". Неравный бой продолжался около двух часов. "Кенигсбург" сумел нанести значительный урон кораблям Коалиции, однако и сам получил серьезные повреждения. От попадания снаряда в паровой котел броненосец взорвался.
Изображение

КрасныЙ Командир
Аватара пользователя
Сообщения: 195

Re: Аспийско-Моэнская Война 1895 - ??? гг. (по а.л.)

#11 Сообщение КрасныЙ Командир » Вс окт 23, 2016 4:31 pm

Бургомистр Кирхенштадта, Вильгельм фон Кригсбург, был в смятении. Оставленный всеми он проклинал аспийского имератора, мариенского командующего и даже моэнский генеральный штаб, ведь, если бы не он, Мирландская армия не отошла бы южнее и не оставила последний северный город Моэна. Фон Кригсбург был старым инженерным офицером, знавшим толк в укреплениях. Именно он, поле новостей о событиях на Шварцвеле, приказал возвести под Кирхенштадтом прибрежные линии обороны. Вместе с тем старый бургомистр строил планы превращения этого моэнского города в настоящую крепость. Отчасти его планы воплотились в жизнь после новости об объявлении войны, когда жители Кирхенштадта начали в панике штурмовать его кабинет с просьбой сделать хоть что-нибудь для их защиты. И он сделал. За время грозного марша аспийцев к Кенигсбургу Вильгельм вместе с моэнцами возвел неплохо укрепленную оборонительную сеть. Ему оставалось только ждать подхода армии, и бой был бы дан, но он ошибся, бургомистр понял - его город обречен. Он сидел и проклинал всех...
Изображение
Бургомистр Вильгельм фон Кригсбург

----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Утром, 16 июня 1895 года , командующий мариенским десантом, наследник престола Фрейванд фон Мариенбург находился в расположении 1-го гренадерского полка и оживленно разговаривал с заспанными офицерами. В лесах под Кирхенштадтом находилось около 15-ти тысяч мариенских солдат. Артиллерии для штурма было более чем достаточно. В общем, подготовка к наступлению больше напоминала водевиль, нежели приводку армии в строгий порядок. План штурма был разработан еще в Мирландштадте, правда позже он был пересмотрен, в связи с донесениями разведки о состоянии Кирхенштадтских укреплений. План был довольно прост: после артиллерийской подготовки фузилеры наступают на город с трёх сторон при поддержке батальонных орудий мелких калибров, за фузилерами идут в атаку гренадеры, и , в случае если город так и не будет захвачен, закрепляются на позициях, и все начинается заново: артподготовка, фузилеры, гренадеры. С помощью такой незамысловатой схемы и планировалось захватить обреченный город. Но через три часа мариенский штаб отклонил этот план, сочтя его "кровавой мясорубкой" для обеих сторон и напрасной тратой снарядов. Был предложен новый план, который предусматривал перемещение кавалерии в тыл к моэнцам под прикрытием артиллерийской канонады, и начало наступления со всех сторон, что окончательно сломит сопротивление моэнцев. Это был окончательно утвержденный план. Утром 17 июня он должен был осуществится...

----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------


В Кирхенштадте царили совсем другие настроения. На городской площади проходило собрание, больше напоминавшее средневековое вече. Бургомистр фон Кригсбург предлагал подорвать склады и снарядные погреба, и тем самым лишить мариенскую армию фуража и боеприпасов, что даст Мирландской армии время и возможность выйти из неудобного положения между аспийской армией в Кёнигсбурге и мариенской армией в Кирхенштадте. У жителей Кирхенштадта были совсем другие планы. Горожане требовали вскрыть склады и выдать им оружие. Вильгельму фон Кригсбургу пришлось согласиться с разъярённой толпой и возглавить Кирхенштадтский гарнизон. Он все еще верил в возможность спасения Мирландской армии...


----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------


Ночью 16 июня в мариенской армии, расположившейся вокруг Кирхенштадта, царило всеобщее затишье. Штабисты сновали от одной палатки к другой, разыскивая офицеров. Вчера Фрейванд фон Мариенбург отправил в Кирхенштадт ультиматум с требованием сдаться, на что получил дерзкий отказ. Приказав готовиться к бою, он сам отправился приводить армию в порядок. Он еще не знал, с кем столкнется завтра и с кем ему придется воевать...

Изображение


Утро 17 июня было тёплым, солдаты встречали рассвет под звуки военного марша, развевались боевые знамёна, усатые артиллеристы бегали от орудия к орудию. Главнокомандующий был бодр и свеж. Фрейванд назначил начало артиллерийской подготовки на 8 часов утра. Во время неё вся имевшаяся кавалерия, во главе с графом фон Дирфургом должна была обойти Кирхенштадт и ждать, пока моэнский гарнизон побежит из города, а затем встретить его тучей сабель и пик.

Изображение


Уже в 8:05 послышался гул орудий и топот копыт, с возгласами: "За Короля!" и "За Мариен!" кавалеристы фон Дирфурга ринулись на обозначенные позиции. Ровно час продолжалась артиллерийская подготовка, и в 9 часов утра передовые мариенские полки пошли в атаку. Моэнцы, еле оправившись после артподготовки начали яростно отстреливаться, но плохо обученные, по большей части гражданские спешно отошли за городские стены...

Изображение

----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------


Фон Кригсбург не спал всю ночь, его терзала одна и та же мысль: а что если все это напрасно, что если Мирландской армии уже не существует, что если убит Краузе? С наступлением рассвета бургомистр надел свой потёртый офицерский мундир, награды, позавтракал и быстрым шагом направился в сторону крепостной стены, на которой уже суетились "солдаты".
Вильгельм остановил пробегающего мимо юношу в моэнской униформе.
-Куда бежишь, солдатик? - спросил бургомистр, стараясь быть как можно спокойнее
-К вам, Ваше Благородие, к Вам! - выпалил юноша
-И что там?
-Обстре-е-е-е...
Закончить он не успел. Рядом разорвался снаряд и старого бургомистра отбросило на траву. Молодого бойца тяжело ранило. Бургомистр поднялся, схватил старую, еще аспийскую, винтовку и поспешил наверх...

Изображение


Вильгельм фон Кригсбург был в ужасе. Вокруг него стонали раненые, трещали винтовки, кричали "офицеры". И что он мог сделать? Это повергло его в ещё больший ужас. В ужас от того, что он согласился защищать этот город...


----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Изображение
Мариенские фузилеры в битве при Кирхенштадте


Фрейванд тем временем спокойно пил чай и прислушивался к оркестру, звучавшему неподалёку. Он знал, что Мирландская армия не поможет осаждённым, и уж тем более не помешает мариенцам довести штурм до конца. В штаб забегал то один, то другой адьютант с донесениями о состоянии подразделений и о их успехах. Особенно отличилась 1-ая гренадерская дивизия, точнее бригада вебрандибургских фузилеров, которые первыми достигли моэнских укреплений и буквально смели необученных "солдат". Бой шел, и казалось, не думал заканчиваться. Командующий посмотрел на часы и подозвал адъютанта:
- Спросите как идут дела у фон Дирфурга.
- Есть, Ваше Превосходительство.
Через час адъютант вернулся.
- Ваше Превосходительство, фон Дирфург сообщает, что город сдан. Бургомистр Вильгельм Фон Кригсбург сдался в плен.
- Ну, вот и славно - сказал Фрейванд и поставил чашку на стол...
----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Изображение


За 2 дня мариенские части захватили последний моэнский город в Мирланде - Кирхенштадт, чем победоносно окончили свои действия в северной Моэнской провинции. Генеральный штаб решил дать армии отдых и объявил о начале распределения частей по всему Мирланду. В Кёнигштадт была послана срочная телеграмма об окончательном захвате Мирланда мариенской армией...

KaiseR
Модератор
Аватара пользователя
Сообщения: 10010
Награды: 2

Ветеран ВР Ветеран SLC

Re: Аспийско-Моэнская Война 1895 - ??? гг. (по а.л.)

#12 Сообщение KaiseR » Ср окт 26, 2016 2:05 am

Второй месяц Аспийско-моэнской войны заканчивался для обороняющейся стороны неудачно: несмотря на чудеса отваги, граничащей нередко с безрассудством, несмотря на старания множества усердных молодых офицеров, постигавших военную науку прямо на передовой и не без успехов, несмотря на несколько достойных побед, моэнцы были вынуждены отступать по всем фронтам. Армия, сражавшаяся под Кёнигсбургом, спешила укрыться в крепости Вильгельмсхафен; армия под командой генерала Люгера, бившаяся с аспийцами в Генрихслау, была раздроблена и вскоре опять же отступала под натиском вторгшегося кофердского войска; в Мирланде силы вторжения из Мариенны постепенно овладели значимыми портами, усугубив последствия морской блокады – страна оказалась отрезана от морских путей сообщения. Словом, «дела шли прескверно», а союзная Моэну Локтария не торопилась с решительными действиями в поддержку соседа – пока же бегущее из столицы моэнское правительство получало только «щедрые» предложения об убежище в Локтарии.
26 июня кофердцы вступили без боя в Фолькберг: лидер местной аспийской общины Дитрих Блюм, с имперской кокардой на лацкане фрака, угрозами взорвать пороховые склады заставил бургомистра и коменданта отказаться от обороны. Большинство жителей – этнические аспийцы – встречало кофердские войска восторженно и украсило город аспийскими и кофердскими флагами.
Изображение
Дитрих Блюм и кофердские войска, вступившие в Фолькберг. Фотография.
Остатки Южной армии, вступившие было в противостояние, уходили в Дерштафен. В это время аспийцы в Норденгольме формировали батальоны национальной гвардии из добровольцев и устраивали временные органы управления. 1 июля был потоплен ставший уже легендарным единственный моэнский броненосец «Кёнигсбург», долго и успешно избегавший встреч с союзной эскадрой. 3 июля в Кёнигсбург, столицу Моэна, прибыл Император Фридрих Вильгельм, лично решивший «проинспектировать» свои войска. В городе ему устроили торжественную встречу; эрцгерцог Франц лично показывал ему королевский дворец и докладывал о результатах первых месяцев кампании. Впрочем, многие заметили, что Император не воспринял сообщения о победах с ожидаемой радостью: она была омрачена списками погибших…
Император остался в Кёнигсбурге, поселившись в старинном королевском замке. Эрцгерцог, отправившийся вслед за своей армией, наступавшей Кейтельсбургу на пятки по дороге к Вильгельмсхафену, подробно докладывал о столкновении 5 и сражении 7 июля под Везервальдом и Гердталлем. А ещё через три дня было перехвачено сообщение о кончине раненного в битве под Кёнигсбургом моэнского Короля Генриха – род моэнских Адлербургов пресёкся…
Весть о смерти Короля быстро стала распространяться по стране, даже в оккупированные области: слух этот переходил от одного человека к другому со скоростью эпидемии, и вот уже в политической жизни Моэна, скованной прежде королевским самодержавием, а затем усыплённой войною, наметилось движение. На смертном одре Генрих, всё же увенчавший себя славой отважного воина, плечом к плечу со своими солдатами сражавшегося с захватчиком, не успел оставить никакого завещания, никаких инструкций, скончался бездетным и без наречённого наследника. Активизировались общества, прежде служившие только питомниками теорий – пришло время решительной практики. Всё громче звучали разномастные призывы, вплоть до республиканских – едва зарождавшийся моэнский капитализм взалкал скорейшего проведения реформ в свою пользу по образцу других великих держав, либералы требовали конституцию, военные – сохранение «курса Кейтельсбурга»… В оккупированных областях наибольшее влияние приобрели «аспийские партии», видевшие большую часть современного Моэна как минимум под протекторатом Аспии, а ещё лучше – её неотделимой частью.
Пока в Генрихслау ещё шли небольшие бои между остатками Южной армии с одной стороны и кофердско-аспийскими войсками с другой, у тела Генриха I, выставленного для прощания в городском соборе Нальцбурга, формировалась ещё одна сильная партия – трудно дать ей точное определение, но по своей «программе», о которой можно было судить слушая напряжённые прения в одном из залов городской ратуши, она могла бы быть названа «компромиссной». Во главе её стояли Кейтельсбург и нальцбургский Архиепископ Стефан XIV, оба убеждённые патриоты, консерваторы, но в то же время сторонники реформ и критики (при жизни, ибо, как водится, de mortuis aut bene aut nihil) усопшего монарха.
В результате обсуждений в кругу этой неформальной партии люди, называвшие себя «Обезглавленным Двором», приняли план действий по спасению Отечества, которому грозили уже не просто вторжение и блокада, но гражданская война и полная гибель.
16 июля в Кёнигсбурге появилась делегация моэнского правительства (постепенно терявшего признание в провинции), предлагавшая начать переговоры. При встрече с Императором Фридрихом Вильгельмом делегаты изложили один из главных пунктов соглашения – призвание одного из аспийских Адлербургов на трон…
Изображение
Император Фридрих Вильгельм в Кёнигсбурге принимает делегацию моэнского правительства.
* * *
Флигель-адъютант Вильгельм Иоганнес фон Адлербург-Нойердорф, младший сын эрцгерцога Алоиза Тибериуса фон Адлербург-Нойердорфа, принадлежал к одной из побочных ветвей правящего аспийского рода. История Нойердорфов началась в 1700 году, когда графиня Франциска фон Нойердорф, бывшая статс-дамой при аспийском дворе, произвела на свет сына. Фердинанд, официальным отцом которого считался гвардейский офицер Йозеф фон Беневиц, на самом деле был сыном Императора Рихарда XIX; Франциска была его фавориткой после того, как исполнение «супружеского долга» Императрице Ольге было строго запрещено придворными врачами.
Фердинанд фон Нойердорф рано получил офицерское звание – Франц I, его единокровный брат, ставший Королём в 1716 году, всячески способствовал карьерному росту юноши. Уже в 1718 году молодой граф участвует в кратковременной войне с Моэном, в 1719 отправляется в Мамлакат и проводит там обе восточные кампании, в 1724 сражается в Аспийско-эддернелльской войне, а в 1728 находится при штабе Гордецкого, вторгается в Шварцланд.
Довольный смелостью и прекрасными командирскими качествами графа, к тому же, проникнутый к нему личной симпатией и даже чувством родства (тем более, что отец его, Рихард, давно отрекшийся от престола, женился во второй раз именно на Франциске, матери Фердинанда), Франц I в 1730 году официально признаёт Нойердорфов в лице графа Фердинанда членами Соррийского Дома с титулом эрцгерцогов (высочайшим невладетельным титулом в Аспии). Так начинается история ветви Адлербург-Нойердорф.
Внук Фердинанда, Георг, один из крупнейших и богатейших землевладельцев Аспии, неизменный гость на всех императорских приёмах, успешно выдал дочь Марию за кофердского кронпринца Оттона, ставшего вскоре Императором Коферда. После этого Нойердорфы фактически переместились в Коферд, а целые последующие поколения воспитаны были в кофердской вере и по-кофердски говорили лучше, нежели по-аспийски. Из Нойердорфов в Аспии оставались лишь потомки младшего сына Георга, Ойгена, исповедавшего вильгельминство и продолжавшего служить аспийскому трону. Его внук, родившийся в 1879 году Вильгельм Иоганнес, за год до моэнской войны был назначен флигель-адъютантом Императора.
Изображение
Вильгельм Иоганнес, эрцпринц фон Адлербург-Нойердорф, в чине аспийского флигель-адъютанта, 1896 г.
17 июля 1896 года Вильгельм в полной форме явился в Кёнигсбургский замок. Император принял его в одном из кабинетов где, видимо, некогда работал покойный Король Генрих, портреты которого, несмотря на вражду держав, аспийцами были украшены траурными чёрными лентами.
Высокий молодой человек с русыми волосами и завитыми кверху усами, в синем мундире, богато украшенном серебряным шитьём и аксельбантами, чинно предстал перед своим Государем. Фридрих Вильгельм, в скромном сюртуке без эполет, в очках читал что-то за рабочим столом но, завидев гостя, сам встал и подошёл ближе, принимая приветствие фильгель-адъютанта. После обмена обыкновенными в таких случаях вежливыми формальностями, Император перешёл к делу.
- То, что Вы услышите сегодня, Вильгельм, перевернёт всю Вашу жизнь. Вчера я принимал делегатов моэнского правительства – они готовы к переговорам. Я не буду посвящать Вас во весь перечень условий, это скучно и напрямую не касается Вас… пока. Но можно сказать, что Вы сами есть условие заключения мира в этой войне.
- Ваше Величество…?
- Делегаты изъявляют желание правительства в качестве нового моэнского монарха видеть представителя Адлербургской династии. Всю ночь я думал и остановил свой выбор на Вас, Вильгельм. Ваши родственники слишком увязли в Коферде, старшие братья, Фриц и Бурхард, хотя и достойно служат, по мне так не готовы взять на себя такую ношу. Вы же ещё не обременены своей собственной семьёй, сколь мне известно, и не имеете личных поместий; я решил выдвинуть Вас в качестве претендента, и моэнцы одобрят это.
Вильгельм молчал. Что он мог ответить на эту новость? Он не знал, что и думать – всё это было похоже на сюжет романа, но не на события, происходящие в его привычной, реальной жизни. Служба, по временам балы, прогулки в парке, выезды на охоту в отцовское поместье, снова служба… Вот привычный круг бытия. Трон? Корона? Откуда, когда, почему он, почему не отец, не братья, мало ли знатных родов в Аспии, раз моэнцам так захотелось ещё одного аспийца на троне…?
Отвечать было нечего. Перед ним стоял Император Аспии. Всё уже было решено и единственное, что он мог сделать, оставаясь пока подданным его, он приложился губами к руке Императора и вдруг почувствовал, как на глазах проступают слёзы. Император всё заметил и удовольствовался реакцией своего флигель-адъютанта.
Вильгельм фон Адлербург-Нойердорф не помнил, что было дальше. Как-то он приехал на свою временную квартиру недалеко от здания штаба, и едва скинув мундир упал на кровать. Может быть, всё это был сон…?
* * *
Через двое суток в Кёнигсбург вернулись двое в сопровождении чинов штаба армии – главнокомандующий Франц фон Кейтельсбург и архиепископ Стефан. Перемирие уже было подписано, и теперь Кейтельсбург свободно общался со своим недавним противником-тёзкой, эрцгерцогом Францем, который приехал в столицу в тот же день. Со стороны могло создаться впечатление, что не было этих месяцев кровопролития, громовых раскатов канонады и братских могил, устеленных завернутыми в белые саваны телами. Старый эрцгерцог преимущественно хвалил Кейтельсбурга, часто вспоминая его отца, с которым был дружен ещё в молодости.
В полдень полная делегация прибыла в замок, где в главной гербовой зале их ждал аспийский штаб и группа гражданских чиновников в праздничных одеяниях; Император стоял на месте под балдахином, где недавно был трон, увезённый во время отступления в Вильгельмсхафен. Рядом, уже в генерал-адъютантской форме, стоял Вильгельм Иоганнес фон Адлербург-Нойердорф; его повысили накануне в звании, но во всей фигуре претендента на моэнский трон было теперь, вопреки обилию золотых украшений мундира, ещё больше личной скромности.
Прозвучало официальное приветствие делегации Императору Аспийскому. Когда с формальностями было покончено, посол Аспийской Империи в Моэне Амадей фон Ротерхейм зачитал условия заключения мирного договора между Аспией и Моэном: возвращение в состав Аспийской Империи острова Шварцвелле, провинций Мирланд, Францланд и Фолькберг, полное признание означенных изменений и отказ от этих земель со стороны Моэна. Присутствовавшие на церемонии с моэнской стороны во главе с временно исполняющим обязанности главы правительства Анатолем фон Грюнбахом одобрили оглашённые пункты, после чего был зачитано официальное «Призвание на моэнский трон эрцпринца Вильгельма Адлербург-Нойердорфского». Стефан XIV благословил последнего, а гражданские представители провозгласили его кронпринцем как наследника Генриха I.
Изображение
Герб Адлербург-Нойердорфов, побочной ветви Старшей Линии Адлербургского рода. Щит увенчан эрцгерцогской короной. Кроме "родных" символов на гербе присутствует солнечное колесо кофердского герба - оно появилось на нём после женитьбы Марии Адлербург-Нойердорфской и кронпринца Оттона Кофердского, будучи пожаловано Альбертом Авершером.
После церемонии состоялся торжественный банкет в замке. Первые шаги к миру были сделаны, и казалось, что в Моэне воцарился довоенный покой, но веющий свежестью перемен…
Последний раз редактировалось KaiseR Вс июл 23, 2017 3:33 pm, всего редактировалось 1 раз.

КрасныЙ Командир
Аватара пользователя
Сообщения: 195

Re: Аспийско-Моэнская Война 1895 - ??? гг. (по а.л.)

#13 Сообщение КрасныЙ Командир » Вт янв 03, 2017 5:56 pm

Первая для Мариеннского королевства война подходила к концу. Мариенна, встретившая войну с совершенно неорганизованной армией, одерживала одну победу за другой. Во многом причиной таких побед была слабая подготовленность моэнской армии, в другом - высокий боевой дух мариеннцев. После объявления об отбытии из Мирланда перед многими солдатами встал вопрос - что делать дальше? К моменту сбора армии в мирландских бухтах, гаванях и портах в ней находилось около 30 тысяч бойцов, оборванных, заболевших, раненых было более 7 тысяч. И всех их необходимо было в кратчайшие сроки доставить на Поднебесные острова, оснастить новым вооружением и униформой. Кроме того необходимо было навести порядок в системе званий, которой фактически не существовало. Вся непродуманность армейской системы могла легко развалить мариеннскую армию.
Изображение
Концепция мариеннской армии образца 1896 года (по а.л.) все быстрее и быстрее распространялась среди военных. Суть концепции заключалась в сокращении сухопутной армии до 20 тысяч человек, частичном упразднении кавалерийских частей, создании системы управления и системы званий. Мариеннское королевство готовилось к обновлению не только армии, но и самого облика государства. Обустройство дворцов, строительство городов, развитие промышленности и сельского хозяйства и, наконец, сближение с технологически развитыми империями.
Изображение
Мариеннский рабочий, 1895 год (по а.л.)
Но на воплощение армейской и гражданской концепций 1896 года (по а.л.) требовались деньги, которых, после прибытия армии домой, могло бы и не остаться. Именно по этому от Моэна требуется возмещение причиненного форме, оружию и здоровью мариеннских бойцов вреда в размере 4 миллионов моэнских талеров. В случае неуплаты вышеуказанной суммы к осени 1895 года (по а.л.) мариеннские войска получат право на конфискацию любого моэнского имущества без разрешения на то Моэнского провительства и граждан.

KaiseR
Модератор
Аватара пользователя
Сообщения: 10010
Награды: 2

Ветеран ВР Ветеран SLC

Re: Аспийско-Моэнская Война 1895 - ??? гг. (по а.л.)

#14 Сообщение KaiseR » Сб янв 07, 2017 2:25 am

Изображение

1 августа 1896 года
в Кёнигсбургском замке представители держав-участниц Аспийско-моэнской войны заключили Кёнигсбургский мир.
Делегации Моэнского Королевства и Аспийской Империи возглавляли лично монархи этих держав - пока ещё не коронованный кронпринц Вильгельм Адлербург-Нойердорф и Император Фридрих Вильгельм; делегации Кофердской Империи и Мариеннского Королевства также присутствовали при подписании мирного договора. Его положения были следующие:
Аспийско-моэнская статья: Аспийская Империя возвращает в свой состав провинции Францланд-Фолькберг и Мирланд, закрепляет за собой острова Шварцвелле и находящийся подле него безымянный; Моэнское Королевство официально отказывается от претензий на означенные провинции и острова и признаёт контроль над ними за Аспией; Аспийская Империя гарантирует целостность и независимость Моэнского Королевства в границах, установленных настоящим договором и признаёт законным Королём Моэна Вильгельма Адлербург-Нойердорфского, а его род - королевской династией. Для уплаты контрибуций и восстановления Аспийская Империя даёт Моэнскому Королевству кредит в размере 3 миллионов аспийских кроненталеров сроком на 5 лет без процентов с условием обязательного возвращения всей суммы по истечении срока.
Кофердско-моэнская статья: Кофердская Империя получает денежную контрибуцию в размере 500 000 моэнских талеров и гарантирует независимость и территориальную целостность Моэнского Королевства, признавая также законной королевской династией Моэна род Адлербург-Нойердорфов и кронпринца Вильгельма моэнским Государем.
Мариеннско-моэнская статья: Мариеннское Королевство получает денежную контрибуцию в размере 4 миллионов моэнских талеров и гарантирует независимость и территориальную целостность Моэнского Королевства, а также признаёт законной династию Адлербург-Нойердорф и её представителя, кронпринца Вильгельма, Королём Моэнским.

Текст договора был составлен Рейхсканцлером Аспийской Империи курфюрстом Карлом Цернским. Накануне Император Аспии вручил кронпринцу Вильгельму знаки Ордена Соррийского Дома 1 степени, с которыми последний и появился на подписании договора.
Правительство Моэнского Королевства сообщает, что присяга на верность новому Государю, Королю Вильгельму, была проведена благополучно - после умиротворения республиканцев силами армий Моэна и союзников протесты не возобновлялись. Хотя требуемые союзниками контрибуции чувствительно ударили по бюджету экономически ослабшего Моэна, кредитные предложения Аспии и даже Краффштуффа (запросившего, впрочем, существенный процент), а также личное богатство нового Короля (одного из богатейших людей в Аспии) обещают стране медленный, но всё же верный подъём. Общество настроено оптимистично - моэнский народ ожидает давно алкаемых конституционных реформ, а военные - продолжения "проекта Кейтельсбурга".

Ответить

Вернуться в «Возрождение Рыцарства»