Торукия в лицах

Здесь Вы можете прочесть и обсудить различные материалы о Мире Восхода или выложить свои.

Модераторы: Umbrix, Stenly

Автор
Сообщение
Ник Токарев
творец
Аватара пользователя
Сообщения: 1065

Торукия в лицах

#1 Сообщение Ник Токарев » Вс сен 16, 2018 6:37 pm

Здесь будут публиковаться биографии наиболее известных торукийских людей.

Синдзи Сато

Изображение

Командующий "Армией Восхода" Синдзи Сато(слева) и президент Вольной Области Рёкити и глава совета директоров "Куросаки Индастрис" Ринтаро Куросаки подписывают "Перемирие Сакуры".
Рёкити, 20 апреля 2083 года, первое с довоенных времен цветение сакуры в этих местах.


Сато родился в городе Ивакура в 2034 году в семье ядерщиков. Юный Синдзи с детства был очарован двумя вещами – природой и электроэнергетикой, вот почему он мог часами сидеть как на лугу, рассматривая растущие на нем цветы, так и на холме в городской промзоне, рассматривая опоры ЛЭП, во множестве встречавшиеся в его родных краях. Неудивительно, что с раннего детства он мечтал стать энергетиком и работать на АЭС Ивакура.
Война настигла его, когда ему было не более 32 лет. Он, как и многие молодые специалисты, остался в городе и принял участие в ликвидации последствий аварии. Видя, во что превратилась его родная земля, он всей душой возненавидел войну и поклялся никогда не допустить того, чтобы атом служил военным целям.

Несмотря на это, дальнейшую жизнь свою он все-равно решил связать с атомом мирным и в 2068 году устроился преподавателем в Университет Тикьё на кафедру радиологии, где благодаря своим талантам получил в 2074 докторскую, а затем через год – и профессорскую степень. Его университетские годы частично пришлись на время правления Сатэ Райто, так что в то время стабильно получавший финансирование и потихоньку восстающий из руин университет был едва ли не единственным островком благонадежности среди окружающего хаоса, в который погрузился лежащий в руинах Тикьё. И многие специалисты из университета Тикьё в будущем сыграли свою роль в восстановлении города.

Несмотря на то, что в 2074 году прекратилось государственное финансирование университета, он выстоял и не закрылся, ибо был слишком велик, чтобы разориться. Однако много более мелких институтов не выдержали наступившего безденежья и закрылись. Сато, человек до глубины души “больной” наукой, видя, к чему привело решение правительства, начал ненавидеть его всей душой.

"Мне повезло, -- вспоминает он, -- я в любом бы случае без работы не остался. Но я видел, как мои менее удачливые коллеги после того, как институты, в которых они работали, закрывались, шли торговать на улицу чем попало, трудились дворниками и мусорщиками. Правительство, возглавившее Торукию после гибели Райто, предало их, выкинуло на улицу, прикрываясь собственными алчными интересами. И как после такого я должен был молчать?"

В 2076 году Сато покинул университет и вернулся в родную Ивакуру, где вскоре становится главным инженером-радиологом. Он с ужасом обнаружил, что АЭС находилась в аварийном состоянии из-за того, что реакторы охлаждались соленой водой, а опреснительные установки попросту отсутствовали. В ходе проведенного под его эгидой расследования выяснилось, что средства на их строительство пропали неизвестно куда.
Он больше не смог молчать и обрушился с критикой на правительство. Население города, состоящее из таких же специалистов, как и он, полностью его поддержало. Замешанное в хищении средств руководство АЭС подставило его, после чего он попал в тюрьму.

Впоследствии, узнав об аварии, случившейся как раз из-за того, что морская соль повредила оборудование, он безуспешно пытался бежать из тюрьмы, после чего его посадили в изолятор с повышенной системой охраны. Надолго он там, однако, не задержался. Когда в Торукии началась гражданская война, едва пришедшее ко власти новое руководство префектуры Ивакура, в полном составе развешавшее на фонарях некомпетентное руководство АЭС, решило помочь ему и вызволить его из тюрьмы. От информатора поступили сведения, что замки в главной тюрьме города Тикьё, где содержался Сато, электронные, и открывались, если их обесточить – по логике, там должны были стоять замки более сложного типа, но, как и в случае с опреснительными установками, деньги на их покупку тоже утекли неизвестно куда, так что руководство тюрьмы поставило то, что им удалось найти.

Диверсанты вывели из строя резервные генераторы тюрьмы, но полностью обесточить тюрьму не удалось, поскольку их поймали. Пока организаторы побега спешно пытались что-то придумать, специалисты с АЭС сделали, наверное, самый безумный поступок в истории Торукии – отключили распределительные устройства на электростанции, обесточив тем самым весь мегаполис Тикьё. Сато, а также много других заключенных (в основном, сидящих за “политику”), сбежали. В городе, однако, начался коллпас, вызванный тотальным блэкаутом, наступившим после отключения распределительных устройств. Впоследствии противники Сато еще не раз припомнят ему столь спорный шаг.

По возвращении в Ивакуру Сато возглавил местное сопротивление. Совет Директоров АЭС уговорил его не вмешиваться в войну, но он продолжал настаивать на том, чтобы расколовшаяся Торукия вновь объединилась. Увы, боевых ресурсов Ивакуры не хватило бы для выполнения этой задачи – на ее стороне выступало лишь несколько мелких ЧВК и множество дезертировавших солдат из бывшей Армии Торукии.

И тогда Сато, пусть и не сразу, решился на крайне рискованный шаг и обратился в едва очнувшуюся от послевоенной смуты Ликкартию, где встретился с местным министром обороны Уильямом Сатклиффом и заключил соглашение о военной помощи. Согласно этому договору Ликкартия должна была предоставить в специально сформированную “Армию Восхода” оружие, технику и людей, в обмен на это получая полный контроль над ВПК Торукии в случае ее восстановления в довоенных границах. Для разрушенной до основания страны это могло означать только одно -- фактическую оккупацию войсками противника сразу после победы и переход под внешнее руководство. Однако другого выбора у Сато не было.

Благодаря поддержке иностранных войск, Сато за 2081-82 годы, наконец, взял под контроль около 75% территории Торукии и в декабре 2082 года вплотную подступил к Титосекаве. Осада города продолжалась несколько месяцев, и к апрелю 2083 года город полностью оказался под контролем “Армии Восхода”.

Природа преподнесла Сато неожиданный подарок – впервые со времен войны по всей Торукии распустилась сакура. Сраженные красотой цветущих деревьев солдаты массово начали бросать оружие, из убежищ и зон отчуждения вышли беженцы. Сато решил воспользоваться возникшим духовным подъемом и предложил множеству мятежных группировок сложить оружие. Те согласились, и в ходе Перемирия Сакуры 16 апреля 2083 года большинство мятежных областей перешли под контроль “Армии Восхода”, сложив оружие.

Осталась лишь Вольная Область Рёкити, но тут ликкартийские партнеры напомнили Сато о заключенном договоре, согласно которому Ликкартия должна была полностью взять под контроль ВПК Торукии, если Рёкити сдастся. Тогда он тайно выехал в Рёкити и договорился с местным президентом Куросаки о заморозке кофликта. Польза для обоих сторон была очевидна – Торукия сохраняла право на собственную (пускай лишь наполовину) армию, а Рёкити – фактическую экономическую независимость от Титосекавы.

Декларация о мире в итоге была составлена таким образом, что война формально не заканчивалась, а лишь замораживалась. Такой трюк жутко не понравился Ликкартии, но те, боясь потерять едва обретенного вновь союзника, все же закрыли на это глаза. И хотя декларация составлялась в спешке, которую Сато упорно не хотел объяснять, юристы составили ее весьма грамотно.

Подписана она была 20 апреля 2083 года. Спешка Сато оказалась оправданной -- именно в этот день цветение сакуры добралось и до Рёкити. Эффект оказался колоссальным – народному ликованию не было предела, и ночью того же дня в небе над Титосекавой и Рёкити гремел салют.
Немудрено, что после столь триумфальной победы бывший профессор, а теперь – верховный главнокомандующий, пользовался большой любовью. В ходе первых после гражданской войны демократических выборов премьер-министра он побеждает с огромным перевесом. Впоследствии его переизбирали дважды.

За три пятилетних срока (2083-87, 2087-92, 92-96), засчет частичной передачи контроля над торукийским ВПК Ликкартии и высвобождения части финансов, которые прежде направлялись на оборонку, у него получилось запустить процесс восстановления страны. К 2096-му году, однако, стране так и не удалось поднять уровень жизни на довоенный уровень в общем -- несмотря на то, что почти все крупные города восстановились, провинция и горда помельче все так же лежали в руинах. Как бы там ни было, но масштабы, в которых велось восстановление промышленности и инфраструктуры, оказались поразительными. Сказалось то, что порой Сато как под копирку проводил реформы, разработанные еще правительством Райто, провалившиеся в свое время как раз из-за отсутствия финансов и непоследовательной политики властей.

Не обошлось, впрочем, и без скандалов. В конце 2080-х обнаружилось, что через порты Торукии проходит огромное число наркотиков из Сильверии, задекларированных, как “лекарства”. Сато лишь чудом отмылся от этого скандала, свалив всю вину на министров внешней торговли и здравоохранения, в итоге отправленных на расстрел за такое.

Кроме того, вновь создаваемая инфраструктура не всегда оказывается приспособлена под нуждающихся в ней. В стране со времен войны проживало очень много людей с инвалидностью, и при Сато города отстраивали без учета их требований. Лишь после того, как в 2092 году несколько торукийских культурных и научных деятелей с ограниченными возможностями со скандалом перебрались в изначально оборудованный под их нужды Рёкити (в их числе была и Михо Татибана, ведущий специалист в области аугментаций), об этом стали задумываться. Именно тогда по-новой введены реформы Райто в области здравоохранения, благо, теперь деньги на их обеспечение стали поступать.

В 2096-м году Сато объявил, что не пойдет на четвертый срок и ушел в отставку.
В настоящий момент он окончательно завязал с политикой и мирно трудится преподавателем все в том же Университете Тикьё, постоянно бывая в родной Ивакуре.

Ник Токарев
творец
Аватара пользователя
Сообщения: 1065

Re: Торукия в лицах

#2 Сообщение Ник Токарев » Вс сен 30, 2018 1:43 am

Изображение

Первый послевоенный премьер-министр Торукии Сатэ Райто (годы жизни: 2039-2074)


Сатэ Райто родилась в семье инженеров, а потому еще в школе ее родители решили, что она поступит в Торукийский Политехнический Университет. Райто окончила его с отличием, получив специальность “Суборбитальные полеты и спутникостроение”, после чего устроилась в корпорацию “Сэнкай” сперва на должность младшего инженера. Впоследствии благодаря своим талантам она дослужилась до главного инженера-разработчика и к своим двадцати двум годам считалась одним из лучших в стране специалистов по конструированию не только обычных, но и боевых спутников.

За три года до начала войны министерство обороны Торукии тайно поручило корпорации “Сэнкай” создание двух крупных военных проектов – системы суборбитальных спутников с ионными излучателями и системы автономных беспилотных аппаратов. Первый проект получил название “Сора-но-кэн” (“Небесный кулак”, SNKS), а второй – “Абита” (“Арбитр”, AS). Оба проекта курировал лично министр обороны Сатору Такаяма. За первый проект отвечала Райто, а за второй – главный инженер-авионик Кэндзи Ямагути, ее будущий муж.

Оба проекта были готовы всего два года спустя, и вскоре корпорация приступила к их испытаниям. Система “Арбитр” работала безотказно и почти сразу же была принята на вооружение. Но спутник с ионной пушкой – куда более сложная машина, и его испытания затянулись. В ходе создания пилотного образца сборщиками на стапеле была допущена ошибка, в результате которой спутник через четыре дня после вывода на орбиту вышел из-под контроля и, войдя в атмосферу Аделаиды, развалился на две части. Одна половина рухнула всего в километре от города Кавакура, -- по иронии судьбы, родного города г-на Такаямы. А вот со второй половиной все вышло куда серьезнее -- та часть спутника, в которой был расположен радиоактивный элемент питания, рухнула в нейтральные воды недалеко от СЭФР. Операция по их подъему происходила в строжайшей секретности, но агентам из СЭФР все же удалось проникнуть на объект и выяснить пусть и ничтожную по своим объемам, но все же достоверную информацию, что впоследствии привело к тому, что похожие машины стали разрабатываться и в странах "Маков".

После падения спутника на Райто обрушился шквал критики, а министр обороны готов был растерзать несчастную девушку, но руководство компании и лично Ямагути, тогда уже бывший ее мужем, встали на ее защиту и ей удалось остаться на посту.

Накануне войны руководство корпорации решило от греха подальше спрятать своих ключевых специалистов. Райто, которая, ко всему прочему, была еще и беременна, решила укрыться в бункере возле ее родного городка в горах. Ее муж остался с ней, надеясь, что война не дойдет до их города, поскольку не сомневался, что “Арбитр” защитит страну от вражеской техники.
Но когда началась война стало ясно, что враг каким-то образом заполучил координаты расположения командных пунктов “Арбитров” и без проблем уничтожил их все. В этом неосознанно помогло и командование Торукии, лупившее “Небесным кулаком” по своей же территории, надеясь уничтожить все автоматические батальоны врага разом, но на деле выжигая всю электронику подряд.

По Торукии хорошо прошлись ядерным оружием, но город Саяма, в котором укрывалась Райто, постигла еще более ужасающая участь: вражеские беспилотники распылили над городом химикаты и заразили ими почву и воду, что вызвало массовые отравления среди жителей, вынужденных ее пить.
Ямагути и Райто пережили войну, но на них, как на разработчиков оружия, обрушился народный гнев. Ямагути вернулся в корпорацию, неизвестно как пережившую войну, и продолжил было работать в ней, но случилось немыслимое – каким-то чудом удержавшееся у власти милитаристское правительство, ответственное за разработку беспилотного оружия, решило замести следы и начисто уничтожить корпорации, работавшие над ним, а также отказавшихся сотрудничать специалистов. Когда едва отстроенное здание корпорации разгромили бойцы силовых структуры, Ямагути взбунтовался. Он регулярно сыпал проклятиями в адрес правительства и грозился уйти в подполье, за что и был убит руками террористов, по сути, нанятых минобороны для ликвидации неугодных.

Убитая горем Райто, находившаяся на восьмом месяце, едва не покончила с собой. Но коллеги сумели ее остановить.
Ребенок, которого она назвала Кэндзи, родился умственно-отсталым. Неизвестно, были ли это результатом испытанного стресса после убийства мужа или последствиями того, что она пила отравленную химикатами воду, но для нее это оказалось последней каплей. Она (наряду со своей бывшей коллегой Мэгуми Харой и огромным количеством других людей) стала одной из основательниц и ключевых фигур пацифистского движения “Матери Торукии”, выступавшего за отставку милитаристов и начала политики восстановления страны. Сперва движение не восприняли всерьез, но когда его поддержала значительная часть населения и ряд левых партий, правительство не на шутку испугалось и попыталось распустить “Матерей Торукии”, чем навлекло на себя еще больший гнев. Когда дело дошло до крупных восстаний в столице, правительство ушло в отставку и “Матери Торукии” совместно с “Социал-Демократической Партией Торукии” основали партию “Алая Вишня”.

Изображение

Знамя "Алой Вишни" и государственный флаг Торукии с 2071 по 2074 года.


Премьер-министром назначили Райто, как вдохновительницу движения. Она была мягко говоря не готова к роли главы государства и решила проводить свои реформы, опираясь на советы коллег-однопартийцев. В целом, новое правительство взяло курс на национализацию производств и ужесточению государственного контроля над экономикой, что жутко не понравилось корпоративным советам. К тому же, поскольку “Алая Вишня” была соткана из нескольких левых партий, то разные ее члены тянули покрывало в свою сторону, что еще больше запутывало и без того неуверенную Райто.
В итоге, несмотря на удачные реформы в области образования и здравоохранения, экономическое положение за три года почти не улучшилось, и о комплексном восстановлении страны не могло быть и речи. Рейтинг Райто падал еще и потому, что она регулярно принимала решения одно другого спорней, лишь усугубляя свое положение. В конце концов премьер-министр многим откровенно надоела и остатки милитаристов решили пойти на сотрудничество с либеральными партиями и пробиться во власть.

В ночь с 13 на 14 августа 2074 года премьер-министр Райто возвращалась с очередного заседания партии. В этот раз она почему-то отказалась от помощи водителя. Была поздняя ночь, а разногласия в партии становились все ощутимее, так что она изрядно устала после очередного непростого совещания. В какой-то момент машина внезапно потеряла управление, пробила ограждение эстакады и, рухнув на землю, загорелась. Премьер-министра спешно доставили в госпиталь, но спасти ее не удалось.

По официальной версии, Райто просто уснула за рулем, но многие нестыковки в этом деле упорно говорили о том, что это было хорошо спланированное покушение. Члены “Алой Вишни”, обвиняя друг друга в гибели Райто, окончательно перессорились между собой и партия распалась.

После досрочных выборов (на которые пришло от силы 20 процентов населения) у власти оказались либерал-демократы, за спинами которых стояли крупные корпоративные боссы и бывшие милитаристы. Они свернули все реформы “Алой Вишни” и пустили дела на самотек, по сути открыв корпорациям путь к расширению своего влияния в стране. Это в итоге привело Торукию к гражданской войне.


Вернуться в «Хроники МВ»