Участвуйте в конкурсе!Свежие обзоры
"Мир Гарри Поттера" ► 75950 "Логово Арагога"
Работы принимаются► 71022 "Минифигурки Harry Potter. ч. 2"
c 14 октября по 4 ноября► 75955 "Хогвартс-Экспресс"

Аспия: Эпоха Иоганна. Седьмая Глава.

Здесь Вы можете прочесть и обсудить чужие истории о ВР или выложить свою.

Модераторы: Имперский командор, Rayan, KaiseR

Автор
Сообщение
KaiseR
Модератор
Аватара пользователя
Сообщения: 9996
Награды: 2

Ветеран ВР Ветеран SLC

Re: Аспия: Эпоха Иоганна. Четвёртая Глава.

#16 Сообщение KaiseR » Ср мар 06, 2013 6:01 pm

Следующая глава обращена, по сути, к упоминавшимся как "сильные мира сего". Она как приукрашенная литературностью сводка событий.

Феодальная война.

Изображение



На исходе 1872 года Аспийская Империя полнилась слухами о скорой смуте. Воспоминания гражданской войны, прогремевшей несколько лет назад, всё ещё больно терзали задетых ненастьем людей. Но и у слухов была своя основа, которая не поддавалась сомнению большинством подданных Императора- участившиеся перемещения войск, приписанных к армии Аспийского Королевства, и внезапный отъезд Государя из столицы.
Иоганн I покинул Кёнигштадт рано утром 1 декабря, отправившись в сторону Марибурга. Вскоре пошли слухи, что он находится в Сорриа, где делал смотр сосредоточенным там войскам.
Но мало кто знал, что далее Император Иоганн путешествовал по своим владениям инкогнито, в компании полковника Зессельберга и группы офицеров из штаба. За ним по пятам, на расстоянии, следовала значительная группа войск, с конницей и артиллерией. Никому, кроме Государя, о маневрах не докладывалось- он сам отдавал приказы и скоро рассредоточил принадлежащие ему, как Королю Аспии, войска у границ Гардии, Славии и Моэна, отправив тайную депешу с указанием укрепить позиции в Мирланде.
12 декабря Император послал своих гонцов ко всем своим вассалам, кроме Князя Цернского и Графа Штральзейского Карла, который скоро сам к нему присоединился. Что содержалось в посланиях, и были ли они все одинаковы, неизвестно, но вскоре в Фестунгштадте, в землях Великого Герцога Венцеля II Гардийского, состоялось свидание его с Фердинандом, Графом Бауверка, Князем Каспаром из Штрельгау-Альбингена, Великим Князем Готтии Отто и Великим Князем Готфридом Маннебургским. В стороне, словно не причастный к делу гость, находился Великий Князь Славии Франц, который до Смуты был последним представителем младшей линии Адлербургов - Адлербург-Нордланд-Гольденкирх. К тому же, среди «почтенных старцев» он был мальчишкой в свои 27 лет, но не отказался от приглашения Венцеля II.
После традиционного банкета собравшиеся Имперские Князья (каковой статус согласно Имперской Хартии носили все вассалы Короля и Императора Аспии) заняли места в древней тронной комнате Эберштайнского замка. Во главе стола восседал Венцель II, Великий Герцог Гардии и глава Соррийско-Гогенгертской ветви. Он же и открыл образовавшийся совет.
- Господа, судя по тому, что из приглашённых мною Князей больше никто не приехал,- старый Венцель пробежался взглядом по сидящим за столом гостям,- я делаю неутешительный вывод- мы были преданы. Король Аспии и Император Иоганн Первый намерен нарушить Имперскую Хартию и свою клятву, данную перед лицом Господа. Боюсь, остальные Князья поддержат его, чтобы сохранить титулы и земли.
- Немыслимо! В чём причина этого предательства?- послышался сиплый голосок 69-летнего, самого старого из Князей, Отто I.
- Кайзер считает, что он может распоряжаться нашими владениями! Как будто нет в помине никакой Хартии!- воскликнул Венцель II. Был ли это ответ на вопрос старейшего Князя, или продолжение речи Великого Герцога Гардии, никто не задумывался,- Господа, мы в большой опасности. Мы и наши права. Надеюсь, все со мной согласятся, что нам необходима надёжная оборона.
- Вы, мой друг, намерены бороться с Кайзером?- во взгляде Готфрида I смешались недоумение и скептицизм,- Да вы с ума сошли! В Аспии две трети всей Имперской Армии. У меня нет ни единого кирасирского полка, одни шеволежеры. Удачный прорыв фронта и несколько манёвров- и от моего трона щепок не останется!
- Велика ли разница- сломают ваш трон, или сбросят вас с него? Быть Готтии аспийской провинцией!- ударил по столу доселе молчавший Каспар I,- Я не отдам Иоганну и пяди моих владений. Я был первым из вас, кому он сказал о своём намерении наградить верных людей землями.
Венцель, было, хотел что-то заметить, но внезапно в разговор вступил молодой Франц Славийский, стоявший у окна, и не пожелавший занять место за столом.
- А не ваши ли расходы подтолкнули его к мысли о медиатизации, Князь Отто?- Франц подошёл ближе, чтобы разглядеть обескураженное лицо старика, обрамлённое седыми бакенбардами,- Я слышал, что вы потратили двести тысяч на лошадей?
- Да как вы… как вы смеете?- возмущению Отто I не было предела. Франц, хотя не подал вида, не на шутку испугался- вид разгневанного старика ошеломил его. Князь чувствовал себя ребёнком, поднявшим руку на взрослого.
- Я не буду судить ваше мнение, Высокочтимые Князья, но я, как Великий Князь Славии, отказываюсь принимать участие в вашем предприятии. Я сохраню верность своему Императору, и пускай он сам решает, как поступить со мной. С сим дозвольте откланяться, направляясь в гости к своему родственнику, я не ожидал попасть на совет заговорщиков!
Сделав акцент на последних словах, Князь Франц отвесил церемонный поклон, развернулся и прошагал до дверей под удивлёнными взглядами других вассалов. Но только он вышел за двери, как наткнулся на стоящего у маленького окошка человека в длинном плаще; словно он только что с дороги, и ожидал окончания совета. Князь решил не обращать внимания на странную фигуру, и прошёл мимо, как бы невзначай бросив один короткий взгляд в сторону незнакомца. Увидев выходившего Франца Славийского, чёрный человек проводил его взглядом до другой двери и, наконец, сам вошёл в залу.

- А-а, вот мой верный рыцарь!- Венцель, кажется, был рад встрече с гостем в плаще,- Поведайте, мой друг, какие вести принесли нам.
- Кайзер собирает армию у ваших границ, Достопочтенные Государи. Он уже готов перейти в наступление и лишить вас ваших корон силою.
Что вызвали эти слова, сложно описать. В литературе это называется «немой сценой»- фигуры, как на картинке, замерли. На лицах Князей застыли гримасы, выражающие самые разные эмоции, самой заметной из которых был неподдельный ужас. Только Венцель II торжествующе дивился своей прозорливости. Решение пришло в его голову в ту же минуту.
- Господа! Я предлагаю вам объединить наши силы. Гардия готова выделить 30 000 человек, чтобы помешать нашему общему противнику попирать Хартию и наши права. Союз Князей или ничто, мы либо защитим свои владения силой, либо преклоним колена перед изменником!


19 декабря, всего через сутки после Совета в Эберштайне, состоялось подобное собрание в городке Шофбах. Здесь, в ратуше, Император и Король Аспийский Иоганн встретился с теми Князьями, что не явились к Венцелю II. Были здесь, конечно же, Князь Церна и Граф Штральзее Карл I, Вильгельм Штрельгау-Эрцбургский, Герцог Францланд-Фолькбергский Пауль и его брат, Князь Францланд-Маннебургский Людвиг. Князья и Император расположились в старом кабинете, где слуги уже поставили стол побольше и расстелили на нём карту. Всё напоминало начавшийся военный совет, хотя о войне никто так прямо и не заявил.

- Мои Князья,- Император Иоганн, одетый в скромный мундир без эполет, украшенный только орденской звездой, вошёл в кабинет последним,- Как мне только что доложили, в Эберштайнском замке Великий Герцог Венцель только что скрепил «Княжескую Лигу». До сих пор мне не ясна позиция Великого Князя Франца и Ландграфа Генриха. Мы на пороге новой смуты, и в наших силах предотвратить её.
- Государь, вы знаете, что мы верны вам и поддержим Аспию в грядущей схватке.- Вильгельм I, генерал-фельдмаршал Империи, пришёл на совет при полном параде, с россыпью орденов на груди, но неизменной чёрной повязкой на левом глазу, выбитом ещё в битве при Азаре,- Я знаю причины, по которым ваш гнев обрушился на изменивших своим поведением Империи Князей, но разве достаточная это причина, чтобы лишить их данных владетельных прав и корон?
Иоганн, подле которого сидел Карл I, периодически что-то записывающий, кивнул в сторону своего старого полководца.
- Князь Вильгельм, вы всегда были проницательны. По праву вы можете носить титул Спасителя Империи за ваши действия в годы Смуты. Но все обязаны помнить, что эта Империя принадлежит Адлербургам. Я верен тем, кто верен мне, я люблю всех своих Князей, которые полагают свою жизнь на алтарь процветания и благоденствия нашей Империи, но Император в ней один. Я хочу раз и навсегда показать это людям, для которых их личные, низкие интересы, оказались выше общих, имперских. Империи не нужны жадные, самовластные вассалы, для которых владетельное право всего лишь возможность зажить на широкую ногу.
Князья, выслушав Императора, соглашались. Противовес Лиге был создан.

Реакция Лиги Князей не заставила себя ждать. Имперские Князья, вошедшие в неё, объявили о непризнании Иоганна I Аспийского Императором и своём отделении от Империи. Их примеру последовал колебавшийся ещё Ландграф Шаттенланда Генрих, потомок легендарных Вернеров. С другой стороны, к Императору примкнул Великий Князь Франц, собравший свои войска для отправки на помощь союзникам.
К изумлению соседних стран, в Империи вновь поднялась опасная буря. Кофердские, локтарские, тиердальские послы предсказывали гражданскую войну, распад Империи, готовились проекты на случай, если придётся перекраивать карту снова, или чтобы вовремя заключить договоры с новыми державами, которые бы могли выделиться из распавшейся Империи Адлербургов. Однако жизнь новорождённой смуты была коротка, как у бабочки.
Армии Императора и его Князей, воспользовавшихся медлительными приготовлениями и нерешительностью их своих противников из Лиги, перешли в наступление и в течение недели уничтожили войска Венцеля II и прочих членов Лиги. Солдаты Лиги переходили тысячами на сторону Кайзера Иоганна, едва завидев его издалека скачущего на коне перед своими полками.
Новая смута закончилась, едва начавшись. И над всем- над картами, полями сражений, дворцами, в которых были заперты, как арестанты, провинившиеся Князья, нависала тень человека в чёрном плаще и треуголке, словно злой дух, являвшегося то в стане Императорском, то у Гардийского Великого Герцога.
1872 год подошёл к концу.


На иллюстрации- Император Иоганн собственной персоной. В простом двубортном мундире без эполет, фуражке и походных панталонах с заклёпками. Вот так он, сама непосредственность, явился на совет. :mrgreen:

Зеленый Зактан
Легенда
Аватара пользователя
Сообщения: 6077
Награды: 2

Лучшая партия Мафии Ветеран ВР

Re: Аспия: Эпоха Иоганна. Пятая Глава.

#17 Сообщение Зеленый Зактан » Ср мар 13, 2013 4:33 pm

И вновь прошу у вас прощения за поздний комментарий. Все отыскивал момент, когда смогу спокойно посидеть у компьютера длительное время и прочитать главу, погрузившись в атмосферу, а не перемежая ее чтение другими делами и не читая по диагонали или кусками - именно из уважения к вашим книгам (и желания получить от них полноценное удовольствие и полноценно оценить), а ничуть не из-за лени, невнимательности или чего еще там. :)

Глава, впрочем, совсем небольшая - точь-в-точь "Сцены", вкраплённые в хронику. Однако Аспия теперь кажется мне столь же многострадальной, как прежде Коферд - кажется, в последние лет 20 они в этом отношении поменялись местами. Мне, конечно, без цветной карты нечего и думать разобраться в красивых княжеских титулах. А ведь у них, верно, и культуры, и регалии, и армии свои... Ежели реформу свернут - увидим ли мы все это? ) Вообще, выходил какой-то краффштуфитский сценарий, не разросшийся больше кофердского Лилшейхова бунта - а все же какой резонанс должно было это вызвать в цивилизованном мире, центром которого является Аспия!) Однако концовка, самая кульминация по сути, описана совсем уж коротко - будто и впрямь не больше Лидшейховского анекдота.) Мне хотелось бы тут видеть и реакцию кенигштадтского сапожника, и солдат на привале, и уж хотя бы сцену батальную.)

Однако неужто столь неудачна была "княжеская" реформа? Как быстро она дала трещину, и не из-за единых же расходов по содержанию дворов! Как быстро прошлые союзники затеяли новую смуту - как они цеплялись за недавнюю хартию, а ведь от прежней войны, верно, не отошли?
О том, что Франц Славийский окажется верен престолу, я как-то помыслил сразу. Итак, еще один важный герой в повествовании? Ума не приложу, как же теперь все они объединятся с гусаром, бывшим подпольщиком, Черным Человеком (как меня занимает эта интрига, и говорить нечего!) и Императором.)

PS Что-то там с послами из Коферда? А, ну да, у нас два плана было на самом-то деле - либо спасать Тымпарьал-Ашпьен в случае чего, либо, если уж совсем все плохо пойдет, на Кенигштадт, по заветам старого Генриха!)

Я ничем не связан с Greenpeace? Greenpeace ничем не связан со мной! (с)

KaiseR
Модератор
Аватара пользователя
Сообщения: 9996
Награды: 2

Ветеран ВР Ветеран SLC

Re: Аспия: Эпоха Иоганна. Пятая Глава.

#18 Сообщение KaiseR » Вс мар 17, 2013 2:00 pm

Зеленый Зактан писал(а):И вновь прошу у вас прощения за поздний комментарий. Все отыскивал момент, когда смогу спокойно посидеть у компьютера длительное время и прочитать главу, погрузившись в атмосферу, а не перемежая ее чтение другими делами и не читая по диагонали или кусками - именно из уважения к вашим книгам (и желания получить от них полноценное удовольствие и полноценно оценить), а ничуть не из-за лени, невнимательности или чего еще там.

Мне порой бывает немного обидно (нет, не на кого-то, а просто- обидно), что некоторые мои работы остаются без внимания долгое время или совсем. Не привычен- всё же раньше реакция на работы приходила быстрее и её было... больше, что ли. Хотя ВР, кажется, по своему составу не сильно изменился, комментарии стали вещью на вес золота. Впрочем, чего на зеркало пенять... я вот ваш комментарий только сегодня заметил. :facepalm:

Зеленый Зактан писал(а):Глава, впрочем, совсем небольшая - точь-в-точь "Сцены", вкраплённые в хронику.

Зеленый Зактан писал(а):Однако концовка, самая кульминация по сути, описана совсем уж коротко - будто и впрямь не больше Лидшейховского анекдота.)

Данная глава вообще не была рассчитана на детальное описание баталий, реакции населения и пр. Она проходная, должна быстро ввести в курс дела, кратко описать события. Мне вспоминается такой старый фильм, "Бисмарк" (знаю, сравнивать литературу и кино негоже, но "движущиеся картинки" уже успели нас извратить своей краткостью :mrgreen: ), где таким важным событиям, как Германско-Датская война и Германская Война (она же Австро-Прусская) уделяется около минуты. Хотя фильм- биографический, и уж никак данные события в жизни Бисмарка второстепенными назвать нельзя.

Зеленый Зактан писал(а):Однако Аспия теперь кажется мне столь же многострадальной, как прежде Коферд - кажется, в последние лет 20 они в этом отношении поменялись местами. Мне, конечно, без цветной карты нечего и думать разобраться в красивых княжеских титулах. А ведь у них, верно, и культуры, и регалии, и армии свои... Ежели реформу свернут - увидим ли мы все это? )

Князья останутся. Вообще, сказать без прикрас, вынужденного "обеления" царствующего Иоганна, всё это весьма тёмная история.) Тут я скатился в пристрастность- вот, дескать, какие князья коварные, и какой светоч морали и долга наш Иоганн. А на деле же... Была гражданская война. Иоганну нужны были деньги и армия, а ещё "освежение" существующего порядка. Он заручился поддержкой знатных семей, у которых были деньги, пообещав им титулы. Войну он выиграл, а потом, глядя на то, как быстро его вассалы почувствовали себя чуть не самодержавными монархами, решил забрать данное. Опять же, заручившись поддержкой других князей. Не просто же так Вильгельм Штрельгау-Эрцбург спросил Императора про справедливость его решения- он-то понимает, что дружба-дружбой, и обещания-обещаниями, но Иоганну ничего не стоит потом их точно так же "мечом и кровью" вернуть в свои владения. Издержки неофеодализма. :mrgreen:

Благодарю вас, друг мой, что продолжаете следить за сим опусом.)

KaiseR
Модератор
Аватара пользователя
Сообщения: 9996
Награды: 2

Ветеран ВР Ветеран SLC

Re: Аспия: Эпоха Иоганна. Пятая Глава.

#19 Сообщение KaiseR » Чт июн 27, 2013 10:25 pm

Гость из прошлого.

Изображение



Предрассветное небо синело над тёмными силуэтами покатых крыш, когда под сводами старых каменных ворот со скрипом проезжала большая телега. Кляча, тащившая эту ношу, возмущённо пыхтела, фыркала, требуя уделить долгожданное внимание и накормить за долгое время пути, но возница, сжимая в руках поводья, продолжал клевать своим круглым, как картофелина, носом, теряя остатки сознания.
За его широкой спиной, на сухом сене, восседало пятеро человек. Четверо были солдаты, в мундирах, касках и с ружьями. Между ними, закованный в кандалы, лежал человек. Когда возница, приготовляясь к отъезду из Кёнигштадта, увидел его впервые, он было подумал, что повезёт больного старика, но скоро понял: не осуждённого старца доводилось ему везти в далёкий Шварценграбен, но измученного многолетним заключением, болезнями и одиночеством узника.
В дороге любопытство возницы пересилило, и к его удовольствию солдаты оказались сговорчивые. Из беседы с ними он выведал, что арестант этот- неудавшийся террорист, бывший студент, состоявший в тайном союзе, готовившем покушение на Императора. Оно не осуществилось, жандармы сработали на опережение, взяв всю группу с поличным накануне акта. До суда успел молодой арестант проваляться в затопленном старом каземате около полугода, так что перед своими судьями предстал уже в самом дурном состоянии. На счастье ли, или на несчастье арестанта, на эшафот его не отправили. Жандармы, сопровождавшие бывшего студента назад в каземат, подшучивали- «Верёвки коротки оказались, а новых долго ждать!».
Сырой каземат стал домом осуждённого ещё на месяц, пока его не перевели в новый, сухой равелин.
«Ну а через три года- вот!»- говорил рыжеусый солдат, протягивая бумагу с предписанием губернатору,- «Приговорили в Шварценграбен, в ссылку». Возница сочувствующе кивал и до самой глубокой ночи делился байками о виданых им приговорённых, которым довелось побывать в его телеге. Так шли дни, пока угрюмая повозка с пассажирами достигла назначенного места…

***

Дом бургомистра в Шварценграбене всегда был, усилиями его деятельной жены, местом сборов городской интеллигенции. Здесь постоянно бывали за чашкой кофе местные сочинители, музыканты, которые платили хозяйке за гостеприимство демонстрацией своих талантов, получая от бургомистерши покровительство и помощь, стараясь оной не злоупотреблять.
Вечера были длинными и весёлыми, молодёжь сбегалась на танцы и игры, почтенные их родители объединялись в беседе или за игорным столом, а когда часы били два часа, расходились шумной толпой, еле минуя бурлящим и пёстрым потоком прихожую. И здесь-то часто сталкивались с другой фигурой, появлявшейся в богатом доме.
Фигура была бы неприглядна, если бы не венчалась густыми, красивыми, рыжими волосами, очень выделявшимися на фоне бледного лица и чёрного фрака их обладателя. Молодой ещё человек, всегда приходивший к двум, был среднего роста, худощав, малость сутул и, как упоминалось, бледен лицом, но достаточно красив и привлекателен своей загадочной натурой. Он был из тех людей, о существовании которых все знают, но никто не ведает, что они на самом деле собой представляют. Его бы и имя мало кто знал, если бы бургомистр, возглавлявший процессию гостей, не называл его всякий раз по фамилии.
- Биттервег!- приветствовал хозяин человека в чёрном фраке.
Гость кланялся и молча следовал за бургомистром в кабинет, порой вызывая так негодование гостей, почитавших его поведение за надменную усмешку. Проницательные люди без долгих раздумий приходили к мысли, что Биттервег пережил что-то, что людей слабых губит, а сильных- калечит. Следовательно, никакой издёвки в его поведении искать не имело смысла, разве посочувствовать его нелёгкому прошлому…
- Сегодня почтмейстер заходил,- Эрих Биттервег вошёл вслед за своим начальником в просторный кабинет,- На него подали жалобу за вскрытие писем.
Бургомистр пожал плечами, изобразив безразличие, но в его лице наблюдательный секретарь заметил что-то мимолётное, но явно выдающее участие градоправителя к оскорблённому адресату, подавшему жалобу.
- Дорогой Эрих, вы же знаете, что закон не гарантирует подданным нашего государства, что их письма не будут… осмотрены на почте. Последний цензурный устав… весьма строг. К тому же, почтмейстер, я вас уверяю, человек хороший, просто следовал предписанию. Наш город давно стал общеизвестным местом ссылок, вот он и перестарался, к тому же, наверняка забыл как следует заклеить конверт...
- Целесообразно ли само существование почты,- Биттерверг взглянул на бургомистра поверх своих круглых, в тонкой оправе, очков,- Если граждане станут отправлять письма с частными посыльными? Так мы лишимся фельдъегерей, и вместо ваших донесений и приказов они станут развозить гражданскую переписку.
Градоначальник смачно отхлебнул из стакана наливки и недовольно что-то буркнул.
- А вы, Эрих, думаете, это я приказал вскрывать конверты? Это я- автор нового цензурного устава?! А, чорт с этим! Когда вы будете в моих годах, возможно, поймёте, что текст кодекса или свода законов не зависит от мнения какого-то провинциального чиновника, а я от себя могу только пожелать вам… Впрочем, Биттервег, лучше поднесите мне эти ваши донесения.
Донесения городских служб, обыкновенно приносящиеся в широкой кожаной папке, информировали градоначальника о всём, что происходило за день. Бургомистр читал их, сев подле камина. Его подчинённые всегда удивлялись работоспособности начальника, предпочитавшего заниматься разбором корреспонденции и бумаг поздней ночью.
- Поглядите-ка!- бургомистр поднёс какое-то из донесений ближе к свету,- Вам имя Эзехиль Рат ничего не говорит, Эрих?
- Рат?- обычно тусклые и равнодушные глаза Биттервега загорелись интересом, как будто в сердце «инвалида жизни» вновь воспылал огонёк молодости,- Эзехиль Рат мне известен, господин Гуттенбург.
- Что-то подсказывало мне, это имя оживит вас!- усмехнулся бургомистр.- Ваш Рат переведён к нам в город, на место своей ссылки. Сколь я могу судить по этому листку, пожизненно будет нашим гостем.
- Рат был осуждён? За что?- Биттервег чуть не сорвался на крик, так был взволнован.
- Не знаю, в документе не значится. Он ваш знакомый?
- Он был моим другом с первого университетского курса. Не думаю, Ваше Сиятельство, что его биография до настоящего момента вас заинтересует, но в мой последний год в Кёнигштадте Рихт состоял в том же кружке, что и я. Я не знал, что он тоже был арестован.
- Да нет, судя по тому, что нелёгкая занесла его к нам спустя столько лет, ваш старый друг ответил перед законом не столь давно… Желаете навестить его, так ведь, Биттервег?
Эрих не знал, что ответить. Эзехиль Рат, такой же член студенческого братства, что и он, словно бы остался в прошлом, когда Кёнигштадт исчез позади. Теперь он, Эрих Биттервег, не студент, не состоит в клубе, не присутствует на заседаниях тайного кружка, словом, мосты связывающие с прошлым сожжены. И вот, как последний вздох ушедшего времени, ему является мрачный призрак- старый друг, сосланный в глушь, как он сам. Что он может принести с собой в покой и размеренную жизнь Шварценграбена?
- Я бы встретился с ним, если позволите.- тихо произнёс Эрих. Бургомистр, скрепив замком руки на груди, только молча кивнул.
За окном была ночь, но далеко, из-за горизонта уже робко выглядывал рассвет, несущий новый день.

***

Кёнигштадтская жизнь, было известно каждому военному с богатым послужным списком, подобна фонарю, на который слетаются мотыльки летом. Гарнизонная служба и провинциальные душные казармы всегда отвращают, как ночная тьма, а блестящая имперская столица манит, подобно огню, но в сущности она лишь самый большой обман, что быстро понимаешь, прослужив «под крылом Государя» хотя бы два года. В конце концов с ней свыкаются только заядлые царедворцы и завсегдатаи светских вечеринок и казино.
Среди многих, кто попал в сети кёнигштадтского общества, был и полковник фон Зессельберг, герой недавней феодальной войны, как прозвали короткое столкновение газеты. Вольфганг, отпрыск старинного знатного рода, уже перешагнул тот порог, где кончается красавец-офицер с пленительной улыбкой, и начинается хмурый военный корифей, когда два года назад Император, памятуя о его заслугах, пожаловал его генеральским званием. Так он оказался в самом центре политической и культурной жизни Аспии.
И, как повелось, скоро эта жизнь ему совершенно наскучила…

Бравый вояка, Зессельберг снимал большую часть доходного дома одной купчихи, что стоял в Телленмаркте , известном столичном районе, бывшем некогда небольшим городком. В его центре, по всем правилам старых градостроительных планов, была торговая площадь с маленькой ратушей, переделанной каким-то частником в ресторан, а улицы, как лучи, расходились во все стороны, усаженные по сторонам от мощённой дороги деревцами, на которые безразлично смотрели квадратные окна каменных домов. Одним из них был и дом, где поселился наш генерал с денщиком Вильгельмом, с которым его связывало необыкновенное приключение в далёких южных водах. Денщик, бывший когда-то матросом, человек низкого происхождения, но весьма смекалистый и хитрый, уже несколько лет служил своему командиру верой и правдой, и уже был более другом, чем слугой; в новом месте ему отведена была целая комната, просторная, со шкафом, вскоре заставленным внушительной коллекцией книг- отрадой денщика-книгочея. Получив повышение, генерал Зессельберг стал желанным гостем на вечерах кёнигштадтской знати, и у Вилли (все, кто знал денщика, неизбежно начинали называть его именно так- от самого генерала до последней торговки на рынке и приходского священника) теперь всякий день было много работы- с самого утра он принимался чистить бальные туфли, стирать белые панталоны и парадный мундир с золотым шитьём. После семи часов пополудни генерал принимал ванну, старательно укладывал шевелюру по последней моде, завивая волосы на висках, расчёсывал и вощил усы, и наконец, облачившись в свой наряд, поданный денщиком, набрасывал на плечи длинную шинель с пелериной и венчал свою ухоженную голову двууголкой с плюмажем. В таком виде он выходил из дома с парадного крыльца, садился в свою карету и отправлялся через город к богатому особняку того или иного семейства, приславшего ему приглашение.
В тот вечер бал давали во дворце Нойнердорф в Кирхенхюгеле. Недавно у Зессельберга умерла мать, с которой генерал поддерживал самые тёплые отношения, но даже траур не давал ему права отказаться от поездки, ведь на балу должен был появиться сам Император, которому он был обязан расположением и высоким чином. Даже Вилли, обычно остававшийся дома, должен был ехать вместе с генералом- несколько дней назад он впервые за долгий срок службы Зессельбергу изъявил желание перейти в действительную службу.
- Ты уверен, что хочешь служить в армии?- Зессельберг, имевший привычку перед отъездом выпивать чашку кофе, сегодня усадил за стол и денщика.- Служба в регулярной армии… отличается от денщицкого дела, к которому ты за столько лет успел попривыкнуть. Государь даст согласие, уверен, и ты станешь унтер-офицером, но подумай, Вильгельм, ты же совершенно не привык к строю!
Вилли, который даже за столом не отрывался от дела, подштопывая свой старый мундир, добросердечно улыбался в ответ.
- Вашпревосходитьство, вы же знаете, как я к вам отношусь… Я вам верой и правдой служу с того самого момента, как мы тот проклятый корабль покинули, но и вы поймите меня- ведь я тоже не могу всю жизнь на денщичестве положить. А в гражданстве мне делать нечего- я матрос, и хоть предо мною моря нет, не могу в этой скуке прожить. А вы уж упросите Государя, меня в ваш полк хоть нижним чином назначить! Ростом я за гренадера сойду.
Вольфганг не сомневался, что денщик попросится в его, 13 гренадерский, полк. Представить добродушного и услужливого Вилли, привыкшего подчиняться, но не подчинять, в роли аспийского капрала, не пренебрегающего взяться за свою трость и пройтись по спине нерадивца- вот что было сложно…

***

Биттервег хорошо знал улицу, куда направил его начальник полиции, ответственный по надзору за ссыльными. В покосившемся старом домишке, зажатом между остатками каменного вала, частично засыпанного землёй и поросшего зеленью, и зданием цирюльни, и был поселён сосланный в провинцию Эзехиль Рат.
Эрих было хотел подняться сразу, но замешкался и принялся ходить под окнами, терзаемый градом мыслей.
«Его осудили! Но ведь никто никогда подумать не мог, что Рат окажется какой-то сумасшедшей группировки террористов… Заговор против Императора… Это серьёзнее, чем уличные выступления… Но чорт возьми, я был в петле, а его… сослали?! Но ведь я не намеревался убивать Императора, я всего лишь был в толпе… Боже, какая несправедливость!»
Но не успел Эрих, прошедший вдоль домов почти до конца улочки, зайти за угол, как сзади послышался знакомый голос. Не узнать голоса старого друга было невозможно- этот тембр, приобретённый после чудом перенесённого дифтерита, он слышал каждый день в стенах университета.
Рат стоял у порога, в узкой драповой куртке, с повязанным на шее зелёным платком- ни дать ни взять, настоящий бунтарь, как с картин, изображающих баррикады времён революций. Его лицо сильно изменилось спустя столько лет- черты стали острыми, будто вытесанными из дерева, волосы смоляного цвета пострижены небрежно, скорее всего там же, где он находился до приезда в Шварценграбен. Клиновидная бородка, которую в столице называли «демократической» (из-за популярности в кругах соответствующей политической ориентации), скрывала его некрасивый подбородок, никогда не устраивавший хозяина в дни беспокойной юности.
- Эрих! Ты пришёл!- Эзехиль первым бросился к другу с объятиями, словно все эти годы только и ждал встречи,- Боже мой, Эрих! А я-то думал убит, повешен!
- Как видишь, во плоти. Ты не представляешь, как я удивлён твоим приездом… Столько лет я не видел ни тебя, никого из тех, с кем знался дома, и вот ты являешься сюда, как по указанию Судьбы, друг! Но что произошло? Что случилось, что ты оказался в рядах авангарда революции?
На этот вопрос Рат не ответил, лишь оглянулся и жестом показал старому другу на окно второго этажа, приглашая зайти в дом. Похоже, опальный студент всерьёз беспокоился о слежке, а Биттервег, когда-то вращавшийся в подобном обществе, хорошо понял, что речь будет иметь характер сугубо политический.
Быт ссыльного оказался плачевным настолько, что Эрих почувствовал угрызения совести перед другом, ведь в день его приезда в Шварценграбен его судьбой озаботился сам бургомистр, тогда как Рат оказался почти на самом дне городского общества. Но Эзехиль не подавал вида, что расстроен своим положением- засветив лампу на круглом столе в большой комнате, бывшей для него и прихожей, и гостиной, и кухней, он поспешил начать свой рассказ, проливающий свет на нелёгкую судьбу «солдата свободы». Биттервег слушал и поражался, как далеко зашла деятельность подпольщиков в его отсутствие, и с удивлением узнал, что стал невольно одним из «мучеников», якобы жестоко растерзанных жандармами где-то в застенках городской крепости.
По словам Рата, в столице произошло несколько успешных операций, в том числе убийство коменданта городской крепости, где содержали и Биттервега, и ограбление двух инкассаторских карет, деньги из которых были направлены соратникам заграницей. Эзехиль с упоением рассказывал, какие планы имеют революционеры в Лангерре и Вельдероне, и какие зверства творит «реакционная клика» во главе с Императором Иоганном. Не без гордости поведал он и о своей роли, и о венце его деятельности- участии в заговоре против Императора, должном увенчаться его физическим уничтожением.
- Что?! Снова взрыв во дворце?
- Да. У нас был агент в тех стенах, мы знали, когда кайзер выходит в обеденную и когда принимает министров. Мы решили, что взорвём его, подослав кого-нибудь из наших, идейных, переодетого в фельдъегерский мундир с пакетом. Когда нам стало известно, что бабушка Иоганна больна, эта столетняя карга, и что письма о её здоровье кайзер получает от фельдъегеря с особым знаком- белой повязкой на предплечье, сомнений в проведении операции уже не было. Нашли и форму, и взрывчатку, спрятав в портфель, и даже повязку ему одели- отчаянному малому, Сименсу, ты его не знаешь, но он давно порывался кого-нибудь грохнуть. Он говорил, что подойдёт к кайзеру вплотную, а потом бросится на него- мощности бомбы должно было хватить, чтобы разнести в щепки этаж. Но…
- Филёр?
- Да. Это… молодой преподаватель, руководитель хора, Виссен. Он лгал нам, говорил, что сочувствует нашему делу и всеми фибрами души ненавидит кайзеризм. Он знал, что мы то-то замышляем, носил нам деньги и еду в подвал библиотеки… А потом сдал нас, в самый последний день. Сименс даже хотел взорвать всех, чтобы ни один полицейский не успел сбежать из подвала, но его скрутили и избили, а через день он умер в камере. Повешенье нам заменили «зелёной улицей»- каждого, включая девушек, прогнали через строй в тысячу человек!!! Ты знаешь, что такое тысяча палок, вымоченных в солёной воде? Ты знаешь, что чувствует наказуемый, когда кожа ремнями слезает с его спины, а кровь стынет на ветру? Я никогда этого не забуду. У одной из них, у молодой девицы, которая только вступила в наш кружок, сквозь плоть выступали кости на спине, кости!!! Но ты… Я слышал, ты неплохо устроился?
Эрих замешкался с ответом.
- Я… Бургомистр мне очень помог. Он заботился обо мне, как отец, если бы он был жив. Я думаю, он согласится помочь и тебе- господин Гуттенбург заинтересован в формировании надёжного и талантливого штата городских чиновников...
- Слышал бы ты себя!- в голосе Рата послышались недружелюбные нотки.- Говоришь как какой-то приспособленец. Эрих, неужели один раз ошпарившись ты отрёкся от борьбы за святое дело освобождения?
- Ошпарившись? Эзехиль, ты просто кичишься тем, что видел, но ты не знаешь, что видел я! Я видел, как такая же молодая девушка… в петле… Чорт побери, Рат, это ты себя не слышишь- ты обвиняешь меня в измене каким-то идиотским идеям, из-за которых я, и ты чуть не отправились на тот свет! Ну что мешает тебе просто жить, что тебе мешает..?
Но Рат уже не слушал его. Он всё для себя решил, и это просто читалось по его хмурому, застывшему как маска, лицу.
- Уходи.
Не произнеся больше ни слова, Эрих схватил свой картуз со стола и вышел из комнаты. У крыльца, однако, Эзехиль нагнал его и с силой развернул к себе.
- Ты знаешь… ты знаешь, что я не остановлюсь. Потому что ничего не кончено! Иди, иди и доложи обо мне своему дорогому бургомистру! Пусть прогонит меня через строй ещё раз! Пусть повесит меня, ведь он может, я знаю! Ты даже не филёр, Эрих, хуже филёра- ты просто изменник.
Не дослушав последние горькие слова, Биттервег вырвался из рук старого друга и быстрым шагом направился прочь от дома, где произошла эта тяжёлая встреча…

***

В то время, как часы на Лидборкской башне били девять, Вилентбургский проспект, освещённый рядами высоких фонарей, заполнялся экипажами всех мастей, проезжающими в ажурные ворота Нойнердорфского дворца. На крыльце под большим портиком с белоснежными колоннами гостей встречали разодетые лакеи, их ливреи, расшитые золотом, с ярко-голубым отливом дорогого сукна мелькали тут и там, а солдаты, стоящие у ворот, брали ружья на караул, встречая всё прибывающие кареты вышестоящего военного начальства.
Как вдруг, кареты знатных особ, подобно водам морским, разверзнутым пророком, разъезжаются в стороны, их хозяева выходят, на ходу сбрасывая шинели и пальто, и поднимая в почтительном приветствии шляпы- посреди улицы с громом копыт кирасирских лошадей едет красивая зелёная карета, снаружи скромная и неприметная, если бы не вензеля на дверцах. И вот шляпы возвращаются на головы почтенных мужей государства аспийского: Императорская карета въезжает во двор и останавливается у главного подъезда.
Зессельбергу посчастливилось приехать одним из первых- столичные хозяева это любят, и всегда оказывают первым гостям самый радушный приём. Вилли, денщик, остался среди своих коллег, в высоких островерхих касках и форменных сюртуках столпившихся в дальнем углу.
Вокруг скромного, ещё не свыкшегося с высоким светом Империи генерала оказалось всё блистательное придворное общество. Чиновники министерств, от юнцов, недавно заступивших на службу до седых старцев вильгельминской поры, снисходительно смотрящих на радостную молодёжь, военные в парадных мундирах, держащие свои оперённые шляпы подмышкой и рассказывающие впечатлительным дамам всех возрастов о захватывающих кампаниях прошлых лет, вельможи предыдущих царствований, потешающие курьёзными историями о былых временах, аристократы и сыны лучших дворянских фамилий… Но как ни пытался Вольфганг пристроиться к той или иной стайке этих удивительных и недоступных людей, не мог он найти себе места, и оказался скоро чуть ли не в компании денщиков.
Но дирижёр, ютившийся на хорах со своим оркестром, взмахнул палочкой, и залу наполнила музыка старинного аспийского гимна. Главные двери отворились, и сквозь покорно расступающуюся толпу золотых мундиров и блестящих шелков вошёл Император Иоганн I.
Император, сюзерен вассальных Имперских Князей и Король Аспии, Иоганн мало изменился спустя эти годы. Недавно кайзер отпраздновал свой 43 день рождения, 11 лет он провёл на троне Аспии. Иоганн, сказывали (не без основания), был самым «чистым по крови» Адлербургом: высокий (около двух метров), сильный, с благородными и правильными чертами лица, он одновременно напоминал Рихарда Великого, Вильгельма II и Франца Великого, словно слившихся в едином человеке. Поступь его была важная, величественная, она одна уже заставляла подданных расступаться перед ним; голубые глаза, могущие умилять и бросать в дрожь, смотрели вокруг решительно и смело. Все движения его носили печать благородства и силы, и никому в моменты созерцания этого прекрасного колосса не приходило в голову усомниться в его безграничной власти.
Император поочерёдно подошёл к своим ближайшим соратникам, первым, конечно же, чести удостоился стареющий Курфюрст Церна, Карл I, чинно поклонившийся и принявший рукопожатие сюзерена с благоговейным видом. Следующим был сдержанный и статный Курфюрст Штрельгау, одноглазый Вильгельм I, по признанию современников- лучший полководец Империи.
Наконец, когда князья остались позади, Иоганн обратился к послам, стоявшим рядом с группой военного штаба. Обменявшись парой фраз с кофердским посланником он, однако, обделил вниманием дипломата из Вестландии, демонстративно пропустив его. Вестландец никак не отреагировал, кажется, и не заметив такого явного намёка…
Когда с приветствиями было кончено, прибыла в зал и Императрица, с которой Иоганн открыл бал первым танцем.

- Значит, будет война?
- Генерал Зессельберг, прошу вас, тише…- старый Отто фон Урих, министр Иностранных дел, артистично приложил упитанный палец к губам.- Я бы даже сказал, вы не должны и слова повторить из того, что слышали от меня.
- Тогда зачем вы говорите мне о надвигающейся… если я не имею права на эту информацию?
Генерал и министр стояли на краю залы, пока в её центре хохочущим и сверкающим водоворотом кружились пары, вытесняя стариков на окраины паркета. Фон Урих был ровесником века. Ему уже исполнилось 77, а внешнеполитические вопросы решались с его помощью уже в 40-е, как раз в течение войны в Ародаре.
- Вы, генерал, зря себя обезцениваете. Я знаю больше, дорогой барон- вы будете включены в Главный штаб. Государь…
- Лично Государь утвердил это?
- Да… не перебивайте, барон, это не к лицу человеку вашего статуса… Император собирается зачислить вас в свою военную свиту. Вы сами видели, как он… обошёлся с послом Короля Вильгельма. Вестландия уже не дремлет, и я, поверьте старому политикану, положившему здоровье и спокойный сон на службе нашей державе, боюсь только одного- чтобы мы сами не проспали момент, когда тигр совершит бросок… Ах, Государь!
Император в окружении десятка лиц в эполетах приблизился к министру и его собеседнику.
- А-а, вижу вы, граф, уже раскрыли мой сюрприз генералу…- улыбнувшись произнёс Император,- Зессельберг! Рад видеть вас в столице. То-то же, негоже прятаться аспийскому генералу в глуши, чураясь света. Полагаю, вы уже знаете о назначении в штаб? Хорошо, тем даже и... Господа!- лица в эполетах, пока разговаривавшие между собой полушёпотом, громко щёлкнули каблуками.- Я считаю необходимым просить вас немедля пройти со мною. Нас ждёт небольшое собрание, и хотя сегодня праздник, боюсь, курить трубки и пить шампанское мы там не будем.
Распорядившись о своём исчезновении, Император в окружении своей высокочинной свиты вышел через боковую дверь залы в соседние комнаты, оттуда, по анфиладе, прошёл во главе процессии к самым дальним покоям- просторной комнате, где посередине уже стоял стол с картой и какие-то коробки.
Стоило фон Зессельбергу оказаться, рядом с прочими, над картой, как он без труда понял, о чём пойдёт речь. Перед ним была Вестландия и части соседствующих с ней держав.
- Сегодня я получил от нашего агента в Концгельме весть. Король собирается, похоже, идти на Монсеран, и строить догадки- «зачем?»- излишне. Вестландия укрепляет свои позиции и скоро, без сомненья, станет угрожать Аспии. Я собрал вас, господа, в качестве моего нового военного штаба на случай войны, которую мы поведём, если Король решится переступить монсеранскую границу. Когда это произойдёт, мы будем готовы. Главнокомандующим я назначу Курфюрста Вильгельма, он уже всё знает. Мы будем действовать быстро, чтобы не дать противнику ни единого шанса.
Слушающий своего Государя, новоиспечённый штаб смотрел на него десятком пар блестящих в энтузиазме глаз. Какой-нибудь писака-либерал, мастер бросаться каламбурами в правительство, начеркал бы подпись к этой картине: «стая хищников почуяла запах крови».
- Господа… Если всё пойдёт и далее так, как предсказывали мои советники после злополучной Смуты, в коей непосредственное участие приняла Вестландия, скоро мы покончим с этим назойливым «южным вопросом»…

Зеленый Зактан
Легенда
Аватара пользователя
Сообщения: 6077
Награды: 2

Лучшая партия Мафии Ветеран ВР

Re: Аспия: Эпоха Иоганна. Шестая Глава.

#20 Сообщение Зеленый Зактан » Сб июн 29, 2013 4:46 pm

Вчера, когда я зашел, наконец, прочитать вашу новую главу (каюсь, не сразу :( ), было уже поздно, и я успел только что начать.

На счастье, мой "неправильный" планшет был как раз подключен к компьютеру (неправильный потому, что я ни разу не выносил его на улицу, кроме как в случае поездок в другие города, а до сих пор на нем только читаю - и пишу - дома, без интернету на нем.) Это я перекопировал в очередной раз свои файлы, с той книгой, которую я пишу вместо того, чтобы заканчивать Сцены. :twisted:

Скрытый текст, кликните чтобы показать/убрать.

Парадокс: одним пальцем на сенсорном устройстве смог написать 25 длинных глав, которые я притом регулярно редактирую и оттачиваю - на компьютере, с "Кофердом" такое не получалось. Хотя слог у меня теперь (ура? увы?) даже еще вычурней и старомодней - несмотря на низкие околофентезийные жанры, языком я наоборот упорно ухожу куда-то в восемнадцатый век. Причем ненамеренно, на автоматизме. Где-то это хорошо, где-то приходится переписывать по сто раз. Думаю, на планшете, при всех неудобствах, удобней потому, что он переносной - это гибрид "вашего способа", с ампирной чернильницей, и моего старого, с клавиатурой. :mrgreen:


И я решился на эксперимент: я скопировал вашу главу в txt, озаглавил прилично и читал из... читалки. Волею рока вы у меня оказались между Шекспиром и протопопом Аввакумом в списке авторов без упорядочивания. )
Прочел главу сначала. И, скажу вам, другой совсем результат! Читается и легче, и живей, и атмосферней. Качественная литература, что сказать, и смотрится теперь качественно. Мне теперь заметна и классическая солидность, и рассуждения, и описания - раньше они пробегали у меня в голове как нечто само собой разумеющееся, хотя я их и читал исправно.) Я скучаю по классическому стилю историй ВР, а тут, когда я прочел обстоятельно и неспешно, все, от революционеров до надвигающейся войны с Вестландией (суть классическая палитра нашей - исконно Вашей - ВР-литературы), предстало передо мной... Ну, как будто на широком экране.)
Я теперь был бы очень рад перечитать все ваши книги и серии таким образом... Были бы нормальные текстовые файлы)

Теперь по сюжету; что ж, пока что я вижу только замечательное начало романа про эпоху, хоть на уже и идет 11 лет.) Просто мне решительно непонятно, как судьбы героев тут могут связаться, а ведь должны. Шестая глава по сути своей одна из начальных, тем более, что прошлые, насколько я помню :roll: , не все были посвещены Биттервегу, а теперь только и ожидается развитие событий или хотя бы его метаний. Я всегда люблю обстоятельные начала, но когда сам их пишу, всегда кажется, что всю книгу таким образом не доведу до ума... Как вы уже заметили, я весьма люблю описывать постепенные завязки, но чуть только дело дойдет до кульминации - у меня голова кружится все это подробно распутывать.

Ссылка в Аспии представляется мне довольно-таки "милой" - не Сибирь, чай, не штрафные колонии и даже не Ланцеторк) Зарисовки с обществом, с генералом и денщиком - прекрасные.

PS Революционеры в Лангерре... Думаю, они все проели отосланную им кассу в ресторанчике на Площади Святого Альберта. :) Сейчас в Коферде во всем то еще сонное царство... А в Аспии все так же "миловидно", как у нас при Бирн-Рике.) Думаю, ваши революционеры дальше моего Ваньшерра, который так и не бросил бомбу, потому что я не знал, как об этом написать, не уйдут) Хотя он и по сюжету не должен был бросить... Эх, а ведь у меня такая концовка для "Сцен" год как написана... Только я от Коферда вообще отошел, все забыл, разучился.

Я ничем не связан с Greenpeace? Greenpeace ничем не связан со мной! (с)

KaiseR
Модератор
Аватара пользователя
Сообщения: 9996
Награды: 2

Ветеран ВР Ветеран SLC

Re: Аспия: Эпоха Иоганна. Шестая Глава.

#21 Сообщение KaiseR » Сб июн 29, 2013 6:35 pm

Зеленый Зактан писал(а):Вчера, когда я зашел, наконец, прочитать вашу новую главу (каюсь, не сразу ), было уже поздно, и я успел только что начать.

Не беспокойтесь, я уже привык.

Зеленый Зактан писал(а):На счастье, мой "неправильный" планшет был как раз подключен к компьютеру (неправильный потому, что я ни разу не выносил его на улицу, кроме как в случае поездок в другие города, а до сих пор на нем только читаю - и пишу - дома, без интернету на нем.) Это я перекопировал в очередной раз свои файлы, с той книгой, которую я пишу вместо того, чтобы заканчивать Сцены.

Бритвы Оккама на вас нету. :mrgreen: Я тоже, пока моя технофобия не дошла до полного отречения от компьютеров, всё усложняю- я работаю, рисую на компьютере, музыку слушаю и кино смотрю на ноутбуке (есть тому свои причины), часть литературы, которой у меня нет в печатном виде, читаю на электронной книжке.

Зеленый Зактан писал(а):Парадокс: одним пальцем на сенсорном устройстве смог написать 25 длинных глав, которые я притом регулярно редактирую и оттачиваю - на компьютере, с "Кофердом" такое не получалось. Хотя слог у меня теперь (ура? увы?) даже еще вычурней и старомодней - несмотря на низкие околофентезийные жанры, языком я наоборот упорно ухожу куда-то в восемнадцатый век. Причем ненамеренно, на автоматизме. Где-то это хорошо, где-то приходится переписывать по сто раз. Думаю, на планшете, при всех неудобствах, удобней потому, что он переносной - это гибрид "вашего способа", с ампирной чернильницей, и моего старого, с клавиатурой.

Не-ет, тетрадку, чернильницу и перо стальное я ни на что не променяю! :) Без соблюдения "ритуала" никакого вдохновения не будет, а впрочем, его в последнее время и с соблюдением оного не много.( Дурацкое чувство безплодности работы, какой-то скуки... В связи с ним периодически задаюсь вопросом- не покинуть ли проект? Пик моей деятельности в нём прошёл, ветераны, "моё поколение", тоже в большинстве своём разбежались, да и сам проект вошёл в фазу временного (?) ступора. С прошлого года несколько раз уже принимал решение- уйду. Писал "заявление" об уходе, распоряжения по творчеству и государствам, которые мне принадлежат, а потом отчего-то оставался. Видимо, не созрел до окончательного ухода- удерживают недописанные "Ремарк", "Драгуны" и куча всего (иногда думаю, что лучше бы и не начинал- хандра и разочарование в конце концов бежит скорее вдохновения).

Изменения в стиле письменной речи (а ещё лучше- если речи устной!) в сторону "классики"- это я завсегда одобряю.=) Хотя меня порой такое загоняет в путаницу- особливо, когда в сочинении (а за рамками ВР последние несколько месяцев я пишу в основном статьи, оставив свою жалкую беллетристику) начинается яркое смешение "нового" и "старого" языков. Помню, как смеялся с друзьями, перечитывая одну из статей- там в одном предложении были и "окромя", "ибо", и "ребрендинг", "инновационный". :lol: Слава Богу, в устной речи я стараюсь придерживаться приятного мне "консервативного стиля", почти не упоминая "модернистских словечек".)

Зеленый Зактан писал(а):Теперь по сюжету; что ж, пока что я вижу только замечательное начало романа про эпоху, хоть на уже и идет 11 лет.) Просто мне решительно непонятно, как судьбы героев тут могут связаться, а ведь должны. Шестая глава по сути своей одна из начальных, тем более, что прошлые, насколько я помню , не все были посвещены Биттервегу, а теперь только и ожидается развитие событий или хотя бы его метаний. Я всегда люблю обстоятельные начала, но когда сам их пишу, всегда кажется, что всю книгу таким образом не доведу до ума... Как вы уже заметили, я весьма люблю описывать постепенные завязки, но чуть только дело дойдет до кульминации - у меня голова кружится все это подробно распутывать.

Вы правы, называя шестую главу "ещё самым началом" истории. Ведь в ней, по сути, только отзвуки грядущих событий, которые соединяют линии судеб героев в единый клубок. Да и самих героев уже немало- Биттервег, фон Церн, Император, Ротткирх, Зессельберг... Ещё очень многое нужно бы объяснить и рассказать, но былого энтузиазма уже нет, как бы там ни было. Честно говоря, сам я не строю больших прогнозов, как раньше, продумывая наперёд целые года будущего творчества. Я сам не знаю, что успею донести до момента, когда творческая искра затухнет, а что так и останется недовершённым и канет в Лету. Вот шестая глава- написано, по нашим, форумным меркам немало, а меж тем это только завязка.

Зеленый Зактан писал(а):Эх, а ведь у меня такая концовка для "Сцен" год как написана... Только я от Коферда вообще отошел, все забыл, разучился.

Значит ли это, что в обозримом будущем оживления северной державы ожидать не проходится?

Зеленый Зактан
Легенда
Аватара пользователя
Сообщения: 6077
Награды: 2

Лучшая партия Мафии Ветеран ВР

Re: Аспия: Эпоха Иоганна. Шестая Глава.

#22 Сообщение Зеленый Зактан » Вс июн 30, 2013 3:17 pm

По-моему, в специфических случаях (где не имеется "родных" синонимов) классический или даже старомодный язык вполне сочетается с подобными словами, если их правильно подать:
Однакоже, окромя ребрендингу инновационнаго, на Руси-матушке оставалось все вельми хорошо и покойно.)
Особенно в моем жанре - юмористическое описательное занудство в фантастико-историко-приключенческом ключе - это всегда сгодится.)

KaiseR писал(а):оставив свою жалкую беллетристику)

Она не то что не жалкая - может, я мало начитан, но, собственно, мне кажется, что ваше ВР-творчество породило некоторый особый жанр, в котором и мне нравится писать. Как бы исторический роман по выдуманному миру, который одновременно и "классика", и "фэнтези", и "руритания", и кто как назовёт.) И создан он, насколько я понимаю, именно Вами, ну, в лучшем случае - Вами и еще несколькими "старожилами" ВР (не исключая меня), но на Вашей основе!


KaiseR писал(а):не покинуть ли проект?

КайзеР, покидающий ВР - это как "декларация о суверенитете России от СССР". :mrgreen: Даже если бы все остальное оставалось (а как оно после этого может остаться?), не очень понятно, что это будет без своего "ядра".

У меня проблема только в моей увлеченности - когда я писал Коферд, мне нужно было "жить" национальной идеей Альберта Девятого, особенностями Ваунской культуры и тролльхольмской географией. Сейчас я "живу" тем, что себе в другом творчестве напридумывал (не без исконной основы). Жить - в смысле, мыслить этими понятиями. Я лично боюсь - если я сейчас начну дописывать "Элоину", я ее, конечно, допишу, но может получиться так, что не допишу те 25 глав, а тут уже чисто количественно выгода не на стороне бедной девушки. Ей придется вечно искать возлюбленного в обрывках недописанной истории.))

KaiseR писал(а):Значит ли это, что в обозримом будущем оживления северной державы ожидать не проходится?

Это, опять же, неизвестно. Я надеюсь дописать все что пишу и вернуться к Коферду, в теории. В "Сценах" - эх, я ведь поначалу ЗАРЕКСЯ делать им единый сюжет, писал, что без начала - без конца, чтобы каждая сцена была самодостаточна и т.п. Потому что у меня волна энтузиазма сверхмощная, но обыкновенно - довольно-таки кратковременная. Но я могу выставить финал и некоторые написанные уже сцены. Хотя пока не буду.

По хорошему, можно, конечно, устроить революцию, раздробить Империю, устроить аукцион на поместные республики... Но это уж как-то слишком. Пусть пока посидит. "Сцены" все равно все целиком кроме концовки относились к событиям ДО коронации Альберта IX. Будем считать, что долгие годы его правления текут новым застоем.)) А какие были надежды на реформатора! :mrgreen:

Скрытый текст, кликните чтобы показать/убрать.

Но в ВР у вас всегда останутся читатели. Да и, по-моему, это произведения вполне полноценные - приложи к ним краткую хронологию Аспии и хоть сейчас выдавай за оригинальную беллетристику. Я как автор Коферда не буду подавать в суд за авторские права, а с многоликими авторами Терании, Вестландии, Францланда вы, думаю, сможете как-нибудь договориться. :mrgreen:

Я ничем не связан с Greenpeace? Greenpeace ничем не связан со мной! (с)

KaiseR
Модератор
Аватара пользователя
Сообщения: 9996
Награды: 2

Ветеран ВР Ветеран SLC

Re: Аспия: Эпоха Иоганна. Шестая Глава.

#23 Сообщение KaiseR » Вс июн 30, 2013 3:48 pm

Зеленый Зактан писал(а):У меня проблема только в моей увлеченности - когда я писал Коферд, мне нужно было "жить" национальной идеей Альберта Девятого, особенностями Ваунской культуры и тролльхольмской географией. Сейчас я "живу" тем, что себе в другом творчестве напридумывал (не без исконной основы). Жить - в смысле, мыслить этими понятиями. Я лично боюсь - если я сейчас начну дописывать "Элоину", я ее, конечно, допишу, но может получиться так, что не допишу те 25 глав, а тут уже чисто количественно выгода не на стороне бедной девушки. Ей придется вечно искать возлюбленного в обрывках недописанной истории.))

Я вас понимаю, разумеется. Я тоже не могу постоянно... связываться с этим выдуманным мирочком, как с Матрицей из одноимённого фильма. Чтобы продолжить "летопись" событий необходимо войти в контакт с ним, в полной мере почувствовать и представить его, глубоко и обширно, от морей и гор, от дворцов и мостовых до пылинок. Но у вас сложнее- есть "конкурирующее" произведение (вы его где-то публикуете?), куда вы также направляете свои творческие силы. Сейчас у меня такого нет, но есть другие ветви деятельности, с писательством мало соприкасающиеся. И вот что меня беспокоит, так это разрыв с сочинительством в пользу упомянутых альтернатив. Постоянная "литературная хандра" никак не способствует увлечению писательством. Нет, разумеется, это не повод жечь мосты с проектом- в конце концов, я ещё и крестиком вышивать умею строить умею, и армии пока не исчерпали идей, наконец отчётики по войнам строчить способен... Но это уже "не тот КайзеР", это КайзеР-пенсионер, или, как говорили в случае с военными- КайзеР-инвалид. Раньше он на полном скаку с саблей наголо "не раз врубался в батальоны, слетал на пушки как Перун, и опрокидывал колонны наполеоновских драгун". А теперь он стрижёт кусты и деревца у Дома Инвалидов, травит байки про былые сражения и сетует на судьбу. Имя есть, человек есть, а суть другая. Да, впрочем, чорт с ним- хватит нытья, свою норму я уже превысил. :mrgreen:

Зеленый Зактан
Легенда
Аватара пользователя
Сообщения: 6077
Награды: 2

Лучшая партия Мафии Ветеран ВР

Re: Аспия: Эпоха Иоганна. Шестая Глава.

#24 Сообщение Зеленый Зактан » Пн июл 01, 2013 7:33 am

Если вы в проекте инвалид, то я - тень отца Гамлета.)

Я пока пишу для себя и нигде не публикую... Но, на моем опыте, растерять литературные умения нельзя - можно и долго не писать, а потом вспомнить... Я вполне уверен, что если захочу, легко завершу "Сцены". Вы же уж наверняка не разучитесь писать.)
А из проекта и с ДБ уходить тем паче не надо. Ваши модели, по-моему, нынче еще профессиональней, чем в "былые времена", да и главы появляются редко, но метко... А иначе у нас вовсе пропадет возможность с вашими трудами знакомиться.
В конце концов, их можно записать в мой вынужденно любимый жанр - "хорошее многообещающее начало с подразумеваемым продолжением и без концовки")

Я ничем не связан с Greenpeace? Greenpeace ничем не связан со мной! (с)

KaiseR
Модератор
Аватара пользователя
Сообщения: 9996
Награды: 2

Ветеран ВР Ветеран SLC

Re: Аспия: Эпоха Иоганна. Шестая Глава.

#25 Сообщение KaiseR » Пн июл 01, 2013 7:42 am

Зеленый Зактан писал(а):Если вы в проекте инвалид, то я - тень отца Гамлета.)

Ну-ну, не стоит. Не отрекайте- а я считал и буду считать, что вы в творческом отношении состоятельнее меня, уже хотя бы потому, что здесь не много завершённых моих работ, тогда как ваши есть, от начала до конца продуманные и представленные, а главное- усвоенные читателями и получившие лучшие отзывы. Я, как вы верно сказали, видимо стал уже не столько действующей фигурой, сколько каким-то изваянием- как Инквизитор, которого нет, но как бы и есть. :mrgreen:

Зеленый Зактан писал(а):В конце концов, их можно записать в мой вынужденно любимый жанр - "хорошее многообещающее начало с подразумеваемым продолжением и без концовки")

Была некогда идея создать произведение, которое "не кончится", типа ваших "Сцен"- идут рассказ за рассказом, без единого сюжета, знакомят с общей обстановкой и течением жизни в мире ВР. Захотел закончить с ними- ничего проще нет, последнюю главу написал и всё, никаких тебе развязок, ну максимум- опиши какое-нибудь переломное событие (Конец Света например :mrgreen: ).

Зеленый Зактан
Легенда
Аватара пользователя
Сообщения: 6077
Награды: 2

Лучшая партия Мафии Ветеран ВР

Re: Аспия: Эпоха Иоганна. Шестая Глава.

#26 Сообщение Зеленый Зактан » Пн июл 01, 2013 7:51 am

KaiseR писал(а):вы в творческом отношении состоятельнее меня

А я напротив завидую (белой практической завистью) разве что тому, что у вас на форуме целый сборник завершенных, осмысленных циклов, да еще какие-то главы "в рукописной форме есть" неопубликованные...) А у меня - что? Непонятная фантасмагория (Хроники Революции), две книги Авершера и недописанные "Сцены". Ах, ну да, еще "историкополитикоэкономикокултурная жизнь Коферда".))

KaiseR писал(а):типа ваших "Сцен"

Так вот я "сам дурак": придумал ведь замечательное произведение, как раз ДЛЯ СЕБЯ: какая СЦЕНА придет в голову, сцена, картинка, эпизод - ту и пиши. А не придет - не пиши. Где хочешь\можешь\не можешь - там и закончишь.
А потом свел это все к сюжетной книге и сюжетную книгу не дописал. :)

А насчет "изваяния"... Я вот думаю, а не написать ли уж, если все так "посмертно"... Небольшую, с долей юмора, в стиле наших же хроник и исторических исследований - "Хронику САМОГО ВР"? В описаниях дейтельности Правителей, сиречь Модерации и Совета (когда он был), вечного "крестьянского вопроса" планки и рефораторской деятельности на ее счет, вашей "неслучившейся войны", древних шаблонов... Сделать все это со ссылками на темы, с аватарками и скриншотами нашими, и подать на суд всего ДБ))

Я ничем не связан с Greenpeace? Greenpeace ничем не связан со мной! (с)

LaBelleDameSansMerci
Аватара пользователя
Сообщения: 229

Re: Аспия: Эпоха Иоганна. Шестая Глава.

#27 Сообщение LaBelleDameSansMerci » Пт июл 12, 2013 1:07 am

Четыре, кажется, первые главы были прочитаны давно, потом как-то забылось. Теперь вот и две последних дочитала — встречайте нового читателя, который постарается в дальнейшем быстрее реагировать на обновления.)
А что касается самих глав, да и, собственно, самой эпохи (или даже Эпохи) — понравилось, очень даже. Не бурный восторг, конечно (порою так не хватает какой-то достоевщины в описаниях героев); но это ведь так похоже на тот самый первый реализм, который ещё не до конца отошёл от романтизма — всё это очарование бравадами гусар, рассказами вояк о подвигах прямо во время бала. Славно это и очень, очень похоже — Вы молодец.
Иногда мне, совсем не разбирающейся во всех этих названиях, приходилось пробегаться по ними взглядом, ловя суть — но и это не страшно.
KaiseR писал(а):Адлербург-Нордланд-Гольденкирх

Свыкнусь как-то с чем-то вроде этого.)

KaiseR
Модератор
Аватара пользователя
Сообщения: 9996
Награды: 2

Ветеран ВР Ветеран SLC

Re: Аспия: Эпоха Иоганна. Шестая Глава.

#28 Сообщение KaiseR » Ср авг 07, 2013 11:10 pm

Перед бурей.

Изображение



Дождливые дни сентября 1878 года были встречены вестландской армией в военных лагерях у границ Кордении и Аспии. Конечно, большее количество войск сосредоточено было на втором направлении, откуда Королевство ожидало наибольшую опасность, и для укрепления обороны предпринято масштабное строительство блокгаузов и флешей, рассчитанных на годовое использование, если Император Иоганн вознамерится всё-таки обрушить свой гнев на Вестландию. В чём, к слову, практически никто и не сомневался.
Концгельм, вестландская столица, поддерживала связь с полевыми расположениями армии через курьеров, доставлявших донесения прямо во дворец, на стол к Королю. С утра в приёмной, наравне с министрами, толпились фельдъегеря в епанчах и шляпах с яркими перьями, заметными издалека и призванными пропускать всадников на кордонах. В тот день столпотворению пришлось расступиться, когда двери приёмной закрылись за высокой фигурой Принца Иоахима, Князя Зюйдштедтского и Главнокомандующего Королевской Армией.
- Приехал?- только и спросил Вильгельм I у брата, вошедшего в кабинет.
- Вчера вечером. Не хотел беспокоить тебя на ночь глядя, ты хоть и Король, а имеешь законное право выспаться,- Иоахим дружелюбно улыбнулся. Дружелюбно- так показалось ему самому, но в подобные выражения скудное на мимику и обычно хмурое лицо Принца никогда не складывалось.
- Привёз вести?
- Министр Иностранных Дел принёс отчёты посла и военного атташе из Кёнигштадта. Иоганн знает, что мы объявили мобилизацию, и тоже стягивает силы к границе, в Гардию. Но он не ведает ещё, в какую сторону будет нанесён удар. А ещё пришла весточка от нашего агента, он сейчас в Пфальцграфстве Люмех, которое во владениях Карла Цернского. И он уверяет меня, что Аспия убеждена в нашем скором вторжении в Гардию.
Король что-то черкнул пером и, отложив письменные принадлежности в сторону, открыл на столе небольшую карту.
- Гардия… Было бы очень полезно для нас лишить Аспию этой области. А ещё Шварцланд, хоть он и не аспийский. Он портит всю картину! Аспия, Аспия… Пора заканчивать с её безраздельным властвованием в регионе, эра Империй кончилась, и только эти два «экспоната», Аспия да Коферд, давят на нас с севера. Кстати, что там Лангерра?
- Император Альберт не вызывает у меня… сколь бы то ни было положительных впечатлений. Ожидания превзошли реальность. Я даже не уверен, что он встанет на сторону Аспии в случае войны.
- Ты тоже уверен в аспийской реакции на грядущие события?- в лице Короля проскользнули тени нерешительности.
- Все уверены, Вильгельм, абсолютно все. Даже мой брадобрей. Но в этот раз Северный Орёл не выйдет сухим из воды, всё слишком неблагоприятно для Аспии. Но мы, со своей стороны, должны быть готовыми к разрастанию конфликта. Заварушкой в Монсеране всё не ограничится, боюсь.
- Хочешь сказать, нам должно ждать Всемирной Войны?!
В ответ на вопрос Короля Принц ответил только безмолвным кивком.
А рой министров нетерпеливо верещал в приёмной, ожидая своей очереди…

***

Обдуваемые осенними ветрами скалы у подножия Курлицкого Замка, волею первых архитекторов усеянные небольшими укрепленицами, похожими на сакли, почитались у жителей соседних селений за обители привидений и всяческой нечисти, о которой веками складывались мрачные легенды, записанные несколькими выдающимися сказочниками Аспии. Историки, знающие Курлитц как дом родной, отрекаясь от народных сказаний, как один утверждают, что в постройках никто никогда не обитал, даже во времена расцвета замка как могучей крепости, ведь по своему времени они уже мало соответствовали требованиям фортификации.
Несмотря на существенную опасность обвала и ветхость самих строений их часто посещали люди искусства: поэты, композиторы, художники, искавшие вдохновения в девственной красоте окружающих замок лесов. Тут же предпочитали в прошлом назначать встречи влюблённые, решаясь бежать от непонимания строгих родителей и обвенчаться тайно. Но в один из вечеров, когда над замком темнело небо, древние укрепления посетил высокий гость…
Карл I, Курфюрст Цернский и Пфальцграф Штральзее и Люмеха, облюбовавший Курлитц как свою вторую резиденцию, знал замок с детских лет, все его тёмные коридоры, поросшие мхом старые дворики и гордо взмывающие вверх башни. И, конечно, по молодости не раз покорял он скалистые стены сотворённой природою твердыни, на которой воздвигли сам замок много веков назад. Вечером дня, когда его в очередной раз вызвали в Кёнигштадт, Эрцканцлер пустился в поход, вооружившись крепкой палкой и накинув тёплый шерстяной плащ: путь его лежал к ветхим «саклям» Курлитца, где в детстве он встречался с друзьями на «тайных собраниях» перед новыми злоключениями. Подивились бы столичные нобили, глядя как немолодой Курфюрст лихо передвигается по крутым склонам, опираясь на посох, как его накидка развевается на ветру, отчего издали он был бы похож на колдуна, бредущего к своему зловещему убежищу, скрывающему страшные тайны ушедших столетий.
Так он миновал одни руины за другими, пока не оказался под окнами Главного Корпуса, горевшими высоко наверху. Никто, даже слуги, не знал что второе лицо в государстве сейчас ступает по мшистым скалам. Раскрытия тайны, этой вечерней встречи в Богом забытых закутках древнего замка, менее всего пожелал бы Курфюрст. Но, наконец, он достиг означенного места- длинного, похожего на крытую каменную галерею с окнами-бойницами строения у пропасти, кажется, готового сорваться вниз и исчезнуть во тьме надвигающейся ночи. Прежде чем подойти ближе, Карл внимательно рассмотрел укрепление, словно опасаясь засады, но увидев далёкий огонёк, горевший в глубине галереи и незаметный с иных сторон, уверенно подошёл к нему и переступил порог.
Внутри было темно и сыро. Было слышно, как откуда-то капает вода и как ветер воет в оконных проёмах, и только тот манящий огонёк маячил в конце галереи. Подобно слепцу, изучая каменный пол своим деревянным шестом Карл аккуратно ступал к свету. Даже ему, человеку зрелого ума и обычно хладного рассудка на память стали приходить те, казавшиеся нелепыми, истории о духах, поселившихся в Курлитце, когда раздавался очередной вздох осеннего ветра, а на тёмных стенах, как на холстах, возникали странные видения. Огонёк оказался фонарём, стоявшим на большом обломке плиты, но вокруг не было других следов чьего-то присутствия.
- Я знаю, ты здесь,- произнёс в темноту Курфюрст,- Только до сих пор не возьму в толк, почему ты возвращаешься сюда раз за разом, будто это твой дом.
- Это мой дом,- ответила темнота.- Равно как и твой.
- Ты лишил себя права называть это место домом! Я всё знаю, я знаю, что ты работал на князей из Лиги. Ты двойной агент, Герман!
Гость покачал головой, это было заметно даже во тьме, его скрывавшей. Силуэт темнее, чем мрак, наполнявший помещение, ясно вырисовывался перед глазами Карла- всё тот же чёрный плащ и широкая треугольная шляпа. Фигура напоминала призрака из крестьянских сказаний.
- Но Император победил. И ты помнишь, кто доставлял тебе информацию о планах Лиги. Теперь ты первый в Империи Курфюрст, вернул себе Люмех, этот замок…
- Зачем ты меня позвал?- отрезал Карл. Нет, он не торопился довести беседу до конца, и ночь, смотревшая в окна, не смущала его, но отношение к загадочному гостю…
- Я приехал чтобы в последний раз предупредить тебя, как Эрцканцлера, о надвигающейся опасности. Грядёт война…
- Я знаю! Боюсь, ты не удивишь меня своими сведениями о вестландских армейских копошениях у нашей границы! Только монахи в монастырях не знают и не говорят сегодня о скорой войне, это стало ясно всем уже на балу у…
- Король Вильгельм ударит по Монсерану,- после этих слов Курфюрст замер, как статуя, в изумлении,- Он договорится с Корденией и проведёт свою армию к монсеранским землям, а потом с налёта захватит их. Вся эта суета рядом с Гардией не более, чем отвлекающий манёвр. Аспия будет дрожать в ожидании вторжения, но оно осуществится в другом направлении. Впрочем, я уже сказал тебе всё, что хотел. Этого мало, но твой отчёт Императору наверняка произведёт впечатление на него, ведь он давно поражается твоей… политической прозорливости.
С этими словами гость развернулся и направился к выходу.
- Постой!- Курфюрст нагнал его уже снаружи, когда чёрный силуэт двигался по крутым склонам с впечатляющей скоростью,- Почему ты сказал, что это последнее предупреждение? Ты прекращаешь свою… деятельность?
- Нет,- не останавливаясь отвечал ночной призрак в развевающемся плаще,- Но с Аспией мои пути расходятся, брат. Вильгельм обещает мне монсеранскую корону.
И ночной гость исчез, словно его и не было в этот вечер на поросших мхом скалах.

***

Рейсенбергская крепость, бывшая в Вестландии одним из лучших военных центров, с объявлением мобилизации стала местом сборов войск, направляемых на границу с Корденией. Денно и нощно гудели рожки, гремели барабаны и кричали унтер-офицеры, прогоняя к местам временного расположения новые и новые батальоны.
Фельдфебель Ротткирх обыкновенно посылался во главе небольшого отряда караулить у Северных ворот крепости. Они были самые старые и самые большие, их называли, кроме того, «Королевскими», так как именно через них проезжал Король со свитой, посещая крепость. Взяв с оружейной стойки алебарду и подвесив трость к пуговице мундира, Ротткирх возглавлял колонну и чинно следовал к месту караула, по дороге приветствуя старших офицеров и сменяющийся караул, идущий на встречу.
- Двое пускай встанут у ворот, по сторонам, ещё двоих к проезду, двое за мною следуйте, посидим в караульне, прочие пускай займут места у палисада и особо на глаза начальству не попадаются,- командовал фельдфебель, бросал грозные взгляды и отправлялся в караульню, где курил трубку и глядел, как играют в кости солдаты.
Так в последнее время проходили дни и недели. Все вокруг уже знали о грядущей войне, и Ротткирх знал, но вид делал безразличный, чем немало удивлял впечатлительных рекрутов, во всю тараторивших про будущие сражения, в которых суждено им принять участие. За последние годы, некогда лихой гусар, он совершенно «опехотился», как когда-то говорили у них в полку. «Опехотиться»- как болезни, чумы или холеры боялись гусары самого слова, звучавшего угрозой быть переведёнными в пехотные полки и навсегда расстаться с расшитыми доломанами и меховыми шапками. Но для настоящего гусара это не было простой переменой, это значило отказаться от немыслимых авантюр, от весёлых попоек, а самое главное- от безстрашных, безумных атак в бою и почётного места в кавалерии, которое всегда на виду у Государя. Теперь Ротткирх стал не более чем песчинкой, которую никогда никто не заметит, частичкой громадного механизма. Тогда как каждый гусар кажется совершенно непохожим на других в его полку, независимым, и оплакивать его будут индивидуально, будто погиб на поле битвы не очередной унтер в узком мундире и треуголке, но настоящий герой, рыцарь, со смертью которого мир словно бы опустеет для десятка-другого прелестниц…
- Сидишь, Густав?- донёсся до, в очередной раз, витающего в облаках фельдфебеля знакомый голос. Он оглянулся- в дверях стоял молодой обер-офицер и задорно ухмылялся, глядя на понурого Ротткирха. Бывший гусар осмотрел знакомца с ног до головы, после чего вяло вопросил:
- Форма новая?
- Да,- офицер прошёл в караульню и упал на табурет, предательски заскрипевший,- Вчера в полк прислали телегу. На каждого мушкетёра комплекты, да все в льняных мешках, ну просто придворные наряды! Глянь, какой на шляпе галун! А панталоны какие! На пуговицах медных! Прелесть просто!
- Любишь ты красивые мундиры, Фриц. Да только никак не пойму, чего ты в армии делаешь? Тебе в гвардию надобно, где как не там мундиры роскошные носить да носок тянуть?
С офицером по имени Фридрих, известным в полку модником, что в строю, что вне его являвшимся на люди одетым с иголочки, Густав познакомился на второй год своей невольной службы в Рейсенберге, куда тот приехал из столицы. Что побудило молодого человека, на вид типичного гвардейского «купидона», сменить блистательные парады Концгельма на унылые учения в крепости было загадкой для всех. Кто-то сперва строил догадки, что Фриц был шпионом, и смотрел, нет ли среди солдат и офицеров крепости вольнодумных мыслей, но скоро от подобного отказались ввиду наивности и недалёкости столичного денди, постоянно попадавшего в передряги. Он сам ввязывался в перебранки, спорил на деньги и вообще вёл себя весьма неосмотрительно, не расставаясь, однако, с привычками старой жизни.
Отвечая на вопрос о своём выборе, молодой Фридрих раздавался тирадою о чести, славе армейской службы и скуке, на которую пришлось бы променять предыдущие добродетели, останься он в гвардии. Ротткирх без труда определял его, как доморощенного героя, воспитанного на старых «рыцарских» книжонках, повествующих неокрепшим умам о благородных подвигах и щедрых королях, вознаграждающих знатных кавалеров половиной королевства и смазливой дочуркой в придачу. Его без труда поднимали на смех капралы и рядовые в казармах, люди вырванные из привычной им среды для того, чтобы пятнадцать лет маршировать и выделывать приёмы ружьём, подставляясь под палки профосов, и не видевшие в пресловутом «служении» такому далёкому от них Королю никакой романтики. Единственный, кто смотрел на юнца с одобрением, был сам комендант Рейсенберга, сменивший жестокосердного предшественника, отправившего под удары шпицрутенов Ротткирха. Этот старик, толстый и добродушный, походил скорее на пастора богатого прихода, чем на повелителя мрачной крепости. «Какая жалость, что в наше бешенное время так мало честных и верных людей, вроде Юнгдорфа!»- говаривал комендант, выбираясь из своего дома и степенно разгуливая по стенам, делая вид, что заботливо следит за течением крепостной жизни. Вообще же с пришествием нового коменданта эта жизнь стала много легче. Когда его предшественник, неделю мучавшийся коликами, испустил наконец дух, вместо положенного траура гарнизон не скрывая радости ликовал.
Комендант фон Фохтгаузен, бывший в составе штаба ещё при батюшке царствующего Короля, обожал обогащать фольклор крепости своими байками. К солдатам относился снисходительно, называл ласково «дети мои» (чем ещё больше вызывал сравнение с пастором), и вскорости заслужил всеобщую любовь. Под его началом «невольники Рейсенберга», продолжавшие службу в русле принятого устава, стали служить действительно «на совесть», а не под страхом очередной выволочки и побоев. Когда же в соседней деревушке появилась комендантша, приехавшая откуда-то по приглашению мужа, порядки в Рейсенберге окончательно переросли в подобие семейных. По воскресеньям, когда гарнизон отправлялся в деревенскую церковь, в её дом было не протолкнуться- фрау Фохтгаузен пекла вкуснейшие пироги, так много, что к вечеру усердно жевала вся крепость, от караульных до канониров и арестантов.
Вот какая жизнь установилась в некогда неприветливом Рейсенберге, куда несколько лет назад под конвоем драгун прибыл беглый гусарский ротмистр Густав Ротткирх. «Не так страшен чорт, как его малюют»- отмахивался он, если кому-то приходило в голову напомнить о первых мучениях новоиспечённого фельдфебеля.

***

Эрих Биттервег, секретарь бургомистра города Шварценграбена, уже несколько дней не мог опомнится от встречи, произошедшей в пригороде, где впервые за столько лет он встретился с Эзехилем Ратом. Значительно ухудшившаяся погода не способствовала рождению светлых мыслей, работы было не много и отвлечься от неприятных дум он никак не мог, то и дело пытая себя предположениями, какие последствия будет иметь для их отношений злополучная встреча. Тогда, в прошлой жизни, они с Ратом были равноправными студентами Императорского университета, повесами, флиртовавшими с девицами из соседних домов, баловавшимися выпивкой в тавернах и проказами, творимыми против библиотекаря или сторожа. Но теперь всё слишком переменилось: хотя они оба достаточно пострадали в шестернях карательной машины Аспии, слишком разный эффект произвели на них испытания, брошенные безжалостным роком под ноги. И тогда, увидев в его глазах прежнюю убеждённость в правильности избранного пути, толкающего на безумные и преступные поступки, Эрих не смог сделать ничего, кроме как бежать от ветхого жилища старого друга.
«Он сказал, что его дело не кончено. Значит ли это, что Эзехиль продолжит начатое им в столице? Но если так, я обязан немедленно донести это до сведения полиции. Если он замыслил… Боже, но ведь я не могу даже точно сказать, что он замыслил! Я не знаю, замышляет ли он вообще хоть что-то! Как я могу доносить на него, если ничего не знаю о его намерениях? Его сошлют ещё дальше, и мучения продолжатся. А если Эзехиль исправился? Ведь я понимаю, как он потрясён происшедшим. Он не предполагал даже, что я жив, не говоря уже о том, что судьба пошлёт мне спасение в лице бургомистра…»- Эрих принимался расхаживать по комнате, переворачивать бумаги на столе, но ничто не могло успокоить его, когда перед глазами вставал этот призрак прошлого в образе Рата. «Лучше бы он совсем не появлялся!».
Но призрак преследовал его, не давая покоя и посреди ночи. Разрыв между прошлым и настоящим, представлявшийся сожжённым мостом, кровоточил подобно глубокой ране, а неопределённость и страх потерять эту, новую жизнь, терзали её, не давая затянуться ни на мгновение. Ночь была проведена без сна, и когда краски неба стали ярче, а далеко за крышами домов плеснули лучи солнца, Биттервег решительно поднялся с кровати и подошёл к окну. Внизу, на улице, несколько нанятых рабочих начинали уже развешивать гирлянды. На календаре красным кружком был обведён День Города, выпадавший на воскресенье. Этот любимый праздник, всегда отмечавшийся с большим размахом и бывший отрадой всего Шварценграбена, воодушевлял в прошедшие годы и самого Эриха. Но не в этот раз, когда его существование внезапно оказалось омрачено непредвиденными тяготами, из пут которых он пока не видел выхода.
- Решено,- произнёс вслух секретарь, омывая лицо холодной водой,- Я встречусь с ним снова и попытаюсь объясниться.
Сказав это, Биттервег повернулся к кресту, висевшему над его кроватью, и обратился к милости Божией…

***

Приезд Эрцканцлера в Марибург остался практически незамеченным. Прибыв во дворец, раскинувшийся широко в окружении парка и искусственных водоёмов, он узнал от лакея, что Император отправился на прогулку и будет ждать его у Ротонды Франца I, небольшой беседки, поставленной во времена этого великого Императора. Ему, стареющему на службе Империи политику, не впервой было идти по этим аллеям, усыпанным осенними листьями (их специально реже подметали, так как Иоганн I любил аромат и шелест опавшей листвы под ногами). Впервые он был здесь в 1846 году, во время Ародарской войны. В компании министра двора, секретарём которого он был, Карл фон Церн посетил в Марибурге Императора Вильгельма IV, ждавшего вестей с фронта и сводок о состоянии армии. Теперь он верой и правдой служил его сыну, который когда-то, на его глазах, играл в парке с другими мальчишками. То далёкое время Курфюрст вспоминал при встрече с Иоганном I- в этом мужественном великане он с трудом узнавал юного принца на деревянной лошадке, отважно дравшегося с «тиердальской армией» в исполнении своих друзей, вооружённых деревянными ружьишками.
Император был там, где и обещал быть. Одетый в длинный чёрный сюртук без эполет и высокую бордовую фуражку, он стоял прислонившись к колонне, в тени деревьев, сложив руки на груди и глядя на водную гладь пруда. Курфюрст, имеющий за спиной богатую историю службы, давно не видел во всей человеческой фигуре того глубокого понимания надвигающегося ненастья, коим является война, избежать которой было уже невозможно.
Он не сразу заметил, что Иоганн держит в правой руке небольшой свиток и очки, но сомнения не было в том, что на гербовой бумаге помещался ответ венценосного «брата»- Короля Вестландии.
- А, это вы.- Император не подал признаков радости от встречи, но проницательный Церн не принял на свой счёт его холодный тон,- Вильгельм ответил мне. Он пишет, что скопления его войск у границ- всего лишь безобидные манёвры. Как-будто я не понимаю, что значат «безобидные манёвры»! Так начиналась каждая война... И мы тоже убеждали наших врагов, что тридцать тысяч человек при полном вооружении в миле от пограничной заставы- невинное учение.
- Нам не о чем беспокоиться, Государь. Казна полна, запасов хватает, ваша армия верна вам, и ваши верные вассалы- тоже.- Курфюрст изящно поклонился, как могли только прожившие жизнь при дворе люди.
- Бросьте, сударь мой, вы не на докладе. Вы же хорошо понимаете, что эта война и через много лет будет вспоминаться нам горечью и проблемами, от которых мы, благодарение Богу, с таким трудом избавились за минувшее десятилетие. Почему сейчас… Хотя бы ещё пять лет без войны, только пять лет…
- Мой Государь, но и вы понимаете, что Короля не остановить. Я видел Вильгельма Второго в его столице, он не воинственный, я бы даже сказал, он такой же ленивый, как его покойный отец. Но его брат, Принц Иоахим, и эта стая взбалмошных вояк вокруг его трона, только и ждущая, когда можно будет обрушиться с саблей наголо на очередного «врага короны»… Они внушают Королю, что его предназначение- создание новой империи, молодой и полной сил, в противовес старой и довлеющей над миром Аспии. Нас, мой Император, не любят очень многие, так уж сложилась история, и ныне как в Тиерданде, так и в Лангерре звучат старые, знакомые вам, да и отцу, и деду вашему призывы «низвергнуть колосса». Мы сами согласились нести это бремя, когда Рихард Великий возложил венец императорский на свою голову почти триста лет назад.
Иоганн I молчал в ответ. Над Марибургом сгущалась тьма: серые тучи, спутницы осенней ночи, поднимались над городом, закрывая меркнущее небо. Капли дождя стучали в окна, загорались фонари, а где-то далеко тысячи человек начинали свой путь, который в очередной раз перекроит карту мира…




Да-с, пишу, кое-как.

Акрет
Аватара пользователя
Сообщения: 479

Re: Аспия: Эпоха Иоганна. Седьмая Глава.

#29 Сообщение Акрет » Чт авг 08, 2013 12:21 pm

Прочитал на одном дыхании. Ждём-с продолжения. :)

KaiseR
Модератор
Аватара пользователя
Сообщения: 9996
Награды: 2

Ветеран ВР Ветеран SLC

Re: Аспия: Эпоха Иоганна. Седьмая Глава.

#30 Сообщение KaiseR » Чт авг 08, 2013 9:44 pm

Благодарю. :) Искренне радуюсь, что понравилось и "захватило". :)


Вернуться в «Истории ВР»