Триумфатор

Здесь Вы можете прочесть и обсудить чужие истории о ВР или выложить свою.

Модераторы: Имперский командор, Rayan, KaiseR

Ответить
Автор
Сообщение
Corporal
Аватара пользователя
Сообщения: 171

Триумфатор

#1 Сообщение Corporal » Пн июл 22, 2019 9:11 pm

ТРИУМФАТОР

Глава I


Удача благоволит храбрым
- Вергилий, "Энеида"


***

"На мой век выпало немало тягостных событий. Я повидал многое... Войны, что несли смерть и разрушения. Страдания людей. Плач отцов и матерей. Но не это есть самое скверное в нашем многострадальном мире. Тщеславие - вот вечный порок человечества. Тщеславие - вот главный обман. Тщеславцы, одурманенные лживой иллюзией выдуманного величия, лестью - вот что было и есть скверное. В погоне за сомнительным утверждением своих "я" великое множество таких людей погрязло в необратимом круговороте истории. Поглощаемые бурными водами этого безграничного океана, они безвозвратно терялись в нем, разбиваясь о камни забвения. Время всевластно. Его не по силам обмануть человеку. Словно Цербер оно беспощадно пожирает и превращает в пепел все, что некогда казалось незыблемым, нерушимым. Но стать его частью, нет, стать им самим - вот что в силах сделать человек! Вот истинное признание его величия! Высшее вознаграждение есть память. Ничто не вечно в этом мире, но память, живущая в умах, в сердцах людей есть бессмертие человека, увековеченное вместе со временем. Я знал его долгое время. Он не был "одним из всех". Он был особенным. И память о нем будет жить вечно!" - этими словами закончил свой продолжительный и неспешный монолог пожилой человек, во время повествования чинно восседая в бархатном кресле. Гость, с неподдельным увлечением слушавший его речь, казалось, уже задремал, но как только звуки стихли и в комнате воцарилась тишина, тут же неловко встрепенулся и бросил резкий взгляд на рассказчика. С минуту он молча смотрел на хозяина дома, пока тот, рассеянно глядя куда-то вдаль, будто бы пытался вспомнить только что промелькнувшую в голове мысль, вот-вот должную вернуться снова. Нетерпеливый гость не осмеливался прервать повисшую в воздухе тишину, которая, впрочем, тут же была рассеяна продолжившим свой рассказ стариком:
- Я знал его с того самого первого дня. Наши пути еще не раз пересекались, пока, в конце концов, я не попал под его начало. Мы бок о бок переносили все испытания, громом обрушившиеся на Отечество... Великий человек! Кто-то скажет, судьба обошлась с ним несправедливо. Я рассмеюсь в ответ! Его имя будет вечно жить на устах благодарных потомков. Слава, достойная исключительных мужей своей страны!
- Не могу простить себе, что не успел свидеться с ним, - голос гостя, пронизанный легкой дрожью, стал почти тихим.
- Узнаю твоего отца, - легкая улыбка осенила лицо старика, - Ты достоин называться его сыном. Носи же этот титул с честью.

***


Утренний рассвет, предвестник нового дня, озарил ясное голубое небо. Солнечные лучи пронзали горизонт, находя многочисленные отблески в лазурных волнах Тиррейского моря. В считанные минуты свет достиг и городка, стоявшего на его берегу. Шпиль городской ратуши, черепичные крыши домов, мощеные дорожки, бронзовые монументы королей и полководцев, сверкающие вывески таверн и мастерских - все переливалось, тонуло в лучах озарившего небо светила. Но даже в столь ранний час, когда сама природа только-только пробуждалась ото сна, на улицах Риасора уже вовсю кипела жизнь. С окраин по всему городу гулким эхом раздавался лязг кузнецкого молота, центральную площадь наполнял ароматный запах свежевыпеченного хлеба, открыли лавки мясники и виноделы, громко зазывая зашедших на рынок горожан, откуда ни возьмись вывалились жонглеры и факиры, собиравшие толпы зевак, звонко цокая железными подковами породистых коней проносились по городу кавалькады конных гвардейцев, полиция, по два, а то и по три человека, патрулировала город с ружьями "на плечо". Город жил своей обыденной жизнью.
Среди всей этой кутерьмы мелькнула белокурая макушка неприметного парня. На виду ему было лет семнадцать. Высокий, но при этом тощий и хрупкий, с первого взгляда, казалось, даже дрожащий, он, тем не менее, ловко и проворно перепрыгивал с камня на камень, коими была выложена рыночная площадь. Светлые волосы его были достаточно пышными, но очень небрежными, растрепанными во все стороны. Голубые глаза, слегка прищуренные от яркого солнца, бегло глядели по сторонам, не то выискивая что-то, не то просто разглядывая проносящихся мимо людей, но взгляд его явно выражал какую-то особую сконцентрированность, которая точно не возникает просто так. Тем не менее, он продолжал непринужденно гулять по площади, оглядывая все вокруг и улыбаясь во весь свой широкий рот. Наконец, он заприметил на одном из прилавков большую булку, щедро усыпанную маком. Внедрившись в толпу горожан, стоявших у этого прилавка и тщательно пересчитывавших звенящие в руках монеты, он, стараясь не привлекать лишнего внимания и не словить на себе случайного взгляда, продвигался все глубже и глубже, пока, наконец, не достиг своей заветной цели. Легкое движение руки, и булка уже лежит в болтающейся за спиной у мальчугана широкой тканой сумке, а он сам, аппетитно кусая добротный ее ломоть, продолжает свое путешествие по городским улочкам.
Добравшись до перекрестка, ведущего, что называется, "на все четыре стороны", парень свернул туда, где улица резко уходила вниз - к побережью, где располагались верфи, доки и прочие портовые сооружения. Внезапно он достал из своей сумки небольшую кипу каких-то бумаг, взял одну из них, оглядевшись по сторонам, аккуратно развернул, в сотый для себя раз прочел набросанный от руки текст и, усмехнувшись, ловко закрепил его на стене одного из домов. Насвистывая себе под нос какую-то незамысловатую мелодию, видимо, сходу выдуманную в голове, вприпрыжку продвигаясь по улице, мальчишка продолжил свое дело, пока в руке у него не осталось буквально пара бумажек. Завидев впереди себя патруль, он немедленно свернул в один из узеньких переулков и очутился на другой улице, шедшей параллельно предыдущей. Проследив в просвете между домами вальяжное передвижение тех, кто заставил его сменить курс, он продолжил свой путь вниз, к порту. Расклеив оставшиеся листовки по стенам домов, столбам и одну даже на постаменте величественной статуи короля Франциска, он резво побежал туда, куда направлялся изначально, стараясь не попасть под лошадь или повозку, которые шныряли из стороны в сторону. Там, где улицы снова пересекались, мальчик вновь принялся крепить бумажку и почти уже завершил свое дело, как вдруг кто-то внезапно схватил его за руку. Обернувшись и вытаращив обезумевшие от страха глаза, он, чуть было не закричав, глубоко выдохнул, увидев выросшую перед ним фигуру своего знакомого. Он был довольно высокого роста, статный и крепкий - не чета пойманному только что им мальчишке. Его темные коричневые волосы, наверное, касались бы плеч, но были собраны в аккуратную косицу, перевязанную небольшой черной лентой. Лицо его было чисто выбрито, хотя на нем все равно виднелась небольшая щетина, обрамлявшая его рот и подбородок. На вид ему было около 20 лет.
- Антонио, что ты делаешь?! - не скрывая своего негодования поступком парня вопрошал человек, только что выхвативший из рук его лист и принявшийся читать, вернее, разбирать невнятный почерк на нем.
- Не пугай больше так, Андреас. Я уж думал, это был полицейский! - скривив лицо и потирая все еще болевшую руку отозвался парнишка. Тут лицо его вновь озарила ухмылка, явно выражавшая гордость своим поступком: - Читай, что там написано, - добавил он.
Сдвинув свои брови, из-за чего лицо его получило крайне серьезный и внимательный вид, Андреас бегал глазами по листку, периодически невнятно мыча некоторые слова, что были там написаны. Закончив с этим, он продолжил свой допрос:
- Где ты достал это? Ты понимаешь, что могло бы с тобой статься, попадись ты охране? Дядя Хесус с утра не мог найти тебя, он места себе не находит. Где ты пропадал?
- Не горячись. На вот, перекуси, - с этими словами он, уже разжевывая свою долю, отломил еще один кусок от булки, что лежала в его сумке, и протянул изумленному Андреасу.
- Только не говори, что ты снова промышляешь воровством...
- Хорошо, не скажу, - язвительно отвечал малец.
- Антонио, кажется, мы не раз говорили об этом. А теперь пошли, дома нас ждет серьезный разговор. Да и дядя Хес поди уже заждался. Совсем не думаешь о нем.
После короткого разговора герои, наконец, отправились домой. Старшего из них звали Андреас. Двадцатидвухлетний молодой человек жил у дяди Хесуса в Риасоре, который работал здесь плотником. Сам Андеас тоже родился здесь, но детство провел в Арагосе - столичном городе одноименного королевства, находящегося под властью гаспанской короны. После смерти родителей юноша был вынужден вернуться в родной Риасор и на первое время остановился у своего старого знакомого, жившего когда-то по соседству с их семьей - Хесуса - который радушно принял его. Младший, Антонио, некогда был обычным беспризорным мальчишкой, которого принял к себе все тот же добродушный Хесус, для которого Тони стал почти сыном. Своих детей он потерял во время отгремевшей недавно войны - оба сына пали на полях сражений. Жена его также скончалась, потому он и приютил мальчика, который помогал ему по хозяйству и прочими мелкими поручениями. На самом деле ему вот-вот должно было исполниться девятнадцать лет, но в силу своего сложения он казался на два-три года моложе.
Листовки, что развешивал Антонио, содержали следующий текст: "Свободные граждане Арагоса! Мужи и жены, старики и дети, братья и сестры! Можно ль и дальше терпеть тиранию жалкого Франциска? Можно ль и дальше терпеть топот их сапог? Можно ль и дальше терпеть поборы и произвол гаспанских чиновников? Настало время решительных перемен! Настало время сбросить рабские оковы! Настало время освободиться из гаспанского ярма! Настало время взять в руки оружие и штыком добыть себе свободу! Настало время изгнать захватчиков с арагосской земли! Соединяйтесь, ибо только вместе мы способны освободить наши дома от подлых захватчиков!". Уже к полудню их содержание знал почти весь город, что породило множество сплетен, разговоров и обсуждений. Кто-то воспринял эти вести с ликованием, кто-то - скептически, но точно никто не знал, кто был их создателем. Распоряжение алькальда Риасора, Хосепа Эрнанеса, не заставило себя долго ждать - по всему городу усилились патрули, подозреваемых в причастности неоднократно допрашивали, прошел слух, что трех человек уже заключили в тюрьму. Появляться на улицах стало очень опасно.

***


Это был 1796 год. Время, когда ощущения грядущих перемен витали в воздухе. Время, когда целые народы и государства преображались, сбрасывая с себя ветхую мантию древних порядков. Время, когда народы боролись за свою независимость. Когда за свою независимость боролся Арагос. Победа фратенской Революции, невиданное по тем временам событие, послужило примером для многих стран, живущих под гнетом абсолютизма. Мир вступал в новую эпоху. В новое тысячелетие...


Да будет так. Глядишь, кому-то это начинание даже покажется интересным. Пока пролог (как, возможно, и последующие главы) будет без картинок - предоставляю читателю право самостоятельно нарисовать картину происходящих событий, основываясь на приведенных описаниях. На этом лаконичное послесловие прошу считать завершенным. Мнения, предложения, пожелания, критика, комментарии, если таковые найдутся, приветствуются.
Изображение
Изображение

Corporal
Аватара пользователя
Сообщения: 171

Re: Триумфатор

#2 Сообщение Corporal » Вт июл 23, 2019 11:11 am

ТРИУМФАТОР

Глава II



***

В дверь постучали. Тут же за ней послышались частые шаги, сопровождаемые спешными "Иду, иду!". Наконец, резко заскрипел, застучал засов, и дверь открылась.
- Антонио, мальчик мой! - воскликнул увидевший вошедшего в дом беглеца дядя Хесус. Выбросив из рук рубанок, он кинулся к мальчику, дабы убедиться, что с ним все в порядке. Вслед за этим вошел и Андреас, тепло обнявший дядюшку Хеса.
- По городу слух прошел, что полиция без разбора арестовывает всех подряд, - продолжил Хесус. - Мятежников ищут! На порядок их, говорят, посягнуть посмели. Ах, святой Аврелий, это же надо, что творится, а, - хватаясь за голову восклицал он. - Черт бы их побрал, этих гаспанцев. Где ты был, Антонио?
- Гулял, дядюшка, - совершенно спокойно отвечал юнец.
Тут в их разговор вмешался Андреас. Достав из кармана сложенный, хотя тут более уместно сказать смятый, листок с уже заметно потершимися надписями и положив его на стол, он сначала многозначительно посмотрел на Антонио, самозабвенно поедавшего хрустящее яблоко и не подававшего своим видом ни малейшего беспокойства, а потом в сторону дяди Хеса, не решаясь или не зная, с чего ему стоит начать разговор. Эта троица не имела друг от друга никаких секретов и никогда ничего не скрывала. Они в буквальном смысле заменили друг другу семью: Тони и Андреас почитали дядю Хеса, так они его обычно называли, как родного отца, он же заботился о них, как о своих сыновьях. Андреаса Хесус, проживавший по соседству с их семьей, знал с самого детства. Знал он и его родителей. Знал, какая судьба постигла их в Арагосе, потому отказать в приюте своему давнему знакомому он просто-напросто не мог, да, в общем-то, и не хотел. Антонио жил у него уже пять лет, за которые между ним и Хесом сложились тесные родственные отношения. Юноши же быстро сдружились между собой. Будучи примерно одного возраста, они, хоть внешне немного и противоречили друг другу, сумели найти общий язык, сделавшись, в скором времени, добрыми друзьями. И тем не менее Андреас был не в пример серьезнее Антонио, отчего ему и приходилось от раза к разу вытаскивать своего "младшего брата" из передряг, в которые тот неизменно попадал при любом удобном случае, находя приключения на свою голову там, где их даже безумец искать бы не стал.
На тот момент Хесусу было чуть больше пятидесяти пяти лет. Его волосы, опоясывающие голову, оставляли на макушке заметную лысину и уже покрывались сединками. Добродушные глаза и слегка крючковатый нос, проявляющиеся на лице морщины, казалось, только добавляют ему вид господина почтенного возраста, однако для своих лет Хесус был очень активным человеком, полным энтузиазма и решительности. Впрочем, активность его зачастую граничила с излишней суетливостью и даже нервозностью. Он был человеком крайне беспокойным, потому Андреас так медлил с началом неизбежной беседы. Не желая преждевременно пугать старика, он думал, с чего лучше начать, как подвести к этому разговор, шурша в руке и без того измятой листовкой. Утаить что-либо от Хесуса было практически невозможно. Сказывалось его давнее увлечение - в прошлом он был заядлым охотником, а потому замечал любую, даже самую незначительную деталь. Так и теперь, уловив во взглядах молчавших некую растерянность, он попросил Андреаса показать ему листок, что тот держал в руке.
Развернув сверток, он внимательно прочел надписи, периодически поднимая глаза на молодых людей, иногда даже усмехаясь. Закончив же изучение листовки, он резко смял ее и бросил в топившуюся печь.
- Дети, - глухо процедил он сквозь зубы. - В героев поиграть решили? В освободителей?! Это вам не во дворах палашами деревянными махать! Эх, глупые вы еще совсем. Вы думаете, война - это вам романтика? Глупость! Бросьте все это! Люди невинные страдают, а вы в игрушки играете!
Андреас, до того не желавший вступать в полемику с дядей Хесом, был слегка удивлен его словами:
- Страдают? Дядюшка, но разве не под гаспанской пятой они страдают? Как же, по-твоему, оставить все это? Не уж то смириться с их кнутом?
- А вот так и бросить! Пока ничего дельного придумать не можете, нечего лишний раз свору их задорить. Говорят, алькальд в ярость пришел, когда ему листовку показали. Думал, в городе восстание готовят, а тут вон что - молодежи спокойно не сидится...
- Но ведь во Фратении народ сумел добыть себе свободу и свергнуть ненавистного короля. Чем мы хуже?
- Фратения... Это Бонегартовская-то которая? У них, говорят, король настолько меланхоличным был, что солдат своих не военному делу, а вальсу обучать приказал. Вам ли не знать нашего Франциска? Он никакой ереси у себя под боком не допустит! Вон его собаки как ревностно ее выгрызают. Мальчики... - тут уж было дядюшка понизил свой тон и хотел что-то добавить, как вдруг в дверь громко постучали.
- Ты кого-то ждешь, дядя? - спросил Антонио, на что получил лишь удивленный взгляд в свою сторону.
Хесус устремился к двери, произнося на ходу свое "Иду, иду!". Отодвинув засов, он тут же отшатнулся назад, ибо дверь резко распахнулась и в комнату вошел человек в сопровождении двух гвардейцев, сверкая своей чищенной до блеска кирасой. Он хмурым взглядом окинул жилище плотника, взглянул на молодых людей и подошел к столу, усыпанному щепками и стружкой. Постучав пальцами по нему, будто оценивая ситуацию, он вновь огляделся и, наконец, сказал:
- Я Кассий Висенте де Аларис, капитан гвардейского отряда, направленного сюда из Арагоса, дабы навести порядок в этой дыре. Вы кто такие?
- Х-хесус, плотник, - замешкался хозяин. - А это мои помощники, дети мои, сеньор Аларис, Хесус Гальехо моя фамилия. Чем можем быть полезны вам, сеньор?
- В городе ходят слухи о каких-то заговорщиках. Будто мятеж затеять хотят. Вам что-нибудь известно об этом?
- Н-никак, ничего не слышали, сеньор Аларис, если бы слышали, непременно доложили бы, как есть доложили...
- Где вы были сегодня? Все, без исключения, и вы, господа.
- Так здесь же и были, - ответил за всех Хесус. - Вот, заказ выполняли, как есть заказ выполняли, сеньор Аларис.
- А вы? - не скрывая своей подозрительности продолжал допрашивать Кассий. Гвардейцы, тем временем, стояли в дверях, преградив путь из дома.
- Помогали мне они, сеньор - хотел было вновь ответить Хесус, но тут же был прерван капитаном.
- Я не с вами разговариваю, господин плотник. Позвольте же молодым людям ответить на мой вопрос.
- Я помогал своему дяде, - последовал ответ Андреаса. - И Антонио тоже был здесь.
- А я на рынок утром ходил, - резво выдал Антонио, вслед за чем поймал на себе взгляды Андреаса и дядюшки, явно говоривших, что сказал он это зря.
Уловил эти взгляды и Кассий. Сухо попрощавшись с плотником, он направился к выходу, остановился около Андреаса и, взглянув тому в глаза, усмехнулся.
Вслед за ним направились сопровождавшие его гвардейцы, и уже спустя считанные минуты послышалось цоканье копыт, мерно удалявшееся от дома, унося вместе с собой и то напряжение, что повисло в воздухе с приходом нежданных гостей.
- Из Арагоса разбираться приехал. Видать, дело серьезное, - многозначительно заключил Хесус.
- Что это значит, дядюшка? Что ты имеешь ввиду? - поинтересовался заметно взволнованный Тони. - Ты же сам только что говорил, что это глупая затея.
На некоторое время в помещении снова воцарилась тишина.
- Принесла же неугомонная, - погруженный в свои раздумья, Хесус, казалось, не замечал того, что творится вокруг и о чем его спрашивали юноши. - Вот что,
мальчики, не задерживайтесь пока на улице, держитесь подальше от опасностей. Подсказывает мне что-то - грядут тяжелые времена.
После этих слов он, не обращая никакого внимания на потупленные взгляды Андреаса и Тони, взял рубанок и принялся за работу. В печи дотлевал кусочек бумаги.
На дворе стоял июль, и с каждым днем солнце скрывалось за горизонт раньше и раньше прежнего. Так и сейчас, в девять часов вечера, на улице уже темнело. Сумерки окутывали Риасор, укрывая своей тенью всю округу. Наступал вечер - время, когда город погружается в сон. Кое-где еще мелькали огоньки да из порта доносились голоса моряков - редкие свидетельства бодрствующих обитателей этого приморского городка. Но и они со временем угасали, поддаваясь царившему вокруг безмолвию. Не поддавался ему лишь Андреас. Комната его располагалась в самом верху дома, в благоустроенном помещении, должном быть, по всем писанным и неписанным законам архитектуры чердаком. Возившийся в своей постели, он долго не мог уснуть. Мешал не лунный свет, проникающий сквозь ставни чуть прикрытого окна, не звон подков патрулирующей город конной полиции, которая после сегодняшнего инцидента была вынуждена нести ночное дежурство по указу городского главы. Мешал не храп, доносящийся с нижнего этажа, из комнаты мирно спавшего дяди Хесуса. Голову Андреаса не покидали тревожные мысли. Не показалось ли ему лицо того капитана слишком знакомым? Если так, то где он мог его увидеть? Почему он так пристально рассматривал Андреаса? Почему так хитро и злорадно ухмыльнулся, покидая дом плотника? Часы глухо, почти неслышно, пробили два часа ночи. А может, ему все это попросту показалось? Каких только мыслей не приходит в голову перед сном, в самом деле. Побродив по комнате, еще раз обдумав произошедшее, Андреас снова лег в постель и, наконец, заснул.

***



Справедливости ради отмечу, что первая глава была мною слегка (слегка) слегка отредактирована по причине некоторых сюжетных несостыковок, которые были обнаружены только в этой главе. Собственно, кардинально сюжет от этого не изменился, корректировки коснулись лишь взаимосвязи между некоторыми персонажами.
Изображение
Изображение

Rayan
Модератор
Аватара пользователя
Сообщения: 1654
Награды: 2
Контактная информация:

Ветеран ВР Ветеран SLC

Re: Триумфатор

#3 Сообщение Rayan » Вт июл 23, 2019 5:19 pm

Хм... Название и начало истории меня немного сбило с толку. Я-то подумал, что речь будет идти о пути к власти Бонегарта. А оказалось, что действие происходит в "современности", да и не во Фратении даже. Ну, тем только интереснее, кто же в итоге окажется этим самым триумфатором. :?:
Конфликт пока только-только начинает обозначаться, но меня уже зацепило. :) Так что ждём продолжения. А впрочем, у тебя, наверное, уже несколько глав наперёд написаны?

Corporal
Аватара пользователя
Сообщения: 171

Re: Триумфатор

#4 Сообщение Corporal » Вт июл 23, 2019 6:04 pm

Rayan писал(а):Хм... Название и начало истории меня немного сбило с толку. Я-то подумал, что речь будет идти о пути к власти Бонегарта. А оказалось, что действие происходит в "современности",
Так и есть. Бонегарт уже год как здравствует во Фратении. :) У меня была (и есть) идея описать и его путь к вершине, но заинтересовало бы это читателя, вот вопрос? Учитывая, что в теме Фратении на тот сюжет выведены практически все спойлеры. Впрочем, то, что я пишу сейчас есть промежуточная повесть. Эдакий "второй том из трех". По всем традициям русской классики его следовало бы сжечь, а к третьему и не приступать вовсе. :mrgreen:
Быть может, уделю и Корнелию внимание, все-таки грех обделить им такую персону, пусть и вымышленную.
Rayan писал(а): да и не во Фратении даже.
Вот кстати надо бы карту приложить, да? Каюсь, мне все лень ее обработать должным образом. Но некоторые кусочки содержатся в той же теме Фратении, ведь Арагос и Гаспания, где происходят действия этой истории, расположены юго-западнее Фратении и граничат с ней. По сути, Арагос и отмеченная на карте Камплана есть провинции Гаспанского королевства. Но этому тоже следует уделить побольше внимания.

Rayan писал(а):Ну, тем только интереснее, кто же в итоге окажется этим самым триумфатором. :?: Конфликт пока только-только начинает обозначаться, но меня уже зацепило. :)

Для этого я и ввел совершенно новых персонажей и новое место действия. Если у меня получилось хотя бы чуть-чуть привнести в сюжет интерес, сделать эту, что называется, интригу, а не простое линейное повествование, то я уже рад. :)
Rayan писал(а):Так что ждём продолжения. А впрочем, у тебя, наверное, уже несколько глав наперёд написаны?
Я хоть и тот еще любитель копить у себя в черновиках кучу "недоделок", а потом публиковать все сплошным потоком, увы, на сей раз ресурсы исчерпаны. :hmm: В общем-то, некая картина все равно имеется, так что не думаю, что написание новых глав будет сильно затягиваться.
Изображение
Изображение

Ник Токарев
Аватара пользователя
Сообщения: 1220

Re: Триумфатор

#5 Сообщение Ник Токарев » Ср июл 24, 2019 2:31 am

Пока, к сожалению, нет времени освоить тему Фратении. Но эта история выходит яркой и запоминающейся. Сразу живо представил себе образы двух ребят из первой главы, как они идут по этим улочкам.

С нетерпением буду ждать продолжения. И спасибо, что не закрываете глаза на ошибки и нестыковки -- так история становится только лучше.
Not even star-crossed. Just unlucky. ©
Ник Токарев (бывш. The Cool Nickname)
Изображение

Канал студии AIM Productions на YouTube

Corporal
Аватара пользователя
Сообщения: 171

Re: Триумфатор

#6 Сообщение Corporal » Ср июл 24, 2019 6:01 am

ТРИУМФАТОР

Глава III



***


В то раннее утро, когда рассвет только-только принимается, на город пал туман, непроглядным белоснежным одеялом покрывший спящий Риасор. Солнечные лучи, обычно пробуждавшие жителей своим режущим глаза светом, пробивались где-то там, в дали, совсем редко пронзая серое небо, словно это игла умелой портнихи проворно мелькает меж грузного твердого полотна. Ночная тень тихо сходила, нехотя уступая путь на небосводе дневному светилу. Узкие улицы Риасора, заключенные меж стенами невысоких, большей частью двухэтажных домов, и без того порою пугающие своей извилистостью и сжатостью, приобретали призрачный, даже ужасающий вид, покрытые холодным белым покрывалом утреннего тумана. В столь ранний час, казалось, не спали в городе только желтые мундиры, должные нести бдительную службу на его улицах. Но даже они не выдерживали длительной и напряженной ночной службы, потому к утру задремали и они - кто где. Их присутствие в городских районах выдавало, разве что, редкое фырканье коней, в отличие от своих спящих хозяев добросовестно выполнявших свой долг. Не задался сон и у Андреаса. Кое-как подремав пару часов, он вновь проснулся. Голова его слегка болела, поглощаемая потоком нахлынувших мыслей и переживаний. Стараясь не разбудить спавших дядю Хеса и Антонио, он медленно спустился по скрипучим ступеньками деревянной лестницы вниз и вышел на улицу. Тишина и покой царили вокруг. Будто и не было в этом мире никаких проблем, а все вчерашние происшествия казались каким-то недоразумением, неприятным сном, который вот-вот забудется. Считанные мгновения Андреас, закрыв глаза, наслаждался выдавшимся чувством умиротворения, однако был быстро возвращен в реальность раздавшимся из бледного полотна лошадиного хрипа. Медленно из этой таинственной бездны нарисовалась фигура всадника. Кавалергард, в треуголке с пышным белым султаном, в новеньком мундире из желтого сукна с красными лацканами, с подвешенным на седле палашом, который следовало бы держать наготове, вальяжно проехал, а точнее, прошел мимо молодого человека, не обращая на него, казалось, никакого внимания. Проводив боевого вояку взглядом, Андреас поспешил вернуться в дом.
В печи дотлевали угольки, малость обогревая дом остатками тепла. Утро выдалось свежее, потому внутри это тепло особо ощущалось, пусть и было совсем незначительным. Взглянув на ровно сложенные у печи засохшие ветви и обрубки дерева, кругом усыпанные опилками и щепками, Андреас быстро сообразил, чем занять себя. Печь сама себя не растопит, а поддержать догоравший в ней огонь было самое время. Подняв одну из таких веток, он какое-то время бесцельно осматривал ее, будто что-то вновь озадачило, отвлекло его. Закинув, наконец, ее в топку, он принялся отправлять туда остальные попадавшие под руку обрубки, подкармливая потрескивающий внутри костер и о чем-то думая, увлеченно глядев в него своими светящимися глазами. Внезапно эта небольшая поленница рухнула. Не то от толчка, не то от какого другого неловкого движения. Тут же Андреас всколыхнулся - не разбудил ли он кого. Так и оказалось. Из соседней комнаты вышел зевающий и потягивающийся Антонио. Оглядев место происшествия, скорее в попытках найти что-нибудь съестное, а не причину потревожившего его сон стука, он увидел кусок надрезанного вяленого мяса и поспешил присесть около него. Затем уж он обратил внимание и на своего друга, сидевшего у печи и пытавшегося сложить разбросанные полена обратно.
- А, Андер. Чего не спишь? - все еще зевая спросил Тони.
- Не спится что-то. Весь сон коту под хвост. Ты чего встал? - выдал Андреас, явно осознавший, что грохота упавшей поленницы хватило бы, чтобы разбудить целый полк.
- Чудной. Сам разбудил, нашумел тут, а потом спрашивает. А ты чего, тоже что ли решил в плотники податься? Правильно, постигай пока это непростое ремесло на дровишках, их хоть в печь отправить не жалко.
Андреас взглянул на Тони, пытаясь уловить смысл его слов, будто не понимая ироничности язвительного замечания.
- Чем обеспокоен-то? На тебе со вчерашнего дня лица нет, - Антонио говорил шепотом, почти неслышно. - Не уж то тот капитан тебе в кошмарном сне явился?
- Я вижу, тебя это веселит. Не стал бы дядя попросту заострять внимания на этом визите. Он же был встревожен, разве ты не заметил? Да и с чего гвардейцам из Арагоса у нас тут взяться, будь это простое детское баловство, как назвал его Хесус? Скажи мне лучше, где ты листовки раздобыл?
- А я знал, я знал, что и ты будешь с нами! - не скрывая своего восхищения чуть не воскликнул Антонио. Не боялся бы разбудить дядю Хеса, он точно бы закричал во весь голос. - Я покажу тебе, пойдешь со мной сегодня!
- Не высовывайся из дома. Разве мало тебе того, что на каждом углу патрулей понаставили? Так еще и этим ляпнул, на рынок он ходил. А что же ты сразу-то им все не выложил, а? Сказал бы, что это ты бумажки расклеил, подал бы им сразу руки - нате, мол, вяжите. Дурак.
- Ой, кого ты испугался? Этих что ли? Тоже мне, герой нашелся. И это тебя-то в рекруты брать собираются? Понятно все с тобой. Куда ж ты собрался тогда? А ну как прознают про твои связи с арагосскими повстанцами, борющимися за свободу своей страны? Все, не возьмут тебя ни в какую армию, а то чего гляди и вовсе в темницу упекут.
В глазах Андреаса вспыхнуло удивление словами своего друга, сменяемое яростью.
- Глупец. Ты еще юн. Ты не понимаешь, что говоришь и что делаешь. Ты видел этого капитана, что заглянул вчера к нам? Он явно что-то заподозрил, что-то да заподозрил, руку на отсечение дать готов, - Андреас взглянул в окно. - Опасно нам сейчас появляться на улице. Они же всех берут без разбора, пойми ты. Им и повода не подавай, все равно тебя схватят, а там уж всеми правдами и неправдами допытают все, что им нужно. Расскажешь мне, как пройти к человеку, который дал тебе эти бумажки злосчастные?
- Эхех, человеку. Да там, брат, целая куча человеков этих. Я же говорю, много нас уже, и цель у нас одна - добиться независимости, скинуть оковы проклятых гаспанцев. Эх, была б моя воля, я бы их всех перерубил, одного за другим, вот честное слово. Только вот искусству фехтовальному не обучен. Да и шпаги у меня нет...
- Много? Сколько же вас? Человек пять? Десять? Дай угадаю, с соседних дворов друзей своих позвали плюшек из пекарни потаскать и решили в освободителей поиграть?
- Хватит разговаривать со мной, как с ребенком. Я, между прочим, немногим младше тебя.
- Немногим, а ума не то что как у ребенка, его вовсе нет. Пойми, я о тебе же беспокоюсь. Будь я уверен, что ты можешь за себя постоять, не влипнуть в какую-нибудь передрягу - пожалуйста, вопросов не будет. Ты мой единственный друг, Тони. Ты мне как брат. Поэтому пообещай, что не будешь лишний раз подвергать себя опасности? Время наступило такое, серьезное. Пора бы уже и повзрослеть.
- Да уж. Пора бы. А ты прав. Ты точно прав. Пора повзрослеть.
- Так что, скажешь, где искать ваше сборище героических подпольщиков? - с улыбкой на лице спросил Андреас.
Немного поразмыслив, Тони выдал место, служившее пунктом каждодневных сборов тайного круга арагосских повстанцев:
- Пройдешь вниз по улице, к порту, там, где обычно рыбой копченой торгуют. Ты меня в тот раз поймал там, когда я листовку клеил. Рука, кстати, до сих пор болит. Так вот, спустишься по ней и свернешь влево. Там держи прямо, пока не дойдешь до пришвартованного ботика "Резвый". Он, правда, немного прогнивший, но тем не менее очень добротный ботик. У сеньора Хурасо денег все нет, а то можно было бы превосходный кораблик из него смастерить...
- Ближе к делу, - Андреаса явно не интересовало, в каком состоянии находился бот сеньора Хурасо.
- Напротив этого ботика увидишь трактир. Вывеска на нем уже вся потерлась, правда, виднеется на ней еще изображение шпажки. Эх, мне бы такую шпажку, уж я бы... - словившему на себе осуждающий взгляд закатившего глаза Андреаса, Тони пришлось оставить полет своих мечтаний и продолжить рассказ. - Так вот, на чем я там остановился-то? Ах, да. В этот трактир не заходи, там одни моряки собираются. Потому, кстати, и патрули туда не заглядывают. Чего с них взять, с моряков-то? Пройди вглубь по улице и сверни в винодельню господина Сольеда. Дворик небольшой, там у входа еще бочка стоит. Если крышкой покрыта, значит, нет его дома. Если крышки нет, значит, можно заходить.
"Да, хитро же придумано, - говорил про себя Андреас. - И от охраны дельно укрылись, и сигналы даже придумали. Хитро. Кто же эти люди? Не могут же обычные мальцы собираться в доме винодела для того, чтобы листовки рисовать? Неужели все действительно серьезно?"
- Все запомнил? - как бы из ниоткуда услышал он голос Антонио.
- Да, спасибо тебе.
- А ну повтори давай, чтобы точно убедиться.
- Еще чего, - с этими словами Андреас легонько, по-дружески, толкнул рукой голову Тони. - Не хватало еще перед мальцом отчитываться, - с усмешкой добавил он.
- Эй, договорились же! С этой минуты я - взрослый и серьезный человек. Андер! Да ну тебя! - Тони был разочарован и в шутку даже обиделся на своего друга. Не выпуская из головы только что состоявшийся разговор о шпагах, фехтовании, восстании и свободе, о борьбе с гаспанскими захватчиками, о ботике сеньора Хурасо - именно так видел беседу Антонио - он будто бы затевал какой-то новый безумный план, без которого не был бы самим собой. Тем временем, часы пробили шесть раз. Дядя Хес проснулся и вышел на кухню. К топившейся печи, от которой веяло теплом.

***


________________________________________________________________________________________________________________________________________________________
Ник Токарев писал(а):Пока, к сожалению, нет времени освоить тему Фратении.
Знакомо.:) Тем ценнее нынче комментарии, спасибо!
Ник Токарев писал(а):Но эта история выходит яркой и запоминающейся. Сразу живо представил себе образы двух ребят из первой главы, как они идут по этим улочкам.
Значит, пока написание истории идет в правильном направлении, ведь вызвать интерес читателя - лучшее (ну, или одно из лучших), чем может похвастать произведение.
Ник Токарев писал(а):С нетерпением буду ждать продолжения. И спасибо, что не закрываете глаза на ошибки и нестыковки -- так история становится только лучше.
Поначалу я опасался, что такой хоть и вынужденный, с одной стороны, шаг, внесет некоторую сумятицу, заставит еще раз (лишний, причем, раз) перечитывать то, что было прочитано прежде, но тем лучше, что это осталось только опасениями.
Изображение
Изображение

Corporal
Аватара пользователя
Сообщения: 171

Re: Триумфатор

#7 Сообщение Corporal » Ср июл 24, 2019 6:07 pm

ТРИУМФАТОР

Глава IV



***


- Да-с, прохладная ночка выдалась, - бодро начал разговор Хесус. - Ну что, мальчики, куда собирались сегодня?
- Мне бы по делам сходить нужно, - тут же прервал его Андреас. - Мне... Эм... Хочу узнать, можно ли вернуть дом моих родителей, вот...
- Ай-яй-яй, - дядю Хеса это сильно озадачило. - Мальчик мой, зачем же тебе это? Живи с нами, в тесноте, да не в обиде, как говорится.
- Благодарю, но пора бы мне уже становиться на ноги. Да и в доме том оставались еще вещи, когда-то принадлежавшие моим родителям... Их, верно, уже и нет там, но посмотреть лишним будет...
- О, вот, вот, вот! - Хесус многозначительно понял указательный палец, будто его внезапно осенила какая-то очень важная мысль. - И как же это я запамятовал? Точно, точно, точно!
С этими словами он быстро ходил по помещению, обыскивая каждый уголок, шаря по каждой полочке. Дом дяди Хеса выглядел так, что прихожая и кухня сливались в единое пространство. Между ними просто-напросто отсутствовала стена, должная разделять их друг от друга. Сразу напротив двери, буквально метрах в трех-четырех, стоял длинный и довольно широкий стол, служивший плотнику верной опорой в его ремесле. Стол этот постоянно был покрыт стружкой, от которой на всем этаже пахло свежим деревом. На нем неизменно лежал и рубанок. По левой стене, в углу, были сложены, точнее говоря свалены, большие корзины самых разных форм, плетенные из ивовых прутьев. Следом за ними стояла краснокаменная печь, со временем почерневшая от дыма. Наконец, за печью находился проход в комнатку на первом этаже и тут же была лестница, ведущая наверх. Справа стояла еще одна лестница наверх, но уже винтовая. Витиеватая, украшенная замысловатыми узорами, она представляла собой настоящее произведение искусства, достойное украшать залы королевского дворца или, по крайней мере, поместье какого-нибудь именитого дона.
В этой-то импровизированной кухне-прихожей и проводил свои тщательные поиски дядя Хесус. Что он искал - оставалось загадкой, но спросить его не решались ни Андреас, ни Антонио, ведь старик делал это очень увлеченно, постоянно бормоча что-то вроде: "Да-да-да, и как же это я запамятовал, сейчас, сейчас".
- Вот же он! - словно озаренный какой-то великой радостной вестью воскликнул Хесус. Кряхтя, он достал с полочки, что за печной трубой, длинный предмет, завернутый в кусок серого сукна. С особым трепетом развернув тряпку, он вынул из нее кортик. Кортик, принадлежавший, видимо, высокому морскому чину,
о чем говорил шикарный внешний вид. Ножны темного, почти черного цвета, сделанные из натуральной кожи, отдававшей ярким блеском. Прибор ножен - из позолоченного металла, нисколько не потершимся и не облетевшим от времени. Не было даже малейшей царапинки - настолько бережно хранилось это сокровище. На металлической отделке ножен красовались рельефы странного животного: то ли кита, то ли дельфина, но явно имеющего мифологическое содержание. Сам кортик вызывал не меньшее восхищение. Сверкающий клинок его был также до блеска отчищен и сохранил свой эталонный вид. При желании, он мог бы послужить зеркалом - до того чистым были его грани. Рукоять венчалась позолоченным навершием с рельефным изображением львиной головы, в зубах держащей цветок розы.
- Это кортик твоего деда, - пояснил Хесус. - Я знал его, славный был моряк! Десят лет служили вместе на одном судне - "Месть королевы Изабеллы". В навигации вдоль мыса Корабелов - как помню, то была еще первая лиссогальская - попала наша линия под обстрел стоявшей лиссогальской флотилии, что стояла на рейде в соседней бухте. Знатно нас тогда потрепали, пришлось принять бой и спешно возвращаться. Дед твой, отдававший приказы с кормовой палубы, крикнул мне навести огонь с носовых орудий на головной корабль лиссогальцев. Только спустился поо трапу, гляжу - его уж там нет. Ядро ударило как раз рядом. Кинулся было к нему, а он лежит - ногу оторвало. Тогда-то и достал он свой кортик, сказал, передать семейству, чтобы память сохранить... Думал, дотянем до ближайшего порта, там бы знатоки-то морских дел его бы и выправили, да не дотянули... А кортик я сразу передал отцу твоему. Да как только потом узнал, что съезжали они, собраться не успев толком, сразу же и проверил - забыли кортик. Не до этого, видно, было. Я его и забрал, дабы не попал он в дурные руки. Хороший кортик. Ты уж не держи зла за такое, я ведь только из благих намерений, сохранить бы чтоб. Вот-с, возвращаю, как есть возвращаю. Дельная, дельная вещица. Это ж надо было, как же я запамятовал-то...
- Спасибо тебе, дядя Хес, - поблагодарил Андреас, обняв старика. - Спасибо.
После этого Андреас вышел на улицу, разглядывая данный ему только что Хесусом предмет. Впереди его ждал загадочный путь к винодельне Сольеда и, вероятно, не менее загадочная встреча с этими людьми. Кто они? Повстанцы? Бандиты? А может, их и вовсе нет и вся эта история - обман, шутка Антонио? Не выходил из головы и капитан Аларис. Решив не загружать себе голову ненужными мыслями, как в прошлый раз, Андреас направился по тому пути, что был указан ему другом.
День близился к полудню. От утренней свежести и тумана не осталось и следа - солнце, стоявшее в зените, невыносимо пекло, неистово нагревая вымощенную камнями дорогу. От высокой температуры все впереди размывалось, колыхалось, утопая в пелене видимого испарения. Мало кто захотел бы покинуть дом в такую погоду. Стуча копытами, по городу топали мулы, тянувшие маленькие крестьянские повозки с дремавшими на них хозяевами в широких соломенных шляпах и распаханных рубашках с закатанными рукавами. Вся эта вереница прибывала из соседних селений и держала путь на городской рынок, отчего улицы наполнялись запахом крестьянского быта: кто-то вез мясо, молоко, кто-то горшки и плетеные корзины. Постоянно следовал за такими гостями и мускусный запах - вечный спутник вьючных животных. В жаркий день они, сливаясь воедино, особо сильно ощущались и наполняли Риасор атмосферой сельской жизни.
Андреас шел, стараясь не сбиваться с нарисованного в голове маршрута. Вот та улица, где и был им пойман Антонио за распространением листовок. Как и полагалось, она горкой уходила вниз - к портовым строениям. Тени здесь не было - солнце освещало ее полностью, потому скрыться от его палящих лучей было негде. Спустившись, наконец, туда, где следовало повернуть налево и искать гниющий ботик, служивший следующим ориентиром, Андреас оторопел. Взгляд его уловил знакомую фигуру. Русые волосы, коротко стриженные и сами по себе светлые, на режущем глаза солнце и вовсе казавшиеся белыми, широкие плечи и вычурная осанка, которую держат родовитые особы, любой деталью старающиеся подчеркнуть свою родовитость. Руки, в столь жаркую погоду томящиеся в кожаных перчатках - непременном атрибуте любого кавалериста - лежали на парапете, что шел вдоль набережной. На поясе - шпага, клинок которой, до изумления утонченный, отличался от типичных кавалергардских палашей, на фоне этого изысканного оружия выглядевших чем-то грубым. Поверх черного колета - сияющий нагрудник, подобие облегченной кирасы. Взор его был обращен в морскую гладь, переливающуюся бликами в лучах июльского полуденного солнца. Андреас не ошибся. Это был Кассий Аларис. Чуть поодаль - сопровождавшие капитана два гвардейца, держащих поводья его белого коня. "Не уж то прогуляться решил? Странно" - думал про себя Андреас. Пожелав остаться незамеченным, чего точно не вышло бы, останься он стоять на своем месте хотя бы минутой дольше, молодой человек резко взял влево и быстрыми шагами стал удаляться. Мысль о том, что нежелательной встречи удалось избежать, была развеяна в прах окликом сзади: "Господин Наваррес!"
Андреас остановился. Кассий заметил его. Обернувшись, наш герой увидел рысцой приближавшихся к нему гаспанцев.
- Господин Наваррес, куда же вы? - вновь окликнул его возглавлявший тройку всадник. Поравнявшись, он продолжил: - Жаркий денек выдался, согласитесь? Куда же изволите путь держать?
- Вас это так интересует? Прогуляться вышел.
- Не самое удачное время же выбрали, однако. Да и место можно было бы найти куда приятно, согласитесь. Не составите ли мне компанию?
- Куда ж мне, пешему, к вам-то в компаньоны, - желая поскорее закончить эту беседу и избавиться от навязавшегося спутника ответил Андреас, на что Аларис подал знак одному из сопровождавших его солдат, незамедлительно освободившему лошадь.
- Извольте принять от меня этот скромный дар, - улыбаясь, парировал капитан. - Пока временно. Остальное предлагаю обсудить в неформальной обстановке. Теперь не откажете?
Положение стало крайне неловким. Отказаться сейчас - значит навлечь на себя массу новых, возможно, подозрений. С чего бы капитану оказаться здесь именно в это время? С чего бы ему, собственно, навязывать Андреасу разговор? Не от недостатка собеседников так уж точно. Очевидно, разговор предполагался серьезным и, вероятно, долгим. Отказать сейчас? Тогда и поход к виноделу придется отложить. Возможно, навсегда. Кто знает, что на уме у этого столичного франта? Он не так прост, как кажется на первый взгляд. Подвергнуть опасности этот пункт сбора категорически нельзя. Андреасу не оставалось ничего, кроме как принять предложение Алариса. Выправившись, подтянув ремень, за которым был спрятан кортик, Андреас подошел к предоставленному коню и ловко впрыгнул в седло, осторожно оглянувшись на кавалеристов. Отдав сопровождавшим солдатам приказ возвращаться в казарму, Кассий дал понять Андреасу, что теперь наметившаяся поездка точно будет проведена дуэтом. Вслед за этим, всадники - каждый еще раз оглянулся - двинулись с места.
На самом деле, эта встреча не осталась незамеченной. Пересечение Андреаса и капитана Алариса, ставшее ли случайным стечением обстоятельств или же частью заранее подготовленного плана, наблюдал еще один очевидец. Дождавшись, пока место встречи окончательно не опустеет, он незаметной тенью мелькнул в проеме меж домами.
Этим человеком был Антонио.

***


Набираем 200 просмотров, и я публикую следующую главу. 8)

UPD: Дабы не прослыть пустословом: к моему удивлению, приписанные "по приколу" 200 просмотров набрались достаточно быстро. :mrgreen: Поэтому осталось подождать истечения 12 часов с момента последней публикации в этой теме, чтобы не нарушать правила форума, и новая глава будет опубликована при первой же возможности. Приятно, что история вызывает интерес и требование продолжения)
Изображение
Изображение

Corporal
Аватара пользователя
Сообщения: 171

Re: Триумфатор

#8 Сообщение Corporal » Чт июл 25, 2019 7:08 am

ТРИУМФАТОР

Глава V



***


Всадники двигались прямо, не сворачивая в город. Вот уже и порт оказался позади. Позади - тени кораблей, что отбрасывали они на мостовую. Удалившись от крайнего в городе здания, капитан резко свернул с дороги направо, к морю. Андреас сделал то же самое - что было в мыслях у попутчика, он не знал. Лошадь Кассия, звеня подковами о попадавшиеся на берегу булыжники, спускалась к воде. Привстав на дыбы, она, ведомая своим хозяином, остановилась ровно в том месте, где морские волны легонько касались ее копыт, едва достигая их. Рядом встал и Андреас, с трудом сдерживавший прыткого коня. Он взглянул на Кассия, не решаясь начать разговор, предоставив эту возможность инициатору такой внезапной поездки. Последний также не торопился с его началом. Он снова стал вглядываться в морскую гладь, не замечая своего спутника, будто бы совсем позабыв про само его существование. Свежий морской бриз охлаждал лица, которые косились от прямых солнечных лучей.
- Видите? Я же говорил, можно выбрать место куда лучше. Тишина и покой - благодать... Нет всей этой суматохи, мелькающих туда-сюда людей. Единение с природой. Разве вы не находите это прекрасным?
- Вы только за этим позвали меня? В таком случае, вашему великодушию нет предела, но я бы предпочел не задерживаться.
- О, нет, нет, ни в коем случае не за этим, сеньор Наваррес. Вы, быть может, и не поверите, но за неимением дела я бы с удовольствием уединился бы здесь и в одиночестве.
- И чем же я удостоился вашего внимания?
- Вы спешите, господин Наваррес... Андреас? Полагаю... Вас ведь именно так зовут? Позволите мне вас так называть?
- Вам известно обо мне куда больше, чем я предполагал. Откуда же? Кто вы такой? Признаться, при нашей первой встрече ваше лицо показалось мне знакомым...
- Не первой, - прервал начавшего было рассуждения Андреаса капитан. - Не первой, господин Андреас. Раз уж вы такой нетерпеливый, позволю и себе говорить прямо и откровенно. Арагос. Четыре года назад. Я был там. Я присутствовал на процессии. Я видел, как казнили вашего отца. Я видел и вас. И вы, верно, видели меня.
Андреас вмиг изменился в лице. Что там говорил капитан дальше, он уже не слушал. Его словно острым мечом пронзили слова, произнесенные Аларисом. Внутри все рухнуло. Рухнуло, будто пораженное громом, будто раздавленное звоном древнего чугунного колокола, что сорвался с часовни. Он уже не разбирал, что творится вокруг. "Арагос. Казнь вашего отца. Четыре года назад." - эти слова звучали в его голове, смешиваясь в беспорядочный поток, мучивший память, терзающий сердце. Он вспомнил тот день. Он вспомнил площадь, переполненную народом. Он вспомнил, как на эшафоте стояли арестованные по подозрению в подготовке мятежа люди. Он вспомнил своего отца. Он вспомнил, как с трибуны вещал глашатай, провозглашавший волю арагосского наместника. Он вспомнил, как восседал этот наместник, вершитель несчастных судеб, в своем ложе. Как рядом с ним чинно сидел этот разодетый в пышный мундирчик мальчишка. Он вспомнил, как встретился с ним взглядом. Эти секунды. Считанные секунды, прерванные тяжелыми, разразившими округу словами глашатая: "... Повелеваем казнить!". Больше он не помнил ничего. Свист разрезающего воздуха лезвия, снова и снова повторяющийся, пока тела всех семерых приговоренных не остались лежать посреди всей этой суматохи, у ног палача. Плачь, крики, неодобрительные возгласы - все смешивалось воедино, образуя страшную картину.
- Вы слышите меня, господин Андреас? - разобрал он вдруг невнятные звуки, раздававшиеся где-то совсем рядом. Но Андреас его уже не слышал. И не хотел слышать. Не хотел и не мог. Он почувствовал, что голова его резко закружилась, после чего он тут же упал наземь, потеряв сознание.

***


Очнувшись, он попытался оглядеться по сторонам. Глаза его словно были покрыты пеленой, голова все еще кружилась. Он почти не чувствовал рук и ног. Дышать было затруднительно - сказалось падение. Андреас понял, что он сидит на земле, облокоченный на что-то достаточно мягкое. Так и было - спина его опиралась на песок в том месте, где на берегу был небольшой обрыв. Под ними лежала надранная трава, служившая своего рода постелью. Голову поддерживало седло, обмотанное мягкой, бархатистой тканью. Еще раз оправившись, он увидел перед собой Кассия.
- Слава Аврелию! - произнес тот. - Изрядно же вы заставили меня поволноваться. Видно, солнце голову припекло. Как вы себя чувствуете?
- Превосходно, - еле выговорил Андреас.
- Да, да, да, оно по вам и видно. А если быть чуточку честнее?
- Я сказал, что чувствую себя хорошо, - пытаясь встать, выдавил из себя пострадавший.
- Позвольте я вам помогу, - Кассий поддержал под руки Андреаса, совершавшего тщетные попытки подняться.
Наконец, ему это удалось. Еще раз оглядевшись, он, кряхтя и кашляя, отряхнулся и потянул руки, убедившись, что пришел в чувства. Затем подошел к своей лошади и кое-как забрался в седло. Бросив на своего попутчика беглый взгляд, наш герой, не став дожидаться его, мерным неспешным шагом двинулся куда-то вперед. Аларис, наблюдавший за этим и отряхивающий тем временем свое седло, также подошел к своей лошади, вновь запряг ее как полагается и отправился в догонку за Андреасом.
- Господин Андреас! Куда же вы? Постойте. Имейте же уважение, в конце концов. Что с вами?
- Ближе к делу. Для чего вы меня позвали? Напомнить мне о том, кем был мой отец?
- Ни в коем случае, господин Андреас. Мое предложение заключалось в другом. До меня дошли известия, что вас вскоре должны зачислить в рекруты. Вы сами несколько раз пытались попасть в армию, верно? Ваши порывы меня мало интересуют, но в то же время, я не могу не отметить такое рвение. Признаться, я восхищен. Потому я предлагаю вам перейти под мое начало.
- С какой стати я должен это делать? Чем я заслужил такое внимание? Сын разорившегося дворянина, еще и опального - в кавалергарды?
- Родовитость не столь важна в нашем деле. Гораздо важнее личные качества. А у вас они впечатляющие. Вы повели себя крайне спокойно во время моего визита в дом плотника. Я еще тогда заприметил вас. Мне нужны такие люди. Так что, вы согласны?
Смятение овладело Андреасом. За что судьба так играет с ним? Еще недавно желавший присоединиться к подпольщикам, борющихся за свободу своей страны, он тут же получает предложение пойти на службу к тем, кого здесь так ненавидят и всей душой презирают. Да от кого? От сына человека, фактически убившего его отца. Казалось, ничего не удерживает Андреаса от очевидного и категоричного ответа... С другой стороны, это великолепный шанс вернуть себе имя. Шанс реабилитироваться, восстановить честь своей фамилии, запятнанной перед лицом гаспанской короны связями с мятежниками. Шанс, который, быть может, выпадает раз в жизни...
- Мне нужно время. Я не могу дать ответа сейчас. Я себя плохо чувствую. Мне нужно все еще раз обдумать.
- Конечно, конечно. Отправляйтесь домой, отоспитесь хорошенько, отдохните денек-другой. Мои люди обеспечат вас всем необходимым. Позвольте сопроводить вас до вашего нового места жительства.
- Нового? Что вы имеете ввиду?
- Я позаботился, чтобы у вас отныне был собственный дом. На мой вкус он, конечно, не идеален, ведь я больше предпочитаю спокойные, уединенные загородные обители, а этот расположен почти в самом центре, рядом с домом алькальда, городской ратушей и казармами, где, кстати говоря, расположилось и наше подразделение. Но ведь и у этого есть свои плюсы, согласитесь? - не скрывая довольной улыбки говорил Кассий. Казалось, что он и сам быль прельщен теми вещами, что расписывал в своих речах Андреасу.
"Позаботился... Надо же. Получается, он выслеживал меня? Не знал ли он, куда я иду? Иначе почему поджидал меня не у дома дяди Хеса, а именно на набережной? Хотя... Быть может, он просто остановился передохнуть там." - подобные мысли все еще не покидали голову Андреаса. Равно как не покидали мысли об отце, о том злосчастном дне и о всех свалившихся на него в последнее время событиях. Что ему делать? Как поступить? Нет, нельзя делать поспешных выводов. Этот Аларис темнит. Слишком много непонятного во всей этой истории.
Обратный путь они проделали почти молча. Лишь изредка Кассий восхищался то красотами окружающего пейзажа, то лошадьми, что стоят в конюшнях, принадлежащих кавалергардскому полку. Раз даже завел он речь о винах, но следовавший рядом Андреас, погруженный в свои глубокие раздумья и испытывающий заметные боли по всему ослабшему телу, должным образом разговор не поддержал. Уже смеркалось, когда пара всадников вступила в город. Капитан вызвался сопроводить пострадавшего вплоть до дверей, дабы убедиться, что тот благополучно доберется до дома. И только проезжая мимо здания, где когда-то жила семья Наваррес, Андреас, остановивший лошадь, обратился к Аларису:
- Знаете что? Я бы не стал просить у вас помощи, но так же я с удовольствием обменял бы великодушно пожалованный вами мне дом вот на этот.
- Этот? Позвольте, но чем он вас так привлек? Ведь тот...
- Это очень важно для меня, - прервал принявшегося было возражать капитана Андреас, - Этот дом принадлежал моей семье. Я бы и сам перебрался сюда, но не знаю, что мне следует для этого сделать. Я даже не знаю, кому он ныне принадлежит и принадлежит ли кому-то вообще.
- Я сделаю все, что в моих силах. Слово офицера. Но не думаете же вы остановиться здесь сию же минуту?
- Разумеется нет. Я намерен остаться там, где жил до этого - у Хесуса Гальехо. Сеньора такой расклад не устраивает?
- Исключительно ваше право, - уже подъезжая к месту назначения сказал Аларис. - Коня можете оставить себе. Это мой вам, скажем так, подарок, - улыбаясь, произнес Кассий. - Оставьте его себе, небось, пригодится. Буду молить Аврелия о вашем скорейшем выздоровлении! Подумайте над моим предложением, господин Андреас, хорошенько подумайте. Что же, на этом имею честь откланяться. Всего вам доброго!
- Всего доброго, - бросил вслед ему пребывающий в недоумении Андреас. Он был совершенно обескуражен сегодняшним днем. Привязав коня к столбу у дома, где был пристроен небольшой навес и налив ему воды в попавшее под руку ведро, молодой человек вошел в дом, где его встретил Хесус.
- Андреас, мальчик мой, вернулся, слава Аврелию! Где же Антонио? Не видел ли ты его?
- Как? Но разве он не дома? Я же еще утром сказал ему никуда не высовываться... Давно он ушел?
- Так вслед за тобой собрался и убежал. Я думал, он с тобой куда-то отправился. Ох, надо же. Ну да ладно, знаем этого оболтуса. Небось, к ночи придет. Ты сам-то где был? Узнал что насчет дома?
- А? Дома? Ах, да... Обещали... Сказали, что можно устроить все, - замешкавшись ответил Андреас.
- Что с тобой? Тебе нездоровиться? Вид у тебя какой неладный.
- Переутомился, дядюшка. Все хорошо. Мне нужно хорошо выспаться.
- Это правильно. Поди, поди, мальчик мой.
Поднявшись к себе наверх, Андреас разделся и устелил постель. На руках еще виднелись синяки. Спина болела от малейшего сгиба. Сев на кровать и достав из ножен кортик, он еще долго рассматривал его, пытаясь осознать все произошедшее. "Странный этот капитан. Чересчур вежливый. Стал бы он с таким рвением завлекать к себе человека, чей отец был казнен за подготовку мятежа? Да по всей Гаспании сотни юнош грезят мечтами попасть в кавалерийскую гвардию. Никак затевает что-то. Но что? Еще и Антонио куда-то пропал. Не приложил ли этот Аларис руку и к его исчезновению? Нужно будет наведаться в винодельню," - заключил на этом свои размышления Андреас. Впереди его ждала еще одна бессонная ночь.

***

Изображение
Изображение

Rayan
Модератор
Аватара пользователя
Сообщения: 1654
Награды: 2
Контактная информация:

Ветеран ВР Ветеран SLC

Re: Триумфатор

#9 Сообщение Rayan » Сб июл 27, 2019 1:56 pm

Corporal писал(а):
Вт июл 23, 2019 6:04 pm
Вот кстати надо бы карту приложить, да?
Карта бы точно не помешала. Я бы вообще предложил сделать в главном форуме общую тему для всего твоего мира и прикреплять там ссылки на связанное творчество. Что-то вроде каталога, может быть.

А история, тем временем, становится всё интереснее. :) Пока не догадываюсь, куда в дальнейшем повернёт сюжет, но могу предположить, что вполне вероятен раскол между двумя названными братьями. Да, и всё-таки жаль, что нет иллюстраций. Мне кажется, в каждой главе есть интересная сцена, которую можно было бы здорово "обрисовать".

Corporal
Аватара пользователя
Сообщения: 171

Re: Триумфатор

#10 Сообщение Corporal » Сб июл 27, 2019 4:06 pm

Rayan писал(а):
Сб июл 27, 2019 1:56 pm
Карта бы точно не помешала. Я бы вообще предложил сделать в главном форуме общую тему для всего твоего мира и прикреплять там ссылки на связанное творчество. Что-то вроде каталога, может быть.
Думаю, может попросить тебя перенести туда тему Фратении? :roll: Хотя, это, наверное, будет не совсем то, ибо в планах серьезная работа еще над парой-тройкой государств, поэтому можно сделать и каталог.
Rayan писал(а):
Сб июл 27, 2019 1:56 pm
А история, тем временем, становится всё интереснее. :) Пока не догадываюсь, куда в дальнейшем повернёт сюжет, но могу предположить, что вполне вероятен раскол между двумя названными братьями.
Я и сам, честно говоря, удивлен сюжетом. :mrgreen: Еще две главы назад хотел перейти к встрече Андреаса с повстанцами (повстанцами ли?) в винодельне, но тут возникла еще пара идей, которые в корне изменили вектор развития и, я надеюсь, добавили еще больше интриги.
Rayan писал(а):
Сб июл 27, 2019 1:56 pm
Да, и всё-таки жаль, что нет иллюстраций. Мне кажется, в каждой главе есть интересная сцена, которую можно было бы здорово "обрисовать".
Сцены-то есть, но я, во-первых, так увлечен написанием текста и развитием сюжета, что не остается особого желания работать над картинками, а во-вторых, меня очень подставил Фликр, ограничив количество хранимых фотографий с 1 терабайта до 1к изображений. :| Надо бы найти новый фотохостинг.
Изображение
Изображение

Corporal
Аватара пользователя
Сообщения: 171

Re: Триумфатор

#11 Сообщение Corporal » Вс июл 28, 2019 2:22 pm

ТРИУМФАТОР

Глава VI



***


Наутро Антонио так и не явился, что сильно обеспокоило дядю Хеса и Андреаса. Последнего, наверное, даже больше. Он с каждой минутой убеждал себя, что за исчезновением его лучшего друга стоит Аларис. Но как именно они могли быть связаны? Какие цели преследовал бы этот подозрительный капитан? Шантаж? Или же Тони попался за своим промыслом и был задержан? А может, он и вовсе не был в руках Кассия? Расставить все на свои места мог только безотлагательный поход в винодельню. Вполне возможно, что Антонио был там. Задержался. Скрывался. Да что угодно. Кто знает, что может произойти в такое неспокойное время...
Еще раз уложив в голове маршрут, знатно подзабытый за последнее время. Вспомнив, наконец, все ориентиры - улица, ботик, винодельня, открытая бочка у входа - он решил отправиться в путь. Но стоит ли идти той же дорогой? Риск вновь "совершенно случайно" попасться на глаза Кассию наводили на вполне логичный выбор - найти эту винодельню, пройдя иным путем, закоулками, в менее людных местах. Но что бы, впрочем, изменилось? Солдаты заполнили весь Риасор, тут и там мерным шагом отбивая его мостовые, везде устроив посты, то и дело проверяя и задерживая "подозрительных". Не известно, сколько времени отняли бы у него поиски нужного места, выбери он обходные пути, а шанс вновь потерять возможность выйти на след повстанцев был столь же велик. Поразмыслив еще раз, Андреас решил было идти тем маршрутом, что изначально продиктовал ему Тони, и даже вышел на улицу...
- А если... - вдруг начал вслух рассуждать он. - Нет. Нет, нет, нет, это просто невозможно. Тони заодно с этим типом? Бред. Как же странно все получается... А ведь этот Аларис будто специально ждал меня там... Значит, он знал, что я появлюсь там? - на минуту он даже остановился. Стоит ли ему вообще идти? А если это ловушка? Хотя другого выхода у него и не оставалось. Идти к Аларису было куда опаснее. Если Антонио и вправду был в каких-то связях с ним, то мог рассказать и про подпольщиков, и про то, что Андреас всерьез собирался свидеться с ними. В этом случае, его ждало в лучшем случае разбирательство, в худшем - участь, постигшая его отца. "Делай, что должно, и будь, что будет" - заключил он и отправился вниз по той самой улице, что спускалась к известному месту. Спустившись оглядевшись он, благо, не увидел наблюдающих. Во всяком случае, их не было видно. Потому Андреас поспешил к своему следующему пункту, служившему ориентиром. Старенький прогнивший бот. Где бы он мог быть? Кажется, еще вчера, когда он вместе с Кассием проезжал тут, никакого судна, походившего на это, здесь не было. Вот уж показались трактиры. Гул, крики, порою даже звуки бьющегося стекла доносились из этих забегаловок. Но ни одного бота рядом, совершенно ни одного. А сколько улиц исходило отсюда в разные направления. Пойти наугад - вновь потратить время, а то и вовсе возможность прийти туда, куда Андреас желал попасть уже третий день. Неужели снова фиаско? Стоит поискать сеньора Хурадо. Быть может, тогда получится узнать, куда делось его судно? У пирса, мокрого и, казалось, настолько ветхого и дряхлого, что вот-вот рухнет под собственной же тяжестью, на деревянных ящиках, служивших когда-то тарой для партии рома, сидел человек. По-видимому, рыбак или кто другой, связавший свою жизнь с морем. Неспешно куривший трубку он, облокотившийся спиной на те же ящики и надвинув на глаза широкополую черную шляпу, казалось, дремал. Андреас подошел к незнакомцу, не решаясь потревожить его.
- Сеньор желает узнать насчет улова? - неожиданно выпалил тогда дремавший моряк. - Отличная рыба, крабы, все что угодно!
Незнакомец встал и бодро направился к стоявшей тут же, рядом, под навесом, лавке, наскоро собранной из такой же опустевшей тары. Широко улыбаясь, он подзывал к себе Андреаса, во всех красках расписывая имевшийся ассортимент. Действительно, чего здесь только не было: крабы, разные породы рыб, моллюски. От всей этой живности веяло морем, плеском его пенящихся волн, криком чаек и скрипом корабельных снастей. Андреас подошел, увлеченно рассматривая лежащий перед ним товар. Не отрывая глаз, он будто невзначай спросил:
- Я бы хотел увидеть сеньора Хурадо...
- Хурадо? А на что он вам?
- Я... Я думал... Быть может, он продавал свое судно? Я бы купил его... Хотел узнать насчет этого.
- О, это корыто и судном-то грех называть. Черт возьми, я могу дать вам судно в сто, нет-нет, постойте, в тысячу раз лучше этого бота! Во всем Риасоре вы не найдете знатока лучше моего, это я вам гарантирую, сеньор... Как вас прикажете называть?
- Андреас, - ответил молодой человек. - Но сперва я хотел бы поговорить с сеньором Хурадо. Если вас не затруднит, не подскажете, где я могу его найти?
- Эх, ну если сеньору Андреасу угодно вести торг с Хурадо, то, боюсь, мне придется вас разочаровать. Переверни весь город, здесь вы его не найдете, это я вам гарантирую, сеньор.
- Отчего же?
- Я сам видел, как минувшим вечером его "Резвый" отбыл из порта. Эх, и надо же было. Эдакое суденышко и милю от берега не вытянет, а тут-то! Во Фратению собрался!
- Во Фратению? Что это сеньор Хурадо забыл там?
- Сеньор, быть может, и ничего не забыл, да только среди мореходов слух прошел - в какую таверну не глянь, все одно твердят - не один он направился. Спешно начал собираться, ботик этот свой трое суток денно и нощно латал всем, что под руку попадалось. А накануне его видели с каким-то человеком, погрузились они, а там и поминай как звали. Когда уж он вернется и вернется ли вообще - бог весть. Не уж то контрабандой какой промышляет...
- С человеком, говорите? А как он выглядел, не известно ли вам? Может, и об этом где говорили?
- Да какой уж там. Вечером же дело-то было, кто ж там разберет. А если б и могли разобрать, то надобно было ближе к ним подходить. Но, верите ли, нет ли, не решился никто. Уж больно суетливо они приготовлениями-то своими увлеклись. Да и попутчик его, говорят, все одно на лицо неузнаваем был, в плащ укутан весь был, капюшон нацепил. Контрабандист, не иначе.
- Контрабандисты... - задумчиво протянул озадаченный таким поворотом событий Андреас. - А где ботик его стоял, не подскажете?
- Да на кой он вам сдался-то? Вон там и стоял. Канат перерезанный вон оставили даже, - махнул рукой моряк в сторону опустевшего у причала места, где и вправду болтался обрезанный канат.
- Благодарю вас... Если будет надобно, я непременно обращусь к вам, - вспомнил о своей изначальной просьбе, покупке судна, Андреас, и, не желая вызывать ненужные подозрения, добавил: - Очень хотел себе приобрести какой-нибудь ботик рыбацкий.
- Да не на чем. А вы обращайтесь, непременно обращайтесь. Знатока лучше меня во всей округе не сыскать вам! - крикнул вслед моряк.
Осмотрев место, где еще недавно был пришвартован бот сеньора Хурадо, Андреас обратил свой взгляд на улочку по другую сторону дороги, которая уходила вверх меж домов. Должно быть, это она и есть. Кажется, улица эта должна выйти куда-то за город. Отсюда не было видно, но она заметно уходила туда, где город, по идее, заканчивался. Скорее всего, там начнется одна из тех дорожек, что ведут из соседних селений сюда, в Риасор. Гадать было бессмысленно, и наш герой отправился к своему следующему, финальному пункту.
Пройдя треть, а то и добрую половину часа, Андреас начал сомневаться - та ли это дорога? Одни дома, ни единого намека на иные сооружения. Улица не шла вкось, как казалось прежде, она петляла из стороны в сторону, то сворачивая направо, то вновь забирая влево. Наконец, опасения были развеяны, потому как дорога выровнялась и шла прямо, где уже виднелся выход из города. Направившись по ней, он заметил, что строения здесь, на окраине, разительно отличаются от тех, что стоят в центре: высокие дома в два, а то и в три этажа сменяются низенькими, одноэтажными, не покрывающими своими тенями тротуары и мостовые. Это был один из промышленных районов, типичных для любого города. Здесь проживали люди, ведущие свои ремесла "на дому" - гончары, стеклодувы, виноделы. Была даже небольшая кузница. Внимательно всматриваясь во все эти здания, Андреас нашел то, которое он так старался найти. Обычный, ни чем не выделяющийся дом, небольшой дворик, усыпанный соломой. По правую сторону от дома, под навесом, чуть заметно фыркая и храпя, дремала старая кляча. Тут же стояла телега, груженная опорожненными бочонками. У раскрытой калитки стояла бочка - условный знак. Крышки на ней не было.

***


Изображение
Изображение

Ответить

Вернуться в «Истории ВР»